О некоторых примечательных событиях “на полях” очередной ГА ООН

P 04.10.2019 U Владимир Терехов

1667633

В НВО уже не раз отмечалось, что в условиях быстро меняющегося мироустройства значимость многочисленных и разнообразных международных площадок определяется уже не столько их “изначальным предназначением”, сколько предоставлением ведущим игрокам возможности обсудить “на полях основного мероприятия” тех или иных актуальных проблем. В этом плане не является исключением главный международный орган, ООН, очередная ежегодная Генеральная Ассамблея которого открылась 24 сентября в Нью-Йорке.

Сегодня одна из самых острых и опасных проблем обусловлена ситуацией, сложившейся в регионе Южной Азии после де-факто отмены 370-й статьи конституции Индии, предоставлявшей особый статус штату “Джамму и Кашмир”.

Отметим, что в Дели считают данное решение индийского руководства делом исключительно внутренней компетенции. С чем в той или иной мере согласны большинство стран мира, не желающих, естественно, каким-либо образом втягиваться в более широкую и весьма запутанную “Кашмирскую проблему”, которая была актуализирована данным решением.

Однако непосредственными участниками конфликтной ситуации, связанной с указанной проблемой, являются две де-факто ядерные державы (Индия и Пакистан), и уже одно это означает, что по отношению к ней не удастся занять позицию стороннего наблюдателя.

По крайней мере это относится к ныне главным мировым игрокам, прежде всего, США и Китаю, которые были вынуждены неким образом обозначить своё отношение к ситуации, сложившейся в регионе после упомянутого решения Дели.

Позиции Пекина и Вашингтона приблизительно можно назвать, соответственно, “пропакистанской” и “скорее проиндийской”. При этом оба главных игрока ни в коем случае не обрывают связи с “другой стороной” конфликта и стремятся как минимум избежать с ним серьёзного ухудшения отношений. Что само по себе оказывается весьма непростой задачей, принимая во внимание предельное, повторим, обострение пакистано-индийских отношений.

Особенно в сложном положении оказался Вашингтон, за поддержкой которого, по случаю как раз очередной Генассамблеи ООН, одновременно бросились премьер-министры Нарендра Моди и Имран Хан, то есть лидеры обеих враждующих в Южной Азии сторон. К встрече с каждым из них президенту США, видимо, пришлось серьёзно подготовиться, чтобы избежать нечто похожего на тот “ляп”, который он допустил двумя месяцами ранее во время визита в США того же И. Хана.

Отметим несравненно более комфортную, чем у пакистанского vis-à-vis обстановку в США, в которой оказался Н. Моди, которая была обеспечена обширной и влиятельной индийской диаспорой в этой стране. Состоявшееся накануне открытия очередной Генассамблеи ООН грандиозное шоу (в присутствии около 60-и тысяч “индоамериканцев”) на стадионе Хьюстона под общим лозунгом “Привет, Моди” (Howdy, Modi), в котором принял участие президент США, оказалось центральным пунктом всего недельного американского турне индийского премьер-министра.

Никогда прежде за многие годы наблюдения подобного рода мероприятий с участием лидеров неких стран автору не приходилось читать в комментирующих текстах такого взаимного потока словесной патоки, как те, с которыми обращались друг к другу Н. Моди и Д. Трамп. Эти потоки продолжились на состоявшейся через день встрече в двустороннем формате.

Они-то и послужили поводом для некоторых индийских газет утверждать о поддержке ведущим мировым игроком политики нынешнего руководства Индии в целом, включая (видимо, по умолчанию) решения об отмене ст. 370.

Однако если из ярких заявлений Д. Трампа – отжать упомянутую словесную патоку, то в “сухом, значимом остатке” не обнаружится ничего, что свидетельствовало бы о сдвиге американской политики в сторону Индии такого масштаба, который бы закрывал для Вашингтона крайне важную для него перспективу налаживания отношений с Пакистаном.

Д. Трамп подтвердил уважение США принципа “нерушимости границ” Индии. Но он никак не затронул проблему претензий Дели на так называемый PoK (Pakistan-occupied Kashmir, “контролируемая Пакистаном часть Кашмира”).

Было сказано о необходимости борьбы “с радикальным исламизмом”. Но едва ли кто-то более жёстко ведёт с ним борьбу, чем военное руководство Пакистана. Например, в так называемой “Зоне племён” и в целом в пограничных с Афганистаном районах. Что же касается сложной ситуации в индийской части Кашмира, то Д. Трампом она никак не затрагивалась.

Особое внимание в Индии уделили заявленным “первым совместным военным учениям с участием трёх видов ВС” в районе восточной части Бенгальского залива. Однако едва ли они будут сколько-нибудь масштабными, ибо на проведение подобных учений (запланированных уже на ноябрь) требуется серьёзная многомесячная и затратная подготовка.

Сомнительно, что их масштаб хотя бы приблизится к проводимым с 2006 г. американо-индийским военно-морским учениям “Малабар”, в которых в последние годы всё более заметным образом участвует ВМС Японии. Очередные подобные учения начались 26 сентября.

Иначе говоря, шоу в Хьюстоне не создало ничего такого, что могло бы помешать состоявшейся уже на следующий день двусторонней встрече Д. Трампа с И. Ханом. На пресс-конференции по её окончании в адрес уже пакистанского премьер-министра прозвучали не менее комплиментарные (чем по отношению к Н. Моди) слова: “У вас великий лидер. Он хороший человек, очень хороший. К тому же он великий спортсмен”.

Проявив готовность к посредничеству в решении “Кашмирской проблемы только в случае согласия обеих сторон”, Д. Трамп исправил тем самым упоминавшийся выше “ляп” двухмесячной давности.

В целом же следует признать вполне успешным прохождение американским президентом серьёзного испытания, каковым стало для него проведение встреч с лидерами двух враждующих ядерных стран. Он сказал много, но в политико-содержательном плане почти ничего. А как раз это является сегодня единственно возможной для США стратегией в процессе выстраивания отношений с такими крайне важными для Вашингтона странами, как Индия и Пакистан.

Обратила также на себя внимание встреча И. Хана с министром иностранных дел КНР Ван И, в ходе которой пакистанский премьер-министр в очередной раз получил заверения в “нерушимой” поддержке со стороны второй мировой державы. Примечательно, что будучи спрошенным на популярную в западных странах тему “подавления прав мусульман” в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР, И. Хан попросил не беспокоить его подобными вопросами, ибо у него и в своей стране хватает схожих проблем.

Уверенно можно прогнозировать продолжение политических игр между ведущими мировыми игроками (развернувшихся на полях очередной Генассамблеи ООН) в ходе второй “неформальной” встречи китайского лидера Си Цзиньпина и премьер-министра Н. Моди. Она пройдёт в Индии в период 11-13 октября. Первая подобная встреча, весьма высоко оценённая в обеих странах, состоялась полтора года назад в китайском Ухане.

Наконец, краткого комментария заслуживает сама ООН, в кулуарах Генассамблеи которой (отнюдь не на официальных заседаниях) действительно происходят некие значимые для актуальной политики события, включая переговоры между государственными деятелями.

Судя по тому, что уже в начале работы этого международного форума было проведено предельно низкопробное действо на тему “климатических изменений” с участием девушки-подростка (из вполне процветающей страны), “закулисный режиссёр” глобального политического спектакля, видимо, окончательно поставил крест на данной организации.

Что и станет лишним свидетельством (растянувшегося на 20-30 лет) процесса завершения периода после окончания Второй мировой войны, одним из главных следствий которой явилось как раз образование ООН.

Указанное впечатление подкрепляется фактом награждения упомянутой девушки высшим знаком отличия (“Посол совести”), которым её удостоила одна из главных международных “правозащитно-фарисейских” контор Amnesty International (внесшая в своё время немалый вклад в развал СССР). По уровню “бессовестности” с ней может потягаться только аналогичной природы контора, периодически присуждающая неким странным субъектам “Нобелевские премии мира”.

Непонятно, зачем она нужна вполне трезвомыслящему политику, каковым является нынешний американский президент. Разве только из соображений фактически начавшейся в США предвыборной кампании и обостряющейся борьбы с демократами, представитель которых (Б. Обама), будучи президентом, такую премию получил.

Иллюстрацией трагикомизма, происходящего на наших глазах в “Большой мировой игре”, могут послужить слова восходящей звезды японского политикума Коидзуми-младшего (ныне члена кабинета министров Японии) о том, что процессу привлечения молодёжи к борьбе с “климатическими изменениями” не достаёт элементов “смеха и сексуальности”. Указанные слова были произнесены “на полях” всё той же Генассамблеи ООН.

Однако на фоне подобного рода “шуток”, скандалов и абсурдистски-пошлых постановок на (казалось бы) авторитетных международных площадках почему-то всё отчётливее слышится не весёлый смех, а раскаты мефистофельского хохота.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение


Похожие статьи

Related Posts