США укрепляют газовые позиции России

P 24.12.2019 U Валерий Куликов

PIPE342342

В течение последних десятилетий газ, стараниями Вашингтона, становится довольно грозным оружием. Особенно активно в последние годы борьба за газовые рынки сбыта была развернута США в противоборстве с Россией и ЕС.

Еще в конце 60-х — начале 70-х годов предыдущего столетия ряд западноевропейских стран (прежде всего, ФРГ, Австрия и Италия) начали проявлять большую заинтересованность в получении из Советского Союза трубопроводного газа в преддверии мирового кризиса цен на энергоресурсы. Однако, будучи и сам заинтересован в поставках газа в Западную Европу, СССР в тот период не располагал достаточными техническими возможностями для изготовления труб большого диаметра для строительства газопроводов.

Заключенный в 1970-м году контракт «Газ в обмен на трубы» позволил ФРГ загрузить свои заводы колоссальным контрактом на производство 2,4 млн тонн труб большого диаметра для газопроводов в СССР, а Советскому Союзу произвести настоящий прорыв в газовой сфере. СССР получил оборудование, благодаря которому он смог построить самую мощную сеть магистральных газопроводов.

Торговля газом для СССР, а позже и России постепенно стала не только экономическим вопросом, но и политическим. Привязка рынков Европы к поставкам советского, а затем российского газа позволяла стране решать многие сложные геополитические вопросы и проблемы, получать за свой газ не только политическое влияние и деньги, но и критически важные для себя технологии.

В Вашингтоне достаточно быстро поняли, что подобное развитие отношений между СССР и Европой в разгар холодной войны может иметь для США крайне негативные политические последствия. В начале 1981 г. на президентский пост в США вступил Рональд Рейган, автор определения Советского Союза как «империи зла», поставивший своей прямой и приоритетной целью уничтожение СССР преимущественно экономическими методами. Разработанный и реализованный командой Рейгана стратегический план войны на уничтожение СССР в каком-то смысле является «хрестоматийным образцом» современных системных войн, где главным оружием оказывается экономическое подавление противника.

Глава ЦРУ при Р.Рейгане Уильям Кейси уже в конце 1980 г. начал создавать концепцию торгово-экономической войны против СССР, не скрывая, что это будет именно секретная война и что ЦРУ будет в ней играть ключевую роль. С этого момента Кейси создает (в ЦРУ, других ведомствах США и бизнес-сообществе) специальный аппарат экономической войны, который затем стал реализовывать тайные спецоперации против СССР, основными направлениями которых становится максимальное препятствование советскому сырьевому (прежде всего, нефтегазовому) и военному экспорту, заставить Москву тратить валютные поступления от экспорта на цели, не связанные с развитием российской экономики. В конце 1981 г. в американскую прессу просочились сообщения о том, что возглавлявший в тот период Минобороны США Каспар Уайнбергер и его заместитель Джон Пойндекстер дорабатывают секретный пятилетний план подрыва могущества СССР для своего ведомства, причем в этом плане ведущая роль отводится суперсовременному американскому оружию и торговой технологической войне, осуществлению санкционной политики в отношении СССР.

Однако собственные интересы перевесили в Европе санкционный диктат Вашингтона в отношении газовой отрасли СССР и на саммите НАТО в начале 1982 г. главы МИД ведущих стран Европы заявили, что, хотя их страны не станут нарушать американских санкций, тем не менее сами продолжат участвовать в советском газовом проекте.

На этом фоне Вашингтон начал прорабатывать альтернативные варианты поставок газа в Европу, которые могли бы убедить европейцев отказаться от поддержки советских газовых экспортных проектов. Европе было предложено наращивание добычи газа на нидерландских месторождениях в Северном море, строительство морского газопровода из Алжира и даже (несмотря на накаленные в тот период отношения США и Европы с хомейнистским Тегераном) разработку газовых резервов Ирана и их поставку в Европу по газопроводу, идущему через Турцию и Грецию.

Но Европе советские газопроводы были нужны не меньше, чем СССР, причем не только из-за потребностей в газе. Экономический кризис привел к тому, что обрушивались рынки сбыта, и безработица выросла до уровней, которых в Европе не было с середины 50-х годов. И потому Европа была готова давать СССР выгодные кредиты под частичную оплату будущими поставками газа. Контракты на газовое оборудование (трубы, компрессоры, турбины газоперекачивающих станций и т. д.) не только оживляли европейскую промышленность и торговлю, но и создавали в Европе десятки тысяч столь необходимых рабочих мест.

Однако разработанная еще в эпоху Рейгана и Кейси политика сдерживания СССР, а затем и России продолжалась, хотя сами США продолжали торговать с Россией и сотрудничать с ней в космической и авиастроительной областях, а двусторонний товарооборот с каждым годом рос! Не обладая стратегическими запасами газа (сланцевый газ недолговечен и имеет тенденцию все время расти в цене), США, тем не менее, нацелились на то, чтобы активно управлять мировыми газовыми потоками, превратив газ, как и нефть, в свое стратегическое оружие. И в этом плане Вашингтоном активизировались попытки установления жесткого контроля над европейским газовым рынком, по вытеснению с него Москвы, по ужесточению санкционной политики не только в отношении России, но и тех стран, которые включились в проникновение российского газа в Европу. И в этом плане в Вашингтоне выбрали, как им казалось, наиболее слабое звено: санкции стали вводиться не против «Газпрома», а против европейских компаний, участвующих в строительстве российских газопроводов. При этом в Вашингтоне все отчетливее стали заявлять, что США могут нанести реальный урон своим европейским союзникам в разных экономических областях: блокировать любой актив в долларовой зоне, арестовывать счета и собственность компаний и отдельных физических лиц, участвующих в строительстве. Наряду с этим Вашингтоном была развернута в ЕС активная русофобская информационная кампания с лозунгами, что российские газопроводы якобы грозят Европе усилением энергетической зависимости от политически нестабильного поставщика, которым является Россия. Параллельно с этими заявлениями США все настойчивее стали продвигать на рынки Европы свои энергоресурсы — сжиженный природный газ (СПГ).

Весьма наглядно такая политика стала проявляться в последний период на примере расширения газотранспортной системы России с Европой, особенно при начале строительства новых газопроводов из России, в частности «Северного потока — 2». Явным свидетельством использования Вашингтоном газа в качестве стратегического оружия является включение комитетами по вооруженным силам Палаты представителей и Сената США санкций, связанных с российскими энергетическими трубопроводами «Северный поток — 2» и «Турецкий поток», в американский военный бюджет на 2020 год.

Однако подобные явно корыстные и не являющиеся проявлением здоровой конкуренции действия Вашингтона весьма критически воспринимаются повсюду, в том числе и в Германии, ряде других европейских стран, объективно понявших, что российский трубопроводный газ будет обходиться европейским потребителям значительно дешевле навязываемого Вашингтоном американского СПГ.

Для усиления своего диктата в энергетической сфере ЕС и пытаясь выставить Россию перед ее европейскими потребителями газа как ненадежного поставщика энергоресурсов, Вашингтон ранее уже пошел на перекрытие бывшим президентом Украины и ставленником США Ющенко газового вентиля на Украине зимой 2008-2009 года, блокирование Болгарией «Южного потока». Однако все эти действия привели лишь к тому, что появился газопровод «Северный поток» и «Турецкий поток», что расширило географию участия России в снабжении газом больших территорий.

Кроме того, санкции США против Венесуэлы и Ирана ослабили сильных конкурентов России на рынке нефти. Более того, поскольку интенсивность торговой войны между США и Китаем продолжает нарастать, Пекин все чаще стал обращаться к своему северному соседу как к надежному поставщику энергоресурсов.

Все это способствовало поиску Москвой новых рынков сбыта российских энергоресурсов, развитию отношений с Турцией, Китаем и в целом со странами Востока.

Пока американские политики погрязли во внутренних разборках по поводу того, кто на самом деле выиграл президентские выборы, кто более всех коррумпирован в новой подконтрольной США Украине, а также распределяют экономические санкции и иные карательные меры в рамках своих торговых войн, другие мировые сверхдержавы укрепляют свои позиции и стремительно растут, что, в частности, демонстрирует развитие газовой отрасли России. И в этом плане инаугурация проекта «Сила Сибири», газопровода, по которому российский газ будет доставляться в Китай, только укрепит позиции России как первого в мире экспортера газа и станет беспрецедентным прорывом в развитии экономических связей между двумя странами.

Что же касается газа как стратегического оружия, то Россия, располагая очень большими его запасами, считает, в отличие от США, намного более выгодным для себя использовать его не как оружие, а как эффективный инструмент для взаимовыгодного экономического сотрудничества.

Валерий Куликов, эксперт-политолог, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts