Сброс радиоактивной воды в Тихий океан: гипотетическая возможность или коварный план Токио?

P 29.12.2019 U Константин Асмолов

FUK543221

Не так давно мы писали о том, как в рамках торговой войны Японии и РК идет будирование радиофобии. Но, после проявленного внимания аудитории к этой теме, хочется более подробно осветить страхи по поводу того, что «уже почти завтра власти Японии сольют в мир миллионы тонн зараженной воды».

11 марта 2011 года, после толчков АЭС «Фукусима-1» была на 4-5 метров накрыта волной, вызванной цунами. В этой связи там отключилось электричество, вышел из строя механизм охлаждения, расплавилась активная зона реактора и произошла утечка радиоактивных веществ. Для охлаждения реактора в активную зону закачивалась вода, в том числе и морская. Ежедневно объём хранимой радиоактивной воды увеличивается на 170 тонн, и, по состоянию на конец июля, её общий объём составил 1 млн 150 тыс. тонн. Вся отработанная вода хранится в 977 герметичных резервуарах, что связано с огромными затратами и сложностью процесса утилизации загрязнённой воды.

Утверждается, что к августу 2020 года все хранилища должны были быть заполнены, и с водой придется что-то делать.

И вот в августе 2019 г. старший специалист Green Peace в Берлине Шон Берни озвучил информацию о том, что Япония рассматривает возможность сброса радиоактивной воды в Тихий океан. По его словам, течение разнесёт эту воду по всему миру, пострадает ряд стран, в том числе и РК. В интервью Korea Times Берни объяснил такое желание Японии жадностью: «Они не хотят оплачивать все расходы по хранению и переработке загрязненной воды, включая удаление радиоактивного трития». Будто бы по этим причинам еще в 2016 году целевая группа Министерства экономики по водным ресурсам отказалась от предложенных различными компаниями вариантов технологии удаления трития. Это важно, так как японские правительственные чиновники говорят, что тритий – это единственный загрязняющий воду элемент, который, однако, относительно неопасен. Хотя, по мнению экспертов, которых цитирует Korea Times, он может вызвать рак и деформации плода.

Согласно докладу Greenpeace, опубликованному в начале 2019 года, японское правительство будто бы рассмотрело пять вариантов борьбы с накапливающимися радиоактивными отходами, и сброс их в Тихий океан был признан наиболее разумным, поскольку это будет стоить всего 37,7 млрд йен, основываясь на расчетах министерства экономики, торговли и промышленности в 2016 году.

Каковы источники всей этой информации, правда, не известно. СМИ РК ссылаются на интервью экс-министра окружающей среды Японии Есиаки Харада, который заявил, что «нет другого выбора, кроме как разбавить загрязненную воду, закачивая ее в море, чтобы избавиться от нее». Однако секретарь Кабинета министров Японии Есихидэ Суга отметил, что замечания Харады были только его личным мнением и правительство не приняло никакого решения.

О том, что сброс возможен, говорят и иные эксперты. Ким Ик Ён, бывший профессор медицины в Университете Донгук, который служил членом Комиссии по ядерной безопасности, указывает, что сброс загрязненной воды в море был бы самым дешевым и быстрым способом избавиться от нее, но в то же время и самым опасным. По его мнению, естественная очистка воды займет около 300 лет, пока уровень радиации не станет достаточно низким. Но это требует времени и денег.

Хироаки Коидэ, доцент исследовательского реакторного Института Киотского университета в Японии, считает, что японское правительство в ближайшее время пойдет на сброс загрязненной радиацией воды в море, и это должно быть остановлено любой ценой, включая бойкот Олимпиады в Токио, после которой, скорее всего, произойдет сброс. Однако это ощущение эксперта, а на чем оно основано – не понятно. Тем не менее еще в 2018 г. этот ученый направил документ членам Олимпийского комитета, где поставил под сомнение пригодность Японии в качестве принимающей стороны Олимпиады, а также способность страны принимать строгие меры безопасности, необходимые для защиты спортсменов и гостей мероприятия. По его мнению, участвующие спортсмены могут подвергнуться воздействию радиации, так как, оказывается, область, затронутая утечкой радиоактивных материалов от взрыва на АЭС “Фукусима” в 2011 году, «еще точно не определена», и, говоря о том, что никаких радиационных рисков нет, «власти скрывают истину».

Шон Берни, как и положено гринписовцу, поддерживает алармиста: «Многие граждане живут в районах с низким уровнем радиационного риска, но в то же время есть районы, где радиационный риск высок, и десятки тысяч граждан остаются перемещенными в качестве эвакуированных».

Так что Берни постоянно поднимает эту проблему, де-факто лоббируя позицию Южной Кореи. Так, 14 сентября 2019 г. Берни подчеркнул, что РК должна поднять эту проблему на международном  уровне.

В международном праве есть механизмы, предотвращающие возможный сброс загрязнённой воды в море. Это, к примеру, Конвенция ООН по морскому праву, которая требует от своих членов принятия мер по недопущению, снижению и ограничению загрязнения моря. Действует также Лондонская конвенция по предотвращению загрязнения моря сбросами отходов и других материалов. За безопасную атомную энергетику борется МАГАТЭ, которую при таких действиях надо извещать. Однако каждая страна самостоятельно определяет допустимый уровень загрязнения: если в РК он составляет 40 тысяч беккерелей на литр воды, то в Японии – 60 тысяч. Показатель на АЭС «Фукусима-1» – 120 тыс. беккерелей.

Далее, есть общий принцип, запрещающий загрязнять море, но нет конкретных правил. К примеру, Япония может утверждать, что сброс воды не нанесёт ущерба другим странам. Также в Токио могут оправдать свои действия форс-мажором, учитывая огромные объёмы радиоактивной воды, и потому доказать незаконность действий и их последствия сложно.

Потому в Сеуле желают максимально привлечь интерес мировой общественности к данной проблеме, а также начать сбор доказательств и данных о возможных последствиях сброса воды в расчете на то, что весь мир выразит протест и Японии будет не так просто пойти на этот шаг.

В середине августа МИД РК обратилось к японскому правительству с просьбой изложить свою официальную позицию. Министр окружающей среды Чо Мен Рэ также сказал в социальных сетях: “Мы попросили японское правительство поделиться материалом о том, как оно справляется с загрязненной водой из Фукусимы, но оно уклонилось от ответов”.

В рамках данной политики 16 сентября 2019 г. на 63-й сессии Генеральной конференции МАГАТЭ в Австрии заместитель министра науки и информационно-коммуникационных технологий РК Мун Ми Ок отметила, что «в последнее время японские высокопоставленные чиновники неоднократно говорили о неизбежности сброса загрязнённой воды с АЭС в море». По её словам, необходимо провести исследование ситуации на АЭС «Фукусима-1», выработав научный и наиболее приемлемый способ решения проблемы, одновременно призывая Японию принять транспарентные и практические меры для обеспечения безопасности окружающей среды.

Японский представитель, между тем, подчеркнул важность безопасности, отметив необходимость воздержаться от необоснованной критики, а автор добавил бы к этому то, что о подобных высказываниях японских чиновников известно исключительно со слов корейской стороны, причем даты и имена таких чиновников не приводятся.

По итогам встречи Мун Ми Ок сказала, что «Япония не смогла найти ответ на вопрос об утилизации радиоактивных отходов после аварии на АЭС “Фукусима” в марте 2011 года». А президент Мун позднее добавил, что сброс «может повлиять на морскую среду всего мира, поэтому МАГАТЭ и его члены должны принять совместные меры».

Потерпев неудачу в МАГАТЭ, южнокорейское правительство вновь предложило обсудить возможность сброса Японией радиоактивной воды на Глобальной конференции Международной морской организации 7 октября в Лондоне. До сих пор Лондонская конвенция и протокол касались только сброса мусора и загрязняющих веществ в море судами, но РК направила запрос о включении в официальную повестку мероприятия проблемы сброса загрязнённой воды, а присутствовавший южнокорейский представитель, начальник отдела экологии министерства морского и рыбного хозяйства Сон Мён Даль указал, что Япония должна обсудить эту тему с соседними странами и всем мировым сообществом, предоставив необходимую информацию. Но Япония и руководство Международной морской организации сохранило позицию, что вопрос должен решаться в МАГАТЭ и разве что заявила о готовности предоставлять данные по этому вопросу.

Тем не менее в РК сочли такой итог своей победой. Во-первых, тема вынесена на повестку дня для продолжительного многостороннего обсуждения. Во-вторых, Япония обязуется предоставлять для открытого рассмотрения все данные по этому вопросу. Таким образом, теперь в случае выброса загрязнённой воды в океан мировое сообщество сможет принять ограничительные меры.

И далее Южная Корея продолжала выражать глубокое сожаление по поводу японского плана утилизировать радиоактивную воду. Как заявил в октябре 2019 г. представитель МИД РК, «министерство иностранных дел и другие соответствующие правительственные органы продолжают рассматривать меры, чтобы остановить Токио от проведения такой экологически недружественной акции». Кроме того, «для решения растущей обеспокоенности корейцев по поводу поступления загрязненной воды в территориальные воды страны» начались специальные инспекции судов, которые принимали балластную воду вблизи Фукусимы, злодейски желая сбросить ее в корейских водах.

Параллельно ажиотажу вокруг воды РК развивает тему радиофобии и по иным направлениям. В период с 2014 по 2019 год южнокорейские контролирующие ведомства 35 раз выявляли радиацию в 17 видах пищевых продуктов, ввезённых в РК из Японии. Их общий объём составил 16800 кг. Об этом сообщила 29 августа член парламентского комитета по вопросам здравоохранения Чан Чжон Сук, ссылаясь на данные Управления по вопросам безопасности пищевых продуктов и лекарственных средств. В числе загрязнённых продуктов шоколад, орехи и полуфабрикаты из орехов, жареный кофе, экстракт черники, морепродукты и другие. Некоторые из них, как удалось выяснить KBS, относятся к известным брендам и продаются в южнокорейских оптовых магазинах. Среди них обнаружены и продукты, произведённые в восьми префектурах Японии, из которых запрещён ввоз морепродуктов. Запрет связан с близостью к району аварии на АЭС Фукусима, произошедшей в 2011 году. В управлении заявили, что японские продукты, продающиеся в РК, прошли все проверки и абсолютно безопасны.

В результате правительство РК провело масштабную проверку импортных морепродуктов на момент наличия указания места производства для того, чтобы снизить обеспокоенность населения по поводу их безопасности. В рамках проверки планируется ужесточить контроль за 3 тыс. ресторанов, крупных универмагов, рынков и обрабатывающих предприятий. Главными объектами проверки станут восемь наименований продуктов, среди которых сайра, морской угорь, осьминог и сайда. В случае продажи морепродуктов без указания места производства налагается штраф до 9 тыс. долларов, а в случае фальсификации данных нарушителю грозит штраф до 130 тыс. долларов и лишение свободы сроком до 10 лет.

В ответ на выражение опасений по поводу экологической безопасности региона Фукусимы в преддверии Олимпиады 2020 года в Токио на сайте японского посольства в РК были представлены сравнительные данные об уровне радиации в Сеуле и в городе Фукусима, где на АЭС несколько лет назад произошла авария.

Российские СМИ также отмечают, что уже к 2017 г. уровень радиации сравнялся с природным, что неудивительно. Так что пока Токио намерен проводить «на зараженных землях» бейсбольные и софтбольные игры, а также обеспечивать мероприятие продуктами из ингредиентов, выращенных в регионе.

Подводя итоги, отметим следующее.

  • Беспокойство по поводу возможного загрязнения моря оправдано, но есть важный вопрос: а откуда мы знаем, что Япония действительно собирается сбросить воду? Даже заявления о возможности такого решения не тождественны его принятию.
  • К тому же, о Японии по этому поводу мы знаем только со слов корейской стороны, и это типичная ссылка на «одну газету» без указания имени сказавшего или даты. Зато известно заявление японского правительства о том, что до 2020 года оно построит больше объектов и это принесет общий объем хранения до 1,37 миллиона тонн.
  • Токио не дает никаких четких ответов международному сообществу. Но это может обозначать не наличие коварного плана молчать и тайно сбросить, а, наоборот, его отсутствие. И автор согласен с тем, что «озабоченность» Сеула не основана на фактах или научных доказательствах.
  • Обратим внимание на манипуляции массовым сознанием, «обсуждается возможность» превратилась в «есть план, который точно будет выполнен».
  • Тем не менее РК будет продолжать интернационализировать вопрос. Как заявил Мун Чжэ Ин, «высокопоставленные должностные лица японского правительства заявили, что сброс морской воды неизбежен… и это уже не внутренняя проблема Японии, а серьезная международная проблема, которая может повлиять на глобальную морскую среду».

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts