К попытке РФ и КНР смягчить антисеверокорейские санкции

P 04.01.2020 U Константин Асмолов

USNK234

16 декабря 2019 г. Россия и Китай представили в Совет Безопасности ООН проект резолюции с призывом смягчить санкционное давление на КНДР. По данным агентства ТАСС, он нацелен на обеспечение условий продолжения диалога с КНДР путём частичного открытия для Севера каналов поступления валюты и улучшения гуманитарной ситуации.

Проект содержал следующие предложения.

  • Во втором пункте резолюции говорится, что Совбез ООН «должен адаптировать применяемые к КНДР санкционные меры ввиду того, что страна выполняет свои обязательства по соответствующим резолюциям». В частности, отменить запреты на экспорт северокорейских морепродуктов и текстиля, а также использование северокорейских рабочих за рубежом. Это те ограничения, которые были введены в ответ на испытания КНДР водородной бомбы и стали шагом, который превратил санкции в аналог экономической блокады, ударив по гражданскому сектору, а не сферам, пусть и гипотетически связанным с ракетно-ядерной программой Пхеньяна.
  • Предлагается вывести из-под санкций «определенное промышленное оборудование, транспортные средства, которые могут использоваться для создания инфраструктуры, но неприменимы для ядерной и ракетной программы КНДР, а также некоторые предметы домашнего обихода». Среди примеров таких исключений есть железо, нелегированная сталь, материалы для изготовления рельсов и шпал, конструкции из железа или стали для изготовления крыш и окон, отвертки, болты, бульдозеры, экскаваторы и дорожные катки.
  • Предлагается вывести из-под санкций проекты межкорейского сотрудничества в сфере железных и автомобильных дорог, направленные на создание и модернизацию сети транспортного сообщения между Югом и Севером.
  • Снять ограничения, которые «напрямую затрагивают жизнь гражданского населения КНДР».
  • Одновременно в документе говорится о поддержке северокорейско-американского диалога на всех уровнях, содержится призыв к практическим шагам по сокращению военной напряжённости на Корейском полуострове и предотвращению военной конфронтации.
  • В качестве таких мер предлагается «заключение соглашений между военными ведомствами, принятие формальной декларации или мирного договора об окончании Корейской войны», и, стоит отметить, что упоминание данных шагов случилось только в российской или китайской, но не в южнокорейской прессе.
  • Также не упомянули СМИ РК то, что Москва и Пекин предлагали “призвать к скорейшему возобновлению шестисторонних переговоров или перезапуску многосторонних консультаций в любом другом подобном формате.

В госдепартаменте США сразу же подчеркнули, что для смягчения санкций против КНДР сейчас не время, но автору хочется отметить форменную истерику «демократических» южнокорейских СМИ. В них открыто писали, что Россия и Китай, по сути, выступают за снятие санкций против КНДР вообще, в то время как цель санкционного давления на Север заключается в перекрытии каналов поступления средств на разработку оружия массового уничтожения путём блокирования северокорейского экспорта. А предоставление Северу возможности получать больше валюты делает санкции бесполезными.

Редакционная статья из Korea Times от 18 декабря 2019 г. открыто назвала российско-китайское предложение «неверным сигналом КНДР» на фоне их «угроз сменить политику». Открыто сказано, что «ни одна страна не должна пытаться ослабить международное сотрудничество, чтобы заставить Северную Корею встать на путь полной и поддающейся проверке денуклеаризации» и «важно, чтобы международное сообщество сформировало единый фронт против Севера».

Автор отмечает, что предложение России и Китая о снятии санкций является элементом давнего плана, который был скоординирован еще в конце 2018 года. Уже тогда представители двух стран говорили о том, что уровень санкционного давления должен быть соразмерен поведению КНДР.

Так, 11 декабря СБ ООН провел внеочередное заседание в связи с обострением ситуации на Корейском полуострове. Однако по его итогам членам совета не удалось выработать совместное заявление. Выступая на заседании, постоянный представитель России при ООН Василий Небензя заявил, что путь к денуклеаризации КНДР должен лежать не через санкции, а через укрепление мер доверия. Он подчеркнул, что “санкции не заменят собой дипломатию” и договориться с Пхеньяном будет невозможно, не предлагая ничего взамен.

Между тем, нынешний уровень санкций больше напоминает экономическую блокаду. Автор хотел бы напомнить, какие предметы запрещены к поставкам в КНДР (видимо, как потенциальные товары двойного назначения):

  • иголки и булавки, ножи и ножницы, ложки и вилки;
  • радиаторы и котлы для центрального отопления, кондиционеры, холодильники, пылесосы мощностью не более 1500 Ватт и с мешками для мусора объемом не больше 20 л;
  • бойлеры для воды, микроволновые печи, электрические плиты и даже велосипеды.

Добавлю еще один печальный пример. Судьба американского студента Отто Вомбиера могла быть совсем иной, если бы в КНДР было работающее оборудование, которое могло оперативно выявить диагностику заболевания и способствовать выведению его из комы. Однако медицинская техника и запчасти к ней тоже в санкционном списке.

Между тем, уже два года Северная Корея добровольно соблюдает мораторий на ядерные испытания и ракетные пуски. Причем этот мораторий является не следствием юридически оформленного соглашения (северокорейцы предлагали оформить это в Ханое, но, как мы помним, переговоры не удались), а проявлением доброй воли Ким Чен Ына. В этом контексте естественно, что уровень санкций должен быть ослаблен. Если бы Северная Корея продолжала то, что она делала в 2016-2017 годах, такой уровень мог быть оправданным.

Противоречие американской и российско-китайской позиции связано с тем, что Москва, Пекин и Вашингтон совершенно по-разному воспринимают роль санкций. Если для России и Китая санкции – это конкретный способ пресечь развитие собственной ядерной программы, то для США – это ведущий рычаг экономического и политического давления. Рычаг, призванный не столько подрезать крылья конкретным проектам, сколько довести экономическую ситуацию в стране до такого уровня и кризиса, при котором под воздействием экономических или политических проблем (вызванных возмущением народа) правящий режим будет вынужден сменить позицию, либо рухнуть под валом трудностей.

Из-за этого даже консервативные эксперты нередко обращают внимание на то, что против авторитарных режимов санкции менее эффективны: рядовым гражданам просто предлагают затянуть пояса и списывают последующие проблемы исключительно на внешнее давление.

Однако в случае с КНДР дело еще и в другом. Идеологические шоры не позволяют большинству западных экспертов предположить, что лидер КНДР способен на жесты доброй воли. «Тоталитарный вождь» обязан быть коварным, и к благородным поступкам он не способен. Поэтому разворот Кима в сторону диалога был объяснен исключительно тем, что санкции загнали его в угол. И в этом контексте отказываться от широкомасштабных санкций как ведущего рычага принуждения Вашингтон не может, не хочет, не будет. Даже консервативные СМИ РК отмечают, что снятие или ослабление санкций против гражданского сектора северокорейской экономики равносильно ослаблению или снятию санкций против КНДР вообще. Поскольку именно этот блок санкций, пусть и не имея отношения к ракетно-ядерной программе, наиболее эффективно перекрывает Пхеньяну кислород.

К этому добавляется внутриполитическая ситуация в США, где столь откровенные уступки будут восприняты недругами Трампа как неприемлемыми. С точки зрения консерваторов, это будет смотреться так, словно во время войны нервов Пхеньян одержал верх над своими противниками и вынудил их ослабить хватку. А почувствовав силу, он тем более пойдет вразнос и остановить его будет маловероятно.

Как отметили СМИ РК, вероятность принятия резолюции крайне низка, но само её появление демонстрирует то, что Север пользуется серьёзной поддержкой со стороны Китая и России. В этом контексте нам пора задаться интересным вопросом, какова будет позиция России и Китая в случае, если на «новые провокационные действия КНДР» США и их союзники решат ответить новой волной санкций. До нынешнего времени противоречия в Совбезе ООН по этому поводу ограничивались дискуссией об уровне санкционного давления, при том что необходимость давления признавалась всеми.

Однако в этот раз многое может зависеть от конкретных действий Пхеньяна. Ядерный взрыв или запуск МБР могут вызвать повторение пройденного. Но если Северная Корея выполнит более тонкий маневр, наподобие запуска искусственного спутника Земли, Москва и Пекин могут воздержаться или даже проголосовать против. И это расхождение позиций США, РФ и КНР может стать важной чертой текущего 2020 года.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts