К отставке премьер-министра Ли Нак Ёна в Южной Корее

P 10.01.2020 U Константин Асмолов

LEE

17 декабря 2019 г. президент РК Мун Чжэ Ин предложил на пост следующего премьер-министра бывшего спикера Национального собрания Чон Сэ Гюна. «Я хочу прямо объяснить людям о выдвижении кандидатуры на пост следующего премьер-министра”, – сказал Мун. “Правительство до сих пор прилагало особые усилия, чтобы избавиться от устаревших систем в нашем обществе и построить экономику, которая является инновационной, инклюзивной и справедливой. […] Самое главное – это установление национального единства и достижение результатов в экономике, которые народ может реально испытать. Мы считаем, что Чон – это правильный человек, чтобы удовлетворить потребности нашего времени».

Такое заявление вызвало ажиотаж, так как подразумевало, что Ли не справился с указанной выше задачей, хотя до недавнего времени претензий у нему не было даже у консервативной оппозиции.

Чон Сэ Гюн считается специалистом по вопросам экономики и «человеком, способным на новом посту обеспечить большее единство правительства и парламента». Он окончил юридический институт университета Корё, затем учился в магистратурах в США по специальностям «административное управление» и «менеджмент», аспирантуру по специальности «менеджмент» окончил в университете Кёнхи. После 17 лет работы на высоком посту в южнокорейской корпорации SsangYong Group Чон работал в правительстве президента Ким Дэ Чжуна, а в правительстве президента Но Му Хёна занимал пост министра промышленности и энергетики. С июня 2016 года по май 2018 года был спикером Национального собрания, «имея (по мнению автора, безрезультатный) опыт в налаживании сотрудничества между правящими и оппозиционными силами». Если Чон будет назначен, он станет первым спикером, который стал премьер-министром.

Сам кандидат на пост премьер-министра заявил, что чувствует серьезную ответственность за возрождение экономики и облегчение общения с народом, и пообещал сделать все возможное для экономического прогресса и социального единства.

Оппозиция выразила обеспокоенность по поводу выдвижения Чон Се Гюна, заявив, что это противоречит духу разделения властей, – бывший глава законодательной власти занимает пост №2 в исполнительной ветви власти. По мнению оппозиционной партии «Свободная Корея», это диктаторская попытка, направленная на подчинение парламента решениям руководства страны.

Но Мун опровергает эти опасения. По его словам, Чон всегда ставил диалог и компромисс на первый план своей политики, а в период острой конфронтации и раскола более важно учитывать способность уважать оппозицию и сотрудничать с ней, а также стремиться к единству и гармонии народа. Правда, автор помнит, как Чон «уважал компромиссы» во время Свечной революции и последующих чисток во власти.

Эксперты РК расписывают этот шаг как стремление обновить атмосферу в госструктурах и активизировать работу по реализации государственной политики. Кроме того, перестановка связана также с планами нынешнего главы правительства Ли Нак Ёна принять участие в парламентских выборах, намеченных на следующий год.

Что думает по этому поводу автор? Смена премьер-министра в Южной Кореи – это очень важный момент политического процесса, на который стоит обратить внимание. В рамках южно-корейской политической системы премьер-министр не имеет большой власти, и обычно он уходит в отставку после кризиса или скандала, как бы принимая на себя ответственность и отводя ее от президента. Однако в случае с Ли Нак Еном это не так: он проявил себя как хороший кризис-менеджер, способный безболезненно разрешать подобные ситуации типа вспышки инфекционных заболеваний, чумы с пожаром или африканской чумы свиней. Именно поэтому он продержался на этом посту 2,5 года, что для 21 века в РК является относительно рекордным сроком.

Ли заменяют в преддверии выборов в Национальное Собрание, куда он должен баллотироваться весной 2020 года. Дело в том, что в РК социальный статус депутата, пожалуй, выше, чем правительственный статус чиновника. И эксперты не раз критиковали южнокорейскую политическую систему за то, что будущие депутаты стремятся побыть министрами ради строчки в предвыборном резюме, находясь на этом посту в среднем чуть больше года. Как представляется автору, за этот срок политический назначенец вряд ли в состоянии вникнуть в проблемы ведомства, и единственное, на что он способен, это «обеспечить генеральную линию партии». Понятно, что из-за этого уровень качества принимаемых решений имеет видимый тренд на снижение. И ранее Мун Чжэ Ин менял министров не только потому, что не оправдывали надежд и компетентности, но и для того, чтобы затем пропустить их в депутаты. В непростой внутриполитической и экономической ситуации выборы в парламент станут важным политическим событием, указывающим на текущее соотношение сил консерваторов и партий власти. На данный момент соотношение сил таково, что решающего преимущества нет ни у тех, ни у других, и работа парламента часто оказывается парализована благодаря фракционной борьбе. Если консерваторы укрепят свои позиции, Мун может досрочно стать «хромой уткой», хотя формальный срок его правления будет истекать и закончится в 2022 году. Это может окончательно похоронить прогресс в межкорейских отношениях, но главное, консерваторы могут пойти в наступление вплоть до попытки импичмента президента. Поэтому Мун уже сейчас прикладывает максимум усилий для того, чтобы в парламент прошли нужные ему люди с навыком разрешения чрезвычайных ситуаций, а также «новая кровь»: правящая Демократическая партия планирует выставить на предстоящих всеобщих выборах около 40 новых кандидатов, что составит около трети от нынешних 129 законодателей.

Отметим и то, что Ли Нак Ён воспринимается как вероятный приемник Муна, точнее кандидат демократов на президентские выборы 2022. С одной стороны, он не является представителем противодействующей Муну фракции, как осужденный за сексуальные домогательства Ан Хи Чжон, или нейтрализованный судебными преследованиями Ли Чже Мён. С другой стороны, в отличие от совсем близких к Муну людей наподобие Чо Гука или Ким Гён Су, вокруг него и с ним не было связано громких скандалов, при которых только административный ресурс президента уберег их от значительного тюремного срока. С третьей стороны, в случае победы Ли на президентских выборах мы все-таки можем получить руководителя страны, обладающего ценным опытом непартийного, а административно-хозяйственного руководства. В этом контексте отставку премьера можно воспринимать как начало взращивания операции «преемник».

Разумеется, есть и иные мнения. Говорят, что Мун пытается избавиться от соперника, который не является главой фракции, но может им стать. Говорят, что Ли, как прагматик, сдерживал откровенных популистов и снижал градус неадекватности принятых решений, после чего его убрали, чтобы не мешал.

Как бы то ни было, смена премьера без явного скандала – это заметный элемент южнокорейской политической культуры, на последствия которого экспертам стоит обратить внимание. 2020 год, год парламентских выборов, может существенно поменять внутриполитический расклад Южной Кореи.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts