Очередная антикитайская законодательная инициатива в США

P 14.01.2020 U Владимир Терехов

CHB

К обобщенной “Тайваньской теме” автор собирался в очередной раз обратиться после подведения итогов всеобщих выборов, назначенных на 11 января 2020 г., в ходе которых будут избраны президент, вице-президент и 113 членов (то есть весь состав) однопалатного парламента.

Но разнообразные события, так или иначе связанные с Тайванем (который перемещается в центр глобального противостояния двух ведущих мировых держав), движутся почти непрерывной чередой. Некоторые из них заслуживают оперативного комментирования.

Во-первых, 23 декабря 2019 г. члены палаты представителей конгресса США республиканец Стивен Чэбот и демократ Брэдли Шерман внесли проект закона, уже в самом названии которого (Taiwan Envoy Act) содержится немалая дополнительная порция «взрывчатки». Запас которой под всей системой американо-китайских отношений давно и планомерно накапливается определённой частью американского истеблишмента.

Напомним, что с 1979 г., то есть на пике холодной войны, руководствуясь соображениями привлечения на свою сторону КНР, США разорвали дипломатические отношения с едва ли не самым верным союзником в Азии – Тайванем. Добавим, де-факто Тайвань продолжал оставаться таковым и после “вопиющего акта предательства” со стороны “старшего брата”. Длительное время, однако, продолжающаяся любовь к нему со стороны Тайбэя носила почти безответный характер.

“Почти”. Ибо на самом деле Вашингтон оставил на Тайване важные “закладки”. Из них главная обусловлена системой отношений с островом, прописанная в так называемом “Законе о Тайване” (Taiwan Relations Act), который был принят конгрессом в начале того же 1979 г.

Этот документ, который приобрёл краеугольный характер во всей последующей системе отношений в треугольнике США-Тайвань-КНР, сделал на последующие 30 лет иллюзорной перспективу решения (ключевой для Пекина) внешнеполитической задачи, связанной с той или иной формой присоединения острова к “мейнленду”. По крайней мере, без чётко выраженного желания местного населения, чего не наблюдается до сих пор.

Немаловажным представляется отметить и то, что, несмотря на прекращение официальных контактов между действующими государственными чиновниками США и Тайваня, в столице острова продолжал функционировать контингент американских специалистов, разместившихся в здании бывшего посольства. Которое получило название “Американский институт на Тайване” (American Institute in Taiwan, AIT), функционирующий в статусе “некоммерческой организации”.

В середине июня 2018 г. в Тайбэе состоялось торжественное открытие нового офиса AIT, на строительство которого было потрачено около 260 млн долл. Впечатляющая сумма даже для Вашингтона, который мог выделить её только на предприятие, отвечающее первоочередным национальным интересам. Факт открытия нового офиса AIT был расценён Пекином как прямой вызов национальным интересам и американо-китайским отношениям в целом.

Столь жёсткая оценка, видимо, была спровоцирована и тем, что тремя месяцами ранее, по инициативе тех же конгрессменов С. Чэбота и Б. Шермана, к которым присоединился республиканец Эд Ройс, был принят “Закон о поездках на Тайвань” (H.R. 535 – Taiwan Travel Act). Данный законодательный акт переводит контакты между чиновниками администраций США и Тайваня любого ранга (которые “не публично” осуществлялись и ранее) в официально-правовое поле. То есть налицо развитие ползучего процесса восстановления того формата американо-тайваньских отношений, который существовал до 1979 г.

И если инициатива С. Чэбота и Б. Шермана получит законодательное оформление, то есть нынешний “Американский институт на Тайване” примет прежний статус “Посольства США на Тайване”, то далее нельзя исключать и восстановление разнообразных аспектов официально-межгосударственного характера отношений между США и Тайванем. Например, оформление нового военно-политического союза между “двумя самостоятельными странами”.

Крайне важным представляется отметить, что инициатива по приданию статуса посольства некой “некоммерческой организации”, ныне представляющей на Тайване интересы Вашингтона, является лишь одним из элементов комплекса “мер воздействия” на основного геополитического оппонента.

Укажем, прежде всего, на выделение второй год подряд “Тайваньской проблематики” в качестве отдельной статьи расходов в оборонном бюджете США на 2020 фин. год. Общая сумма, которая прямо или косвенно будет потрачена на её решение, составит на этот раз около 740 млн долл. В связи с чем МИД Тайваня выразил благодарность президенту Д. Трампу за утверждение соответствующего закона.

Отметим также серию уже принятых в последнее время конгрессом США законов, которые оцениваются Пекином не иначе как вмешательство во внутренние дела КНР. И действительно, трудно как-то иначе охарактеризовать сам факт принятия неких законодательных актов, касающихся ситуации в Тибетском и Синьцзян-Уйгурском автономных районах, Гонконге. Проблемами в данных административных единицах озаботилась страна, находящаяся от них в 15 тыс. км.

Давно в воздухе висит (риторический) вопрос: кто возложил на “Вашингтонское болото” тяжкое бремя наблюдателя за соблюдением в мире “хороших политических нравов” и почему его обитатели согласились это бремя нести?

Кстати, о Гонконге. После убедительной победы на выборах в окружные муниципалитеты коалиции разношёрстных партий, в той или иной мере оппозиционных руководству Гонконга и центральным властям КНР, большая часть “протестантов”, видимо, решила, что важная промежуточная цель уличных демонстраций последних нескольких месяцев достигнута. Можно расходиться по домам и залечивать разнообразные раны, нанесённые городу беспорядками.

Однако так решили не все. Периодически продолжают бесчинствовать наиболее “отмороженные” “протестанты”, которые только дискредитируют вполне добропорядочных горожан, законным образом выражавших своё несогласие с проектом внесения изменений в местное законодательство.

Возникают в связи с этим вопросы: с чем связана вызывающая наглость по существу бандитских группировок и почему Пекин проявляет по отношению к ним удивительное терпение? Хотя, что называется, “по сумме признаков” в городе давно можно было ввести чрезвычайное положение, а к восстановлению порядка привлечь части НОАК.

Всё объясняется предельно просто. И это объяснение, несомненно, известно в Гонконге. Ситуация там и в других “проблемных” регионах КНР является лишь одним из элементов сложного игрового пазла, отображающего систему отношений Китая с США. Цена ошибки в любом внешне малозначащем ходе крайне высока.

Укажем, прежде всего, на сохраняющуюся неясность с ныне ключевой торгово-экономической компонентой американо-китайских отношений. Относительно результативности последнего (13-го) тура переговоров на тему проблем в торгово-экономической сфере тональность “утечек” в информационное пространство меняется едва ли не каждую неделю.

Далее укажем на те же предстоящие всеобщие выборы на Тайване, исход которых совсем не безразличен Пекину. Необдуманные “резкости” в Гонконге поставят крест на перспективе успеха партии Гоминьдан, выступающей (по крайней мере, на уровне риторики) за уважение критически важной для Пекина концепции “Одна страна, две системы”.

Недостаточно аккуратные действия в Гонконге сыграют роль “попутного даже не ветра, а урагана”, который в считанные месяцы пронесёт по всем инстанциям инициативу двух конгрессменов, нацеленную в конечном счёте на придание официального характера отношений между США и Тайванем.

Значимость этих и прочих факторов ни в коей мере не означает, что Пекин забыл про “Антисепаратистский закон”, принятый парламентом страны в 2005 г. и предусматривающий возможность “немирного” решения “Тайваньской проблемы”.

Как раз в связи с упомянутой инициативой С. Чэбота и Б. Шермана в редакционной статье официоза Global Times, во-первых, напомнили об этом законе и, во-вторых, указали на “радикальное изменение сил в Тайваньском проливе”, произошедшее в последние годы.

Иллюстрацией второго тезиса стал проход через Тайваньский пролив отряда кораблей ВМС КНР во главе с только что введённым в строй (в присутствии лидера страны Си Цзиньпина) авианосцем “Шаньдун”.

В целом же, повторим, обсуждаемая законодательная инициатива двух американских конгрессменов уже вносит изрядную долю негатива в общую картину американо-китайских отношений. Даже если эта инициатива не превратится в закон США.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”.


Похожие статьи

Related Posts