Брексит: со щитом или на щите?

P 27.01.2020 U Владимир Одинцов

JLR3422

31 января Лондон формально выйдет из Евросоюза, после чего начнется переходный период, в течение которого стороны должны договориться о том, как будут устроены их отношения в торговле, финансах и прочих сферах после окончательного расставания Великобритании и ЕС, которое официально должно произойти 31 декабря 2020 года. Европейская сторона полагает, что за такой короткий срок договориться обо всем в огромном объеме проблем не получится.

Хотя вопрос о выходе Лондона из ЕС уже решен и определена даже его дата, эта тема продолжает оставаться весьма обсуждаемой не только в Евросоюзе и Великобритании, но и за их границами.

В июле прошлого года, в своем первом выступлении в качестве лидера тори, Борис Джонсон пообещал не только «осуществить Брексит», но и «зарядить страну энергией» после выхода из ЕС. «Подобно пробуждающемуся от спячки гиганту, мы встанем, разорвем путы неверия в себя и отсутствия веры в завтрашний день. Мы поднимем качество образования, усовершенствуем инфраструктуру, увеличим силы полиции, доведем широкополосные сети до каждой семьи. Мы сплотим эту восхитительную страну и пойдем вперед», – бравурно говорил тогда новый премьер-министр королевства.

В определенном смысле это выступление прозвучало в унисон с обещаниями Терезы Мэй два года назад, после британского референдума по Брексит, когда она также бравурно излагала стратегии, желания и устремления британского правительства к целям и задачам процесса выхода Великобритании из Европейского Союза.

Но есть ли повод британцам радоваться за этот их шаг, и ждет ли их обещанный политическими лидерами рай?

Ни для кого уже более не является секретом тот факт, что референдум о судьбе Великобритании в ЕС был результатом манипуляций США, актива спецслужб самых разных западных и ближневосточных стран. Как уже отметили американские СМИ, Брексит наглядно продемонстрировал, что основы, поддерживающие Соединенное Королевство, уже некоторое время постепенно разрушались. Ситуация в королевстве последнего года с затягиванием выхода из Евросоюза больше походила на поддержание больного на искусственном жизнеобеспечении, с угрозой союзу Англии, Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии, что откровенно пугало политиков, придерживающихся самых разных убеждений.

Сегодня уже многим понятно, что, проведя Брексит, Великобритания вступает в полосу неопределённости, так как никто однозначно не может сказать, насколько просчитаны все риски и все преимущества от такого шага. Сторонники Брексита, конечно, прочат Великобритании великое будущее, быстрые торговые соглашения с ЕС и США. Однако на данный момент уже фиксируется существенное снижение экономического роста в королевстве. Бизнес не любит неопределённость, поэтому производственная активность снижается, производственные цепочки тоже подвержены серьёзным рискам.

Пока экономические преимущества Брексита для Великобритании под вопросом, а экономические потери на данный момент уже имеют место. Еще месяц назад специалисты Банка Англии предсказывали, что к концу 2019 года ВВП Великобритании может вырасти только на 1%. Замедление связывали во многом со снижением внешнеторгового оборота и уходом крупных финансистов из-за «развода» с Евросоюзом (ЕС), что приведет к трудностям в экономике и в 2020 году. На фоне этого в последнем квартале 2019 года показатель бизнес-оптимизма Конфедерации британской промышленности для Великобритании упал с «- 32» до «- 44» пунктов.

Брексит привел к значительному усилению миграции из страны состоятельных иностранцев, сообщает Bloomberg. В основном уезжают люди с состоянием не менее 5 млн фунтов стерлингов. Они вместе с семьями направляются в Париж, Цюрих, Брюссель, Женеву, на Майорку, в итальянские города.

Финансовый сектор приносит британской казне десятую часть всех доходов, или 75 млрд фунтов в год. Лондон покидают ключевые банки и финансовые институты, что уже само по себе становится серьезнейшим ударом по экономике страны. Более того, последовать примеру банков могут и компании, которые работают с ними. Европейское банковское агентство – банковский регулятор ЕС – переезжает из Лондона в Париж.

Банки и другие финансовые компании уже вывели из страны активы на сумму не менее 1 трлн долларов. Эта цифра составляет примерно 10 процентов от всех активов банковского сектора Великобритании. От переезда банков Соединенное Королевство рискует потерять значительные доходы, а заодно и самых выгодных налогоплательщиков.

Жители Великобритании опасаются, что из-за выхода страны из ЕС они могут испытать проблемы с приобретением жизненно важных лекарств, потому начали активно скупать медикаменты заранее, пишет The Guardian.

Брексит может обернуться крахом автопрома королевства, пишут британские СМИ. Работающие в Великобритании зарубежные автоконцерны уже приступили к сокращениям персонала. Так, на принадлежащих индийской компании «Тата» заводах «Ягуар-Лэндровер» (JLR), где заняты 18,5 тысяч человек, уже объявлено о сокращении четырех с половиной тысяч сотрудников.

Самая большая неопределённость в связи с Брекситом заключается в том, что совершенно неясно, каким образом кабинет Бориса Джонсона будет компенсировать убытки от потери европейского рынка, на который приходится половина экспортной выручки британских производителей товаров и услуг. Рынки Канады и Австралии не могут сравниться с европейским, а обещанная Трампом «массивная сделка» с Великобританией, в случае осуществления Брексита, может обернуться лишь очередным красивым обещанием «великолепного Донни», на которого так старается равняться Б. Джонсон.

В ноябре, во время выступления в Колледже Европы в Брюгге, Дональд Туск выразил мнение, что «Brexit – это настоящий конец Британской империи». По словам Туска, «Великобритания после ухода (из ЕС) станет аутсайдером, второсортным игроком, в то время как основное поле битвы будет занято Китаем, Соединенными Штатами и Европейским союзом».

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts