Ливийский узел французско-турецких отношений

P 17.02.2020 U Валерий Куликов

GOKSU

Раздор и взаимные упреки между Парижем и Анкарой заметно усилились в последнее время. Если раньше противоречия между двумя странами были в основном обусловлены вопросами вступления Анкары в Евросоюз, политики в отношении беженцев-мигрантов, соблюдения прав человека в Турции, признания Парижем геноцида армян в Османской империи, то сегодня Ливия стала их особым катализатором, причем способным втянуть в этот конфликт ряд других государств.

В последний месяц отмечается заметная концентрация турецких военных кораблей у берегов Ливии. Так, на появившихся в Сети фотографиях различим турецкий фрегат F497 Göksu – бывший американский корабль, переданный Турции в начале нулевых годов. На нём виден палубный противолодочный вертолёт S-70B Seahawk. Подобные корабли могут применять противокорабельные ракеты Harpoon, зенитные управляемые комплексы Sea Sparrow и Phalanx CIWS, предназначенные для борьбы со скоростными, в том числе низколетящими, целями. Экипаж насчитывает более 200 человек. По сообщениям арабской газеты Asharq Аl-Awsat, недавно турецкий фрегат эскортировал грузовое судно Bana, перевозившее в Триполи бронеавтомобили в нарушение принятого ООН эмбарго.

Еще в декабре командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) маршал Халифа Хафтар, выступающий против поддерживаемого Турцией Правительства национального согласия (ПНС) североафриканской страны во главе с Фаизом Сараджем, приказал в случае необходимости топить турецкие корабли. Однако сделать это ему пока явно не по силам. Его ВМС очень слабы, состоят из небольших судов, которые не могут эффективно противостоять внушительному турецкому флоту. Кроме того, у ЛНА нет противокорабельных комплексов, в связи с чем любые попытки авиации Хафтара осуществить атаки могут быть нейтрализованы достаточно мощными корабельными средствами противовоздушной обороны, находящимися в распоряжении ВМС Турции.

В этих условиях Франция, не особо афиширующая свои неплохие отношения с командующим ЛНА Халифой Хафтаром, в последнее время все отчетливее демонстрирует свою готовность перейти к активным действиям против Турции. И дело здесь не только в том, что Париж испытывает недовольство Анкарой по поводу ее поддержки Правительства национального согласия Фаиза Сараджа в Ливии, но главным образом – ее действиями в Восточном Средиземноморье. По сути, обе эти конфликтные ситуации, затрагивающие интересы Франции и Турции в регионе, завязываются в один тугой узел. Ранее ряд европейских СМИ сообщил о заявленной Францией поддержке Греции и Кипру, отношения которых с Турцией переживают сегодня очередное обострение из-за притязаний Анкары на разработку нефтегазовых месторождений, расположенных в исключительной экономической зоне Республики Кипр.

В конечном счете французский президент Эмманюэль Макрон направил на дежурство в восточную часть Средиземного моря атомный авианосец “Charles de Gaulle” и надеется, что его будут сопровождать военные корабли Бельгии, Германии, Греции, Испании, Нидерландов, Португалии. Авианосец вышел в поход 22 января с военно-морской базы в Тулоне. На его борту размещены 18 многоцелевых истребителей-бомбардировщиков Rafale-M, два самолета дальнего радиолокационного обнаружения E-2C Hawkeye и три вертолета. В состав этой ударной группировки ВМС Франции также входят два ракетных фрегата, ударная атомная подводная лодка и судно снабжения. Кроме того, к ней присоединился греческий фрегат.

В связи с этим в СМИ Греции высказываются опасения, что складывающаяся ситуация может стать даже причиной военных столкновений в Эгейском море.

На этом фоне Франция и Турция окунулись во взаимные упрёки, озвучиваемые на самом высоком политическом уровне. После того как президент Пятой республики Эмманюэль Макрон 29 января обвинил турецкого коллегу Эрдогана в том, что он не «сдержал свое слово», данное на берлинской конференции по Ливии относительно недопущения иностранного вмешательства в ливийский конфликт, Турция в ответ обвинила Францию ​​в дестабилизации в этой североафриканской стране. В частности, официальный представитель министерства иностранных дел Турции Хами Аксой (Hami Aksoy) заявил, что «главная ответственность за проблемы, возникшие с начала кризиса в Ливии в 2011 году, лежит на Франции. От Франции, чье темное прошлое в Африке хорошо известно, и до сих пор свежа в памяти боль от массовых убийств, которые она совершила в Алжире, следовало бы ожидать не обвинений в адрес Турции, а конструктивной роли в процессе обеспечения стабильности и безопасности в Ливии».

Ситуация обостряется дополнительно и тем, что часть переброшенных из Турции в Ливию боевиков-исламистов, воевавших ранее в Сирии, сбежала в Европу, о чем сообщил британский портал Investigative Journal. В частности указывалось, что часть отправленных президентом Турции Эрдоганом в Ливию для защиты поддерживаемого Анкарой Правительства национального согласия во главе с Фаизом Сараджем от войск Хафтара наемников была замечена на одном из авиарейсов в Европе, более 40 протурецким боевикам удалось также переправиться через ливийские порты в Италию. При этом сообщалось, что в декабре прошлого года Турция перевезла в североафриканскую страну около 3 000 боевиков, чья дальнейшая судьба и их возможное бегство в Европу вызывают беспокойство не только во Франции, но и целом в ЕС.  По другим данным, общее количество боевиков, в том числе из Сирийской свободной армии и отрядов иракских туркоманов, якобы достигло 6 тыс. человек. Ранее телеканал Аl Arabiya со ссылкой на турецкие военные источники сообщал о намерениях Анкары создать неподалеку от ливийской столицы военную базу, на которой планирует разместить спецназовцев и военных моряков, а также построить взлетно-посадочную полосу и центр связи.

На фоне продолжающейся эскалации ситуации вокруг Ливии и во французско-турецких отношениях, на днях в Женеву, в соответствии с решениями Берлинской конференции по Ливии, прибыли по пять военных представителей от ПНС и ЛНА для участия в работе смешанной военной комиссии. Правда, пока нет объективных надежд на то, что эта комиссия разрядит обстановку и внесет свой вклад в установление долговременного перемирия в Ливии. Скорее всего, она в ближайший период будет использоваться сторонами конфликта для озвучивания взаимных претензий, связанных с нарушением условий перемирия. Тем не менее в любом случае конфликтующие ливийские стороны, а также внешние игроки должны усилить свои действия не игрой мускулами, а в переговорном процессе решать взаимные претензии и стремиться к понижению накала уже имеющейся конфликтной ситуации.

Валерий Куликов, эксперт-политолог, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts