К отложенным учениям РК и США

P 10.03.2020 U Константин Асмолов

USDRIL342342

В статье, посвященной провалу импичмента Дональда Трампа, автор отмечал, что следующим по времени и важности маркером, который определит развитие ситуации на Корейском полуострове, может стать ход и масштаб ежегодных совместных учений США и РК, которые обычно проводились в марте и вызывали традиционное «весеннее обострение».

В 2019 г., пока разрядка еще шла, Сеул и Вашингтон решили прекратить свои масштабные весенние маневры Key Resolve и Foal Eagle, а вместо этого провели модифицированные командно-штабные учения под названием Dong Maeng. Но вопрос о том, что будет в 2020 г., оставался открытым.

2 января 2020 г. Министерство обороны сообщило, что Южная Корея и Соединенные Штаты продолжат проводить свои совместные учения в согласованном порядке, «чтобы поддержать усилия по денуклеаризации Корейского полуострова».

14 января 2020 г. во время новогодней пресс-конференции Мун уклонился от вопросов о совместных военных учениях: «Я думаю, что нам нужно восстановить динамику в северокорейско-американском диалоге, который находится в тупике. Мы согласны с США по этому поводу, и мы будем работать вместе над необходимыми мерами».

21 января 2020 г. представитель министерства обороны РК известил, что Сеул и Вашингтон корректируют план проведения совместных учений на этот год с целью поддержки дипломатических усилий по денуклеаризации Корейского полуострова; манёвры на уровне полков проводиться не будут, однако учения на уровне батальонов должны проходить по плану. Key Resolve и Foal Eagle пройдут, как и в прошлом году, в режиме компьютерной симуляции.

Начало совместных командно-штабных учений было намечено на 9 марта, но автора интересовал не только масштаб учений, но и то, что будет на них отрабатываться. Ведь еще 14 марта 2019 года аналитический сайт NK News опубликовал любопытную новость о том, что вооружённые силы РК «готовятся к грядущим переменам в военно-политической ситуации». Речь шла о новой дислокации сил на Корейском полуострове, которая «позволит адекватно реагировать на потенциальную угрозу со стороны соседних государств», среди которых Китай, Япония и Россия.

Однако самой интересной деталью плана оказались довольно прозрачные намёки на возможное объединение Северной и Южной Кореи: дескать, «протяжённость границ Республики Корея в будущем увеличится», и размещать войска придётся на куда большей территории.

В середине февраля, интервьюируя некоторых южнокорейских экспертов, автор получил информацию о том, что, несмотря на меньший масштаб, учения всё равно не будут иметь оборонительный характер, а нацеливаются на отработку таких вещей, как ликвидация высшего руководства КНДР силами южнокорейского подразделения, специально созданного для этой цели.

Разумеется, такое «покушение на высшее достоинство» вряд ли было бы благосклонно воспринято Пхеньяном. Но гораздо интереснее то, как южнокорейские эксперты пытались объяснить автору причину подобной структуры учений. Оказывается, она увязывается с иными аспектами американо-южнокорейского военного сотрудничества, в том числе размером оплаты за содержание американского воинского контингента на территории РК. Напомним, что США требуют увеличить расход в 5 раз, и согласие на американские требования проводить учения наступательного типа даёт Сеулу шанс на скидку в вопросе об оплате.

Однако автору известна другая точка зрения, согласно которой с предложением отработать ликвидацию Ким Чен Ына в обмен на большее благоприятствование в финансовых вопросах выступили не американцы, а южнокорейцы. Делалось это по двум причинам: во-первых, на юге считают, что американские требования повышения оплаты – это попытка «наказать Муна рублём» за его «просеверокорейскую политику». И если Сеул продемонстрирует, что вовсе не просеверокорейский, американцы откажутся от подобных требований. Во-вторых, дело во внутренней политике, точнее в проблемах, которые окружают взаимоотношения Муна и южнокорейского армейского руководства.

Так как армия РК является оплотом консерваторов, Мун, с одной стороны, пытается выжать оттуда своих политических противников, опасаясь возможности военного переворота, а с другой – пытается заручиться поддержкой генералитета и ВПК, заливая их деньгами. В результате при демократическом президенте военные расходы такие, что консерваторам не снились, и значительная их часть идёт на разработку и приобретение новых видов вооружения, причём опять-таки не оборонительных, а наступательных.

В такой ситуации автор уже начал делать заготовки материалов про новый виток «весеннего обострения», но в дело вмешалась эпидемия коронавируса, которая в последние две недели, можно сказать, вырвалась из-под контроля. На 28 февраля (время написания этого текста) в РК зарегистрированы 2,337 заражённых вирусом COVID-19, 13 из которых умерли. Число инфицированных в вооружённых силах РК составляет 26 человек, и около 10 тысяч солдат в настоящее время находятся в карантине. В составе американского контингента тоже есть заболевшие, и 28 февраля США закрыли из-за коронавируса Camp Humphreys – крупнейшую военную базу в Южной Корее.

В такой ситуации нельзя было не принять меры. 24 февраля 2020 г., на пресс-конференции в Вашингтоне после переговоров с министром обороны РК Чон Гён Ду глава Пентагона Марк Эспер не исключил возможности сокращения масштабов совместных учений в связи с эпидемией.

27 февраля представители Объединенного командования вооруженных сил РК и США, и ОКНШ двух стран официально сообщили, что назначенные на начало марта совместные командно-штабные военные учения решено отложить на неопределенный срок в связи с объявлением южнокорейским правительством максимального уровня эпидемической угрозы.

В тот же день 27 февраля во время посещения Университета национальной обороны США Чон Гён Ду заявил, что отмена учений между Южной Кореей и Соединенными Штатами не повлияет на их совместную готовность. «В отличие от прошлого, мы способны проводить учения скорректированным образом, не влияя на нашу позицию, максимизируя модернизированные системы вооружения, оперативные системы занятости и системы C4I (командование, управление, связь, компьютеры и разведывательные системы)».

Как считают политологи РК, бессрочная приостановка учений может привести к деэскалации напряженности на Корейском полуострове. По мнению директора Центра северокорейских исследований в Институте Седжон Чон Сон Чжана, если бы Южная Корея и США придерживались своего плана проведения совместных учений, Северная Корея ответила бы действиями, которые могли бы разжечь напряженность. Другие эксперты вспомнили новогоднюю речь Ким Чен Ына, где было сказано, что то, насколько его страна усилит свое ядерное сдерживание, будет зависеть от позиции США, то есть совместные учения приведут к военным провокациям Севера.

Тем не менее остается неясным, поможет ли это решение в одночасье вернуть застопорившиеся переговоры между Северной Кореей и США в нужное русло и оживить диалог. Вопрос об учениях не столько решен, сколько отложен. Во-первых, подчеркнуто, что причиной отмены является не добрая воля сторон и желание пойти навстречу Северу, а чрезвычайные обстоятельства в виде коронавируса. Во-вторых, вопрос об изменении масштаба или направленности учений так же повис в воздухе. Конечно, коронавирус может быть не только причиной, но и поводом, так как для антипхеньянских консерваторов это приемлемое объяснение. Но применительно к состоянию региональной напряженности – это постановка на паузу, а не попытка снизить напряженность дальше.

Да, это, скорее всего, означает, что вслед за американской паузой последует и северокорейская, но речь идет о паре выигранных месяцев.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts