Правительство С. Абэ в токсичной политической атмосфере

P 20.03.2020 U Владимир Терехов

667

Сразу отметим, в последние два месяца в различной степени токсичности оказались правительства всех ведущих мировых держав. Причины для этого в каждой стране разные, но на первое место уверенно выходит общая, обусловленная эпидемией коронавируса новой мутации, получившей окончательное обозначение COVID-19.

Наиболее достойным образом проявило себя правительство Китая, который оказался первым под воздействием COVID-19 и в масштабах, несопоставимых пока со всем, что происходит в других странах. В тех из них, где угроза эпидемии начинает достигать угрожающего уровня, заметна неготовность и просто растерянность.

В общем, подобная негативная характеристика относится и к правительству Синдзо Абэ. Критика в его адрес начала раздаваться уже на начальной стадии приближения COVID-19 к берегам Японии в виде круизного лайнера Diamond Princess. Хотя понятно стремление правительства выиграть время с целью подготовки к неизбежному, то есть выгрузке всех пассажиров лайнера рано или поздно на берег Йокогамы. Которая была завершена 1 марта, когда число заражённых составило почти четверть первоначального списка туристов.

Не будем упускать из виду такую весомую причину “самурайского хладнокровия” кабинета С. Абэ относительно судьбы пассажиров Diamond Princess, как перспектива (всё более реальная) отмены очередных летних Олимпийских игр, подготовка к которой находилась в последние годы едва ли не в центре политической жизни страны.

Сегодня общий объём потерь Японии (включая утрату потенциальных доходов) в случае отмены Олимпиады оценивается в 74 млрд долл.

Вряд ли имеет смысл приводить какие-либо оценочные цифры различного рода экономических издержек, которые прогнозируются Японии на текущий год в качестве разнообразных последствий всемирной паники, провоцируемой COVID-19. Эти цифры едва ли не ежедневно меняются и в худшую сторону. Одна лишь обозначенная выше равнозначна 1,5% ВВП страны.

Правительство не уверено в характере и масштабах неизбежных ограничительных мер, которые необходимо принимать в условиях угрозы эпидемии. Первоначально было принято решение о закрытии всех школ, включая верхнего образовательного уровня. Однако у работающих родителей возникла проблема, что делать с детьми младшего школьного уровня, которых не c кем оставить дома. Некоторые мамы стали брать “первоклашек” с собой на работу. Поэтому пришлось вносить послабления в тотальный характер закрытия школ.

При этом члены правительства публично демонстрируют соблюдение правил личной гигиены. Так, разошлась фотография, на которой премьер-министр на заседании парламента “правильно” кашляет в рукав пиджака.

Как всегда в условиях общественной турбулентности активизировались особо “сообразительные” граждане. В некоторых аптеках Токио на вопрос о наличии защитных масок следовал утвердительный ответ, который дополнялся сведениями о том, что в данной аптеке имеется много чего другого, полезного для здоровья, что хорошо дополнит требуемую маску. Некий безымянный “сантехник” обзванивал владельцев частных домов и сообщал о готовности “занедорого” (800-2000 долл.) гарантированно продезинфицировать водяные трубопроводы, “совершенно точно поражённые коронавирусом”.

На фоне подобного рода относительно безобидных казусов гораздо серьёзней смотрятся случаи посланий в китайские рестораны Йокогамы с расистскими оскорблениями китайцев как нации. Тем самым крайне не вовремя расчёсывались древние болячки в японо-китайских отношениях накануне фундаментального события, каковым должен был стать намечавшийся на апрель государственный визит в Японию лидера КНР Си Цзиньпина. Этот первый с 2008 г. визит высшего должностного лица Китая в Японию пришлось отложить (“на осень или даже позже”) из-за эпидемии COVID-19.

Однако появляется информация о том, что ещё на этапе предварительных двусторонних контактов на данную тему С. Абэ столкнулся с противодействием представителей крайне правого крыла собственной Либерально-демократической партии, требовавших прекратить переговоры с китайской стороной на данную тему.

Высказывается предположение, что С. Абэ всячески оттягивал введение ограничений на въезд в Японию граждан КНР (и Южной Кореи) вплоть до того момента, когда стала неизбежной отмена китайского лидера по причине распространения эпидемии. Теперь данная ограничительная мера, принятая 5 марта, подаётся премьер-министром в качестве уступки упомянутому выше крылу правящей ЛДП.

В этом плане примечательной представляется редакционная статья газеты Mainichi Shimbun о том, что при всей оправданности переноса сроков визита в Японию Председателя Си Цзиньпина необходимо сделать всё возможное для сохранения наметившегося положительного тренда в японо-китайских отношениях.

Что касается общего состояния токсичности политической атмосферы, в которой сейчас пребывает правительство С. Абэ, то не забудем и слово “Фукусима”. Оно обозначает префектуру в 250-и километрах севернее Токио, часть территории которой (около 340 кв. км) после катастрофы марта 2011 г. была объявлена непригодной для проживания. В период подготовки к Олимпиаде правительство делало всё возможное, чтобы указанное слово в минимально возможной степени отравляло общественно-политическое пространство Японии.

С 4 марта с. г. снимается запрет въезда и проживания на приблизительно одном проценте упомянутой территории, о чём было публично и заранее заявлено. Для беженцев здесь выстроен посёлок из уютных одноэтажных коттеджей. Но пока нет никаких признаков того, что народ, как говорится, сюда “ломанулся”. На фотографии пустой улицы некий гражданин выгуливает собаку, видны 2-3 припаркованных автомобиля. Пока это всё.

Понятно осторожное отношение беженцев из загрязнённых районов Фукусимы к приглашениям вернуться в новые “безопасные” поселения. Все они, конечно, осведомлены, например, о том, что до предела обострилась проблема исчерпания располагаемых объёмов накопительных резервуаров, в которых собирается вода, используемая для охлаждения трёх повреждённых реакторов АЭС “Фукусима-1”.

В конце прошлого года министерство промышленности заявило о неизбежности слива порядка миллиона кубометров “не очень грязной” воды в океан. Благо он рядом. И как к этому должны относиться местные рыбаки, а также беженцы, которых приглашают вернуться в новые жилища?

Наконец, существенный вклад в общий процесс интоксикации общественно-политической жизни страны вносит почти непрерывная череда скандалов, которая сопровождает деятельность нескольких правительств, возглавлявшихся С. Абэ. Добавим, одного из самых успешных премьер-министров послевоенной Японии, который дольше всех занимает этот пост.

Почти весь 2019 г. (как и в наступившем году) из прицелов прессы и оппозиции не уходит якобы “коррупционная компонента” прошлогоднего фестиваля “Цветения сакуры” (который не будет проводиться в 2020 г.) – одного из самых популярных и древних праздников японцев. Всё это время из офиса премьера и от ряда его министров следуют путаные объяснения на тему финансирования аренды дорого отеля в Токио и состава (нескольких сотен) приглашённых на праздник лиц.

Парламентская оппозиция не может добиться демонстрации каких-либо сопутствующих документов, которых “либо вообще не существовало, либо они были уничтожены по истечении определённого срока”. Таким образом, универсальный вопрос “за чей счёт банкет?” прошлого года с участием ведущих членов правительства и самого премьер-министра (естественно, с супругами) пока остаётся без ответа.

В целом та же Mainichi Shimbun оценивает сумму сошедшихся к настоящему времени негативных факторов (приведенных выше и прочих) как весьма серьёзное испытание для действующего премьер-министра Японии.

Впрочем, кому сегодня легко в условиях распространения COVID-19.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts