Итоги парламентских выборов в Южной Корее

P 20.04.2020 U Константин Асмолов

аиар

15 апреля в РК состоялись выборы в Национальное собрание 21-го созыва. Окончательный результат выборов был объявлен поздно, около второй половины дня 16 апреля, поскольку избирательный бюллетень для голосования по пропорциональному представительству оказался длиной 48,1 сантиметра и не поместился в машины для подсчета голосов, поскольку число партий в нем составило 35. Соответственно, выборщикам впервые за 18 лет пришлось подсчитывать голоса вручную.

Предварительная расстановка сил

Мы уже касались ситуации с партиями или того, как на ситуацию повлияла пандемия коронавируса, и потому просто напомним, что основными противостоящими силами были правящая Демократическая партия Кореи (ДПК) и консервативная оппозиционная Объединенная партия будущего (ОПБ).

Демократы упирали на борьбу правительства с новым коронавирусом и его усилия по минимизации экономических последствий пандемии.

Консерваторы – на неспособность правительства поддерживать экономику и необходимость сдерживать то, что Хван Гё Ан называл тиранией Муна. Дескать, если правящий блок получит 180 мест, они смогут принять большинство законопроектов в парламенте, независимо от оппозиции, экономика будет страдать от дальнейших трудностей, а «диктатура администрации Муна будет полностью продемонстрирована». К сожалению, сосредоточившись на идее «народного суда над Муном, который все развалил», ОПБ практически не выдвигала позитивной повестки или идей, как надо иначе решать те же проблемы.

Итоги голосования

Обе партии были уверены, что высокая явка будет в их пользу. Но обернулось все сокрушительной победой правящей партии, которая в голосовании по избирательным округам получила 163 мандата из 253 избирательных округов. 84 – у консерваторов, 1 мандат – у действительно левой партии Справедливости и всего 5 независимых кандидатов.

Обидным для правых фактом было то, что «пролетели» все их знаковые лидеры. Ли Нак Ён одержал уверенную победу над Хван Гё Аном – за него подано 58,3% голосов, а Хвана поддержали 39,9% избирателей. Разрыв говорит сам за себя.

Что дальше?

Итак, правящей партии впервые за 16 лет удалось получить подавляющее большинство мест в парламенте – самый большой показатель с тех пор, как в 1987 году в стране была принята такая система выборов. Вновь выбранные депутаты приступят к своим обязанностям 30 мая и срок их полномочий продлится до 29 мая 2024 г.

В выступлении от 16 апреля, которое в большей степени было посвящено 6-летней годовщине трагедии парома «Севоль», Мун Чжэ Ин заявил, что испытывает чувство тяжелой ответственности, а не восторга и охарактеризовал результаты выборов как “большой выбор народа”. Уровень поддержки политики действующего президента РК тем временем составил 59%.

О реакции проигравших. Хван Ге Ан 15 апреля объявил, что он уйдет с партийного поста, чтобы взять на себя ответственность за поражение партии на парламентских выборах. Ожидается, что в ближайшее время в отставку уйдёт всё руководство ОПБ и к работе приступит временный комитет.  Кроме того, Хон Чжун Пхё и Ким Тхэ Хо, скорее всего, вернутся в ОПБ, поскольку два дополнительных мандата будут более чем желанными.

Наконец, о будущем. Теперь ДПК может принять любые законы, за исключением предложения о пересмотре Конституции или импичмента президента, которые требуют одобрения 200 законодателей. Это касается и идей в экономике, «основанной на росте доходов», и отказа от ядерной энергетики, и очень спорной реформы правоохранительных органов. Одним из скорых последствий может стать быстрое принятие дополнительного бюджета для финансирования правительственных фондов чрезвычайной помощи в связи с коронавирусом. Администрация собиралась выплатить 1 миллион вон (818 долларов США) всем семьям, чей доход ниже 70 процентов среднего.

С одной стороны, гарантированное большинство ДПК продвинет работу парламента, который из-за обструкционистской политики ОПБ ранее был почти парализован. С другой стороны, Мун теряет всякие сдерживающие факторы, а «смелых и интересных» идей у него много.

А проблемы при этом никуда не деваются. Безработица, особенно среди молодежи, тяжелая демографическая ситуация, трудности в экономике и долгоиграющая проблема в межкорейских отношениях, пока в парламенте символом сидит Тхэ Ён Хо, планирующий «посвятить все свои силы тому, чтобы парламент и правительство могли взглянуть в лицо реальности и осуществить устойчивую и осуществимую политику в отношении Северной Кореи».

Пандемия тоже пока не побеждена. Уже 17 апреля премьер-министр РК Чон Сэ Гюн отметил, что растут случаи заболевания с неизвестным путём заражения; такие случаи могут быть связаны с людьми, которые инфицированы, но не знают об этом, потому что у них нет никаких внешних симптомов. Потому нынешняя ситуация может оказаться «затишьем перед бурей», не исключая новый всплеск заражения. А если такой всплеск случится, он может не только поставить под сомнение заслуги власти, но и стать поводом для обвинений в том, что ради победы на выборах Голубой дом сознательно занижал статистику.

Конфронтация в обществе не исчезла, и если мы вернемся к голосованию по партийным спискам, то заметим, что за консерваторов проголосовали почти 34% избирателей. Правящая же партия получила чуть меньше голосов, что похоже на её реальный текущий рейтинг. При отсутствии в парламенте третьей силы это только обострит противоречия и может выплеснуть их на улицу.

Как написала в редакционной статье одна из самых консервативных газет страны «Чунъан ильбо», если президент считает, что эта победа является публичным одобрением его властного стиля, он совершит большую ошибку. «Его решительная победа не обязательно означает одобрение его высокомерия в прошлом».

Еще автор надеется, что Мун НЕ откладывал до «после выборов» непопулярные политические решения наподобие согласия на американские требования по многократному увеличению расходов на содержание американского контингента в РК. Сеул явно затягивал переговоры по этому поводу.

Отдельно скажем о Ли Нак Ёне. Он существенно упрочил свое положение в партии и воспринимается многими как следующий президент. Автор считает его весьма достойным этого поста, поскольку в отличие от того же Муна, у него богатый опыт административно-хозяйственной деятельности и управления в кризисной ситуации. Однако не один эксперт-политолог полагает, что в этом может быть скрыто яблоко раздора: Ли не относится к ближнему кругу Муна, где преобладают куда менее приятные личности типа губернатора Ким Гён Су, которого власть только что за уши не вытащила из тюрьмы после «скандала с комментариями в интернете». Поэтому Мун и его сторонники могут попытаться выставить кандидата в президенты со своей стороны.

По всему этому автор вспоминает Но Му Хёна после того, как в 2004 г. он разделался с оппозицией после неудачной попытки импичмента. Тогда у него были полностью развязаны руки, но в то же время он уже не мог списывать провалы своей политики на то, что ему мешают; головокружение от успехов только усилило последствия его ошибок, ближнее окружение начало «терять берега». В итоге демократы проиграли следующие выборы с разгромным счетом, а сам Но был вынужден покончить с собой, чтобы не дискредитировать движение после того, как доказательств его коррупции оказалось слишком много.

Однако Мун Чжэ Ин играет «в престолы» лучше своего бывшего босса и потому поглядим, сможет ли он не наступить на грабли предшественника.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts