Женское лицо северокорейской политики

P 14.05.2020 U Константин Асмолов

KIM93423

Ситуация в КНДР привлекает внимание к личности человека, которого успели «назначить преемницей Ким Чен Ына».

На самом деле именно это под вопросом, но в последние годы Ким Ё Чжон активно делает карьеру, и молодая женщина на фоне людей, которые в среднем в два раз ее старше, разумеется, привлекает внимание.

Сестра нынешнего главы КНДР младше брата на несколько лет, и точная дата ее рождения пока неизвестна: 1988 или 1989 год. В детстве она училась в Швейцарии в Берне одновременно с Ким Чен Ыном, а затем получила диплом по информатике университета Ким Ир Сена в Пхеньяне. Членом ТПК она стала в середине 2000-х.

Ким редко появлялась на публике до 2010 года, когда ее сфотографировали на партийной конференции. К следующему году она уже регулярно присутствовала в окружении своего отца Ким Чен Ира и была замечена в трауре после его смерти в конце 2011 года, но довольно долго о ней как о политике не было слышно. Есть непроверенная информация о том, что какое-то время она была просто личным помощником брата, но в северокорейских СМИ она не упоминалась до марта 2014 года.

Тем не менее как только стало заметно, что Ким Ё Чжон официально стала функционером правящей партии, из нее немедленно стали лепить следующего руководителя страны. Основания были те же, что во время текущей ситуации: у Ким Чен Ына есть проблемы со здоровьем и, поскольку он постоянно под боем из-за стрессов и перенапряжения, надо готовить запасной вариант. Так что в апреле 2020 г. японские СМИ просто пересказали слухи более чем годичной давности, подкрепив их выдуманной ссылкой.

Ким приписывали не только «прямой доступ и сильное влияние на Ким Чен Ына», но и руководство пропагандистской кампанией, направленной на смену образа КНДР и создание нового имиджа Кима в стране и за рубежом. В этом контексте США в 2017 году поместили ее в черный список за “серьезные нарушения прав человека”.

Дебют Ким Ё Чжон как публичного политика состоялся в 2018 г., когда она возглавила делегацию в Южную Корею для участия в Олимпийских играх. Именно с этого времени началось «олимпийское потепление», которое на тактическом уровне можно считать ее заслугой.

В южнокорейских и мировых СМИ сестра Кима произвела фурор тем, что выглядела и вела себя как современный лидер, сдержанная и элегантная. Даже бывший аналитик ЦРУ Сью Ми Терри назвала ее «северокорейской Иванкой Трамп». Такой ее имидж подкрепляется впечатлениями дипломатов и экспертов, которые общались с ней лично. Все они описывают ее как обаятельную, умную, боевую молодую женщину.

После визита на Юг «эксперты» записали Ким Ё Чжон в сторонники либерализации и чуть ли не в «главного голубя» в пхеньянской администрации. Поэтому когда саммит в Ханое в 2019 г. не удался, пошли слухи, что ее убрали из кандидатов в члены политбюро, велели не высовываться и только что не посадили под домашний арест. Этим, в частности, объясняли ее отсутствие во Владивостоке во время визита Ким Чен Ына в Россию в апреле 2019 г.

Но есть и другая версия ее временного отсутствия на публике, связанная с беременностью и родами. К тому же в марте 2019 г. на выборах в Верховое Народное Собрание Ким Ё Чжон стала депутатом, что не подтверждает версию полной опалы.

Как бы то ни было, 3 июня 2019 г. Ким Ё Чжон снова появилась на публичных фото, а в конце этого месяца Национальная разведывательная служба РК сообщила, что, поскольку во время встречи председателя КНР в Пхеньян она стоит в одном ряду с Чхве Рен Хэ, главой Верховного Народного Собрания, и министром иностранных дел, можно считать ее вернувшейся в строй. Как раз в это время «один бывший сотрудник разведки» снова поведал Чосон Ильбо, что ее продвижение по службе может быть направлено на то, чтобы сделать ее преемницей в случае чрезвычайной ситуации.

31 августа 2019 г. СМИ упомянули Ким Ё Чжон как первого заместителя директора отдела пропаганды и агитации ЦК ТПК, первого заместителя директора отдела организации и руководства (его еще называют организационно-инструкторским отделом, и в его ведении находятся кадровые вопросы). В этом контексте эксперты вспомнили, что Ким идет путем другой сестры вождя – Ким Гён Хи, жены расстрелянного Чан Сон Тхэка.

В 2020 г. Ким начала выступать с заявлениями от собственного имени. В марте 2020 г. она раскритиковала реакцию Юга на ракетные пуски КНДР и отметила, что совместные учения РК и США были отложены по причине эпидемии коронавируса, а не по воле Сеула. Позднее в марте она публично похвалила Дональда Трампа за то, что он отправил Киму письмо, в котором выразил надежду на сохранение хороших двусторонних отношений и предложил помощь в борьбе с пандемией коронавируса.

Представили ее как «первого заместителя главы отдела ЦК ТПК, не уточняя, какого именно». То ли отдела пропаганды и агитации, то ли отдела организации и руководства, то ли она курирует оба сразу.

И снова Чосон Ильбо со ссылкой на анонимный источник разразилась инсайдом о том, что «она берет на себя все партийные дела, когда Ким Чен Ын находится в поездке по провинциям» и отвечает за всё, кроме военных вопросов.

11 апреля на заседании Политбюро ЦК ТПК Ким (снова) избрали кандидатом в члены Политбюро.

29 апреля СМИ РК со ссылкой на отчёт аналитического центра Национального собрания писали, что Ким Чен Ын может выбрать свою сестру Ким Ё Чжон официальным преемником. Американские консерваторы разразились по этому поводу злопыхательской статьей, мол, «для северокорейского народа и всего остального мира это будет еще более плохая новость», так как новый лидер все равно будет править железным кулаком. «Зло Ким Чен Ына будет долго жить после него, как и зло Ким Ё Чжон… если только США не избавятся от иллюзии играть хорошо, не вспомнят историю и, наконец, не укрепят и не обанкротят злую клептократию, которую она унаследует».

Однако пока признаков интронизации не видно; в КНДР существует несколько признаков подготовки «сменщика» наподобие появления у него специфического титула, посвященных ему песен и т.п. Этого в отношении Ким Ё Чжон пока не видно, и хотя женщина-лидер КНДР уже «разошлась на мемы», многие специалисты полагают, что как и Ким Ген Хи, она не станет первым номером.

Но как бы то ни было, на северокорейском небосклоне мы видим новую яркую звезду, достоинства которой заключаются не только в происхождении.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts