О секретных объектах ядерной программы КНДР, или Всё ли видно сверху?

P 28.05.2020 U Константин Асмолов

NK34232

С 2018 г. Северная Корея продолжает поддерживать мораторий на ядерные испытания и пуски ракет средней и большой дальности. Это создает впечатление, что развитие ракетно-ядерной программы поставлено на паузу, однако исследователи задаются вопросом – так ли это, отвечая на данный вопрос в зависимости от своей ангажированности. Тем, кто привык воспринимать Пхеньян как Империю Зла, логично представлять себе, что Северная Корея ничего не прекратила и продолжает свои зловещие разработки. В исследовательских кругах США это нередко сочетается с тем, что аналитики, связанные с Демократической партией, ищут способы показать политическую некомпетентность Трампа, и любые их заявления о северокорейских успехах имеют подтекст «Трампа откровенно обманывают, а он этого не понимает».

Такие идеологические шоры накладываются на ограниченные возможности «пхеньянологов». По сути, единственным их способом выяснить, что происходит, является анализ спутниковых снимков. Однако сверху видно далеко не всё. И здесь предположения делаются на основе ангажированных трактовок – интерпретаторы действуют в рамках логики «если внутри указанного здания теоретически можно разместить ракетную установку, то для этого оно и предназначено».

Это порождает серию сенсационных материалов о том, что «обнаружен очередной секретный объект, связанный с ядерной программой КНДР», причем автором значительной части таких материалов оказываются исследовательский проект Beyond Parallel, спонсируемый американским аналитическим центром Center for Strategic and International Studies (CSIS) или сайт 38 North при Университете Джона Хопкинса.

28 августа 2019 г. Beyond Parallel заявил, что спутниковые фотографии свидетельствуют о разработке в КНДР новой подводной лодки, которая может нести баллистические ракеты, и о подготовке к испытаниям такого оружия. Основываясь на фотографиях судостроительной верфи в порту Синпхо, исследователи обнаружили там краны и буксиры, которые, «исходя из практики, могут свидетельствовать о подготовке» к испытаниям. И хотя авторы сами отметили отсутствие более убедительных доказательств, СМИ писали об этом как о доказанном факте.

5 сентября 2019 г. представители комитета Совета Безопасности ООН по санкциям в отношении КНДР представили доклад, согласно которому объект по обогащению урана в Ёнбёне продолжает функционировать, как и экспериментальный легководный реактор в ядерном центре Ёнбён.

18 сентября 2019 г. МАГАТЭ сообщило, что ядерный реактор в Ёнбёне остановлен для перезарядки на достаточное время, чтобы активная зона реактора была разгружена и вновь заправлена. В отчёте МАГАТЭ также указано, что на центрифугах для обогащения урана были признаки использования, хотя в радиохимической лаборатории не обнаружено никаких признаков переработки.

В декабре 2019 г. портал 38 North опубликовал исследование специалистов Стэнфордского центра международной безопасности и сотрудничества (CISAC), посвященное работам на Экспериментальном легководном реакторе (ELWR) в Ёнбене. Строительство ELWR началось в конце 2010 года, и с начала 2013 года объект выглядит завершенным, но с ноября 2011 года правительство Северной Кореи ничего о нем не говорило.

Однако спутниковые снимки, сделанные в 2019 году, показывают периодический сброс сточных вод, предположительно связанный с системой охлаждения реактора. С 2017 года на снимках отмечается частое движение транспортных средств, краны и оборудование, строительство линии электропередачи в 2017 году, и строительство плотины и водосброс в начале 2018 г. Из этого делается вывод, что реактор готов к эксплуатации, «что может иметь серьезные последствия для северокорейской программы создания ядерного оружия и усложнить любой процесс денуклеаризации». Хотя заявленной целью для ELWR является производство электроэнергии, реактор мог бы эксплуатироваться для производства оружейного плутония или трития для ускоренного деления или водородных бомб.

30 января 2019 г. южнокорейская консервативная газета «Чосон Ильбо» сообщала, что Северная Корея построила в провинции Янгандо недалеко от границы с Китаем большой туннель, который, по-видимому, является подземным хранилищем ракет. Основание – спутниковые снимки, на которых перед входом в туннель находятся два цилиндрических объекта длиной около 10 м, которые, «по-видимому, являются» пусковыми установками.

В марте 2020 г. 38 North рассказал о некоем неопознанном подземном объекте, расположенном под холмом в рабочем районе Пунган, примыкающем к ядерному научно-исследовательскому центру Ёнбена. О наблюдаемых со спутника строительных работах, которые начались в 2004 году, рассказано много, но важен вывод: «Подземные сооружения в жилых районах не являются чем-то необычным и могут использоваться для хранения, гражданской обороны или других безобидных целей. Хотя нет никаких доказательств того, что это связано с северокорейской ядерной программой, близость объекта может вызвать подозрения. Кроме того, есть основания полагать, что в этом районе могут быть и другие подземные объекты, которые также могут вызывать те же опасения. Поэтому в любых будущих соглашениях о денуклеаризации, охватывающих ядерный объект в Ёнбене, возможно, потребуется учитывать этот объект и любые другие обнаруженные поблизости объекты при формулировании положений о проверке». При этом сами исследователи отмечали, что со спутника не было замечено ни линий электропередачи, питающих этот участок, ни внешних вентиляционных систем.

27 марта 2020 г. 38 North предупредил, что северокорейская версия армейского тактического ракетного комплекса, испытанная в марте и обозванная «северокорейским ATACMS», может нести ядерные боеголовки.

8 апреля Енхап со ссылкой на 38 North сообщило, что, по данным спутниковых снимков, Северная Корея провела испытание манекена для выброса ракеты на верфи в Синпхо. Дескать, на снимке от 5 апреля видно, как служебная башня на испытательной площадке катапультирования отодвинулась от своего статического положения. Кроме того, снимки показали “проблеск” носовой части экспериментальной баллистической ракетной подводной лодки, хотя она была в основном скрыта экологическим тентом.

Особенный фурор произвел материал Beyond Parallel от 5 мая 2020 г., согласно которому совсем рядом с Международным аэропортом Пхеньяна в деревне Силь-ли завершается «строительство нового объекта, который почти наверняка связан с расширяющейся программой баллистических ракет Северной Кореи» и будет готов к эксплуатации в конце 2020 – начале 2021 года.

Основания для таких выводов, по мнению автора Дж. Бермудеса, таковы:

  • Высотное здание внутри объекта достаточно велико, чтобы разместить межконтинентальную баллистическую ракету “Хвасон-15″ и, следовательно, все известные варианты баллистических ракет Северной Кореи. Размеры дверей до 8 метров в высоту также указывают на это.
  • Объект построен рядом с подземным сооружением, вероятные размеры которого также достаточно велики, чтобы легко разместить все известные северокорейские баллистические ракеты и связанные с ними пусковые установки и вспомогательные транспортные средства.
  • Необычно большой крытый железнодорожный терминал и новая железнодорожная ветка явно предназначены для подвоза ракет или их компонентов, а все здания внутри объекта соединены сетью дорог шириной от 9 до 10 метров с поворотами широкого радиуса, пригодными для движения больших грузовиков и пусковых установок баллистических ракет.
  • Объект находится относительно близко к заводам по производству компонентов баллистических ракет в районе Пхеньяна (например, машиностроительный завод Тхэ Сон, легкий электрический завод Мангендэ) и может быть использован для сборки баллистических ракет из компонентов, доставляемых по железной дороге.
  • В радиусе 5 километров от завода расположено не менее 17 баз ПВО, а также многочисленные военные части.

СМИ РК конкретизировали выводы Бермудеса – речь идет о заводе по производству межконтинентальных баллистических ракет с возможностью их испытательного запуска; к этому добавилась новость от 9 мая о том, что в деревне Саин-ри недалеко от г. Пхёнсон на автомобильном заводе производят МБР.

Однако главный научный сотрудник Корейского научно-исследовательского института атомной энергии (KAERI) и бывший генеральный директор Корейского института ядерного нераспространения и контроля (KINAC) Хван Ен Су подверг выводы Бермудеса резкой критике, сравнив их с безответственными слухами о смерти лидера КНДР.

Хван отметил, что Бермудес сразу же переходит от гипотезы к выводам, при том что нет никаких доказательств, подтверждающих его интерпретацию. Странно выглядит и то, что руководство КНДР строит секретный объект в двух шагах от международного аэропорта, а транспортировка туда крупных ракет и компонентов будет легко обнаружена техническими возможностями США. Оттого альтернативные объяснения строительства больших зданий рядом с аэропортом кажутся вполне логичными.

Не секрет и то, что Северная Корея часто строит подземные комплексы на случай войны, которая будет проходить в условиях вражеского господства в воздухе. Поэтому большое число производственных и стратегических объектов размещается под землей, но это не означает, что все они имеют отношение к ракетно-ядерной программе.

Конечно, Северная Корея не раз удивляла мир, и это подталкивает западных аналитиков к перестраховке. Недооценка противника более фатальна, чем его переоценка. Однако стоит отделять разумные сомнения от попытки создания дешевых сенсаций, построенных на ангажированной трактовке и недостаточном количестве и качестве данных.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts