Политические проблемы вод Голубого Нила

P 30.06.2020 U Виктор Михин

NILE3525

Пандемия COVID-19, грозно и неожиданно прокатившаяся по всему миру, на время отложила некоторые другие не менее значимые проблемы. Но рано или поздно их надо решать. Одна из них, из-за которой в ближайшем будущем, как считают ученые и эксперты, могут возникнуть войны, в которых погибнет намного больше людей, чем от коронавируса – это проблема воды. Как известно, по мере роста населения нашей планеты, значительно увеличивались масштабы водопотребления и, соответственно, вододефицита, что впоследствии стало приводить к ухудшающимся условиям жизни и замедлило экономическое развитие стран, испытывающих водный дефицит.

Наиболее остро эта проблема стоит из-за распределения воды Голубого и Белого Нила между Эфиопией, Суданом и Египтом. Голубой Нил течет из Эфиопии в Судан, где он соединяется с Белым Нилом недалеко от столицы – Хартума, образуя реку Нил. Восемьдесят пять процентов воды Нила берут свое начало в Эфиопии из Голубого Нила, который является одним из двух главных притоков Нила. А Египет, как известно, – это дар Нила.

В настоящее время Эфиопия реализует крупномасштабный проект строительства плотины “Ан-Нахда” (“Возрождение”) на Голубом Ниле с 2012 года. Ее запуск, по мнению экспертов, неминуемо приведет к нехватке воды в Судане и Египте, расположенных ниже по течению. За время, прошедшее с начала стройки, три страны провели уже более десятка встреч с целью урегулировать вопросы распределения воды и запуска нового объекта, но коренные разногласия остаются.

По данным местных СМИ, строительство плотины, которая призвана стать крупнейшим гидроэнергетическим проектом в Африке, завершено более чем на 70%. Полностью строительство планируется завершить в 2023 году. В начале марта этого года глава МИД Эфиопии Геду Андаргачев заявил, что заполнение плотины начнется в июле и к концу месяца водохранилище должно содержать 4,9 миллиарда кубометров воды, производство электроэнергии начнется в феврале-марте 2021 года. Ключевой вопрос трехсторонних переговоров по плотине – это сроки, в течение которых будет заполняться водохранилище плотины. Египет предложил заполнять его постепенно в течение 10 лет, учитывая, что для объекта необходимо 74 миллиарда кубометров воды. Эфиопия собирается сделать это всего за три года. В таком случае Египет и Судан только за год недосчитаются 25 миллиардов кубометров воды, что угрожает двум странам засухой и гибелью урожая.

В эту сложную проблему как всегда бесцеремонно и грубо влезли США, которые вызвали делегации трех стран к себе на переговоры в Вашингтон. Вполне очевидно, что, не до конца понимая задач по справедливому распределению вод Голубого Нила и особенно не вникая в эту проблему, американские «эксперты» завели в тупик эти переговоры и еще больше обострили водную проблему. “Эти переговоры вскоре зашли в тупик после того, как Эфиопия объявила об отказе от нового соглашения и своем выходе из переговоров, заявив, что американский президент Дональд Трамп предоставляет неточную и некорректную информацию”, – сообщали арабские СМИ.

Правда, Каир, которому деваться было некуда, 29 февраля парафировал в Вашингтоне соглашение по плотине, несмотря на отсутствие делегации из Эфиопии. МИД страны сообщал, что Египет с нетерпением ожидает, когда Судан и Эфиопия также подпишут соглашение. Но представители Эфиопии не приняли участие во встрече в Вашингтоне по плотине под предлогом того, что переговорная группа еще не закончила внутренние консультации с заинтересованными сторонами. В мае, в ходе видеоконференции между главами правительств Судана и Эфиопии, Хартум и Аддис-Абеба договорились возобновить трехсторонние переговоры.

Растущий конфликт привел в последние месяцы к дипломатической словесной войне между Каиром и Аддис-Абебой, которая дошла до Совета Безопасности ООН. Эфиопия надеется, что масштабный мегапроект на Голубом Ниле стоимостью 4,8 миллиарда долларов позволит ей стать крупнейшим экспортером электроэнергии в Африке. Египет получает ежегодный выброс 55,5 миллиарда кубометров из своей высокой Асуанской плотины, в то время как для удовлетворения своих потребностей ему требуется более 80 миллиардов кубометров. Страна преодолевает этот разрыв путем рециркуляции и повторного использования воды. Каир опасается, что плотина сократит его водоснабжение из Нила, на который он опирается для подавляющего большинства своей пресной воды. В настоящее время в густонаселенной стране доля воды составляет около 570 кубометров на человека в год, что значительно ниже уровня дефицита воды в 1000 кубометров на человека в год. Ожидается, что к 2025 году этот показатель снизится еще больше – до 500 кубометров.

Развитие событий ускоряется по мере приближения июля с надвигающейся перспективой того, что Эфиопия начнет заполнять водохранилище плотины «Возрождение» в соответствии со своим графиком. Аддис-Абеба продолжает настаивать на своем праве действовать в одностороннем порядке и по-прежнему безразлична к законным египетским и суданским озабоченностям в отношении технических характеристик плотины, экологических и экономических последствий и мер предосторожности, которые необходимо принять, чтобы предотвратить катастрофу для стран нижнего течения реки в какой-то момент в будущем. Египетский меморандум Совету Безопасности ООН, поднимающий его опасения на более высокий международный уровень, выражает разочарование Каира в связи с настойчивым отказом Эфиопии заключить соглашение с Египтом и Суданом после того, как переговоры при «посредничестве» США полностью провалились.

Эфиопская стратегия противодействия египетско-суданской координации в этом экзистенциальном для Египта вопросе вдохновлена стремлением установить полный и единоличный контроль над Голубым Нилом, источником большей части воды, достигающей египетскую территорию. О характере этой стратегии свидетельствует отказ Аддис-Абебы применять один из важнейших принципов Конвенции о праве несудоходных видов использования международных водотоков: необходимость того, чтобы страна, планирующая использовать трансграничный водоток, заранее уведомляла других участников этого водотока о своих планах. В том случае, если другие страны считают, что план может причинить им вред, закон требует от заинтересованных сторон заключения взаимоприемлемого соглашения.

После нескольких месяцев тупика министры водного хозяйства Судана, Египта и Эфиопии возобновили переговоры с участием наблюдателей из США, Европейского союза и Южной Африки, которая является нынешней главой Африканского союза. Министерство ирригации Судана заявило, что эти переговоры были сосредоточены на технических вопросах эксплуатации плотины и наполнения ее массивного резервуара во время сезонов дождей, засух и длительных засух. Оно заявило, что подготовит проект документа на основе египетских и эфиопских нот, который затем будет обсуждаться на совместных переговорах. Министерство ирригации Египта в свою очередь заявило, что переговоры 9-13 июня выявили разногласия, в основном с Эфиопией. Эти вопросы включали “полный” отказ Эфиопии от решения технических вопросов, связанных с “мерами по смягчению последствий засух и длительных засух и мерами по борьбе с длительными засушливыми годами”, говорится в заявлении министерства. Эфиопия отвергла “включение юридически обязательного механизма разрешения споров”, говорится в нем. Египет вновь подтвердил, что это важнейшие компоненты любого соглашения, касающегося экзистенциального вопроса, который затрагивает жизнь более 150 миллионов граждан Египта и Судана.

Мохаммед эль-Себаи, представитель Министерства ирригации Египта, заявил, что Эфиопия отвергла новое предложение Судана, которое могло бы стать основой для переговоров между тремя странами. Вместо этого Аддис-Абеба внесла «тревожное» предложение, которое включало ее видение работы плотины. Он сказал, что Эфиопии не хватает «политической воли», чтобы пойти на компромисс, и хочет, чтобы Египет и Судан отказались от своих прав на воду и признали право Эфиопии использовать воды Голубого Нила в одностороннем порядке, заполнить и эксплуатировать плотину «Возрождение» в соответствии со своим видением. «Но это предложение не является юридически и технически обоснованным, и это явная попытка навязать моей стране, расположенной ниже по течению, как свершившийся факт», – заявил он журналистам в Каире.

Ответ на вопрос о колоссальных разногласиях в отношении распределения вод Голубого Нила очевиден. Плотина – это средство контроля за тем, сколько воды поступает в нижележащие страны под предлогом суверенного права использовать внутренние природные ресурсы так, как считает нужным Аддис-Абеба. Не нужно быть экспертом в области международного права, чтобы понять устаревший и вводящий в заблуждение характер аргументации Эфиопии. Голубой Нил – это не «внутренний» ресурс, а международный, который совместно используют другие страны, расположенные вдоль того же самого водотока. Эти страны обладают правами, закрепленными международным правом, не в последнюю очередь правом гарантировать, что гидротехнические проекты, планируемые другими странами, не причинят им существенного вреда. Вот почему международное право требует не только инженерных изысканий на предполагаемой строительной площадке, но и исследований потенциальных гидравлических, экономических, социальных и экологических последствий для других стран того же речного бассейна. На основе таких исследований можно заранее принять надлежащие меры для защиты прав всех сторон и создать механизмы для определения ответственности и точной компенсации в случае причинения какого-либо ущерба.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts