Австралия возвращает себе Океанию

P 17.07.2020 U София Пале

SMO342342

В последнее десятилетие Китай чуть было не победил Австралию в конкурентной битве за сферы влияния в Океании, подсадив небольшие островные государства, разбросанные по огромному пространству Тихого океана, на юаневую «кредитную иглу». В результате стратегически важнейший для Австралии регион чуть было не стал плацдармом для военного присутствия КНР: Вануату, Фиджи и Папуа – Новая Гвинея, географически близкие к Австралийскому континенту, уже всерьез рассматривали возможность размещения у себя китайских военных баз в 2018 г.

В силу этих обстоятельств главной задачей пришедшего к власти в 2018 г. нового премьер-министра Австралии Скотта Моррисона стало восстановление былых тесных отношений с океанийскими соседями, большинство из которых всего полвека назад находились под управлением Австралии и полностью зависели от воли Канберры.

Роль Австралии в Океании после обретения ее зависимыми территориями суверенитета оставалась ключевой вплоть до середины 2000-х гг.: внешняя политика новых независимых островных государств подчинялась линии австралийского руководства, представители которого каждый год принимали участие в Форуме Тихоокеанских Островов – главной региональной организации в Океании, сегодня состоящей из 16-ти участников.

Однако в последние годы торгово-экономические инициативы Китая, самая масштабная из которых – «Один пояс – один путь», включившая в себя Фиджи, Папуа – Новую Гвинею и Вануату, нарушили казавшееся незыблемым главенствующее положение Австралии в Океании. И Канберре под руководством С. Моррисона пришлось первым делом выложить немалую сумму в виде грантов и кредитов на инфраструктурные проекты ($2,18 млрд), превышающую китайские инвестиции в регион, чтобы попытаться заставить вышедшие было из-под контроля островные страны вновь перейти под влияние своего традиционного партнера.

Важным шагом С. Моррисона стали визиты в Океанию в 2019 г.: впервые в истории австралийский премьер-министр посетил Фиджи (с населением 900 тыс. чел.) и Вануату (300 тыс. чел.), наиболее активно сотрудничавшие с КНР и поэтому сильно задолжавшие Пекину (в частности, у Вануату долг перед Китаем достиг 50% общего внешнего долга), и заключил с ними ряд экономических и прочих партнерских соглашений, призванных снизить влияние Пекина. Что касается Папуа – Новой Гвинеи, то хоть объемы австралийской экономической помощи этой стране являются самыми большими в мире, оказать влияние на ее отношения с Китаем посредством увеличения дотаций оказалось делом сложным. Страна с 8-миллионным населением (превышающим 5-миллионную Новую Зеландию) под руководством нового премьер-министра Джеймса Марапе избрала тактику «со всеми дружить и ни с кем не враждовать» («friends to all and enemies to none»), что означает желание принимать инвестиции от любых партнеров, – будь то китайцы, австралийцы или кто-то еще, – но не отдавать предпочтений никому из них (при этом следует отметить, что долг Папуа – Новой Гвинеи перед Китаем составляет 23,7% внешнего долга). Тем не менее Папуа – Новая Гвинея решила не нарушать предыдущих договоренностей с Канберрой о реконструкции военно-морской базы «Ломбрум» на острове Манус, достигнутых еще до прихода С. Моррисона к власти.

Заново «осваивая» Океанию в 2018-2020 гг., австралийскому премьер-министру успешнее всего удалось выстроить отношения с Соломоновыми Островами – государством с 650-тысячным населением, которому Китай выдает кредиты, даже несмотря на дипломатическое признание Соломоновыми Островами Тайваня (который также использует дипломатию «чековой книжки» в отношениях с этим островным государством). А в 2003-2017 гг. на Соломоновых Островах была дислоцирована возглавляемая Австралией 7-тысячная миссия RAMSI («Regional Assistance Mission to Solomon Islands» – «Региональная миссия помощи Соломоновым Островам»), состоявшая из военных и полицейских стран Океании, призванная разоружить местных боевиков и сдерживать этнополитический конфликт в этом государстве (по приглашению его же руководства). Главным достижением С. Мориссона стало то, что в 2020 г. премьер-министр Соломоновых Островов Манассе Согаваре ратифицировал, наконец, предложенное Канберрой еще в 2017 г. соглашение о свободной торговле «PACER Plus» («Pacific Agreement on Closer Economic Relations» – «Тихоокеанское соглашение о более тесных экономических отношениях»). Как бонус было также подписано соглашение о трудовых мигрантах, которое позволяет жителям островного государства работать в Австралии и Новой Зеландии.

Переговоры по «PACER Plus» начались еще более десяти лет назад, и лишь в июне 2017 г. в г. Нукуалофа (столице Тонга) вместе с Австралией и Новой Зеландией соглашение подписали 9 участников: с высоким внешним долгом перед Китаем (Самоа, Тонга, Кирибати), средним долгом (Вануату, Соломоновы Острова) и низким (Науру, Тувалу, Острова Кука, Ниуэ). Однако по состоянию на 2020 г. ратифицировали его (помимо Соломоновых Островов, Австралии и Новой Зеландии) лишь Самоа, Тонга и Кирибати, в то время как в парламенте Вануату, к примеру, складывается оппозиция против ратификации этого соглашения. Вообще не присоединились к «PACER Plus» одни из самых населенных и экономически крепких стран Океании – Папуа – Новая Гвинея и Фиджи. Оба островных государства, которые обладают довольно развитым по меркам региона внутренним производственным сектором, отказались подписывать соглашение в связи с его вероятным негативным влиянием на местную промышленность, а также на возможность руководства океанийских стран регулировать потоки иностранных инвестиций. По шуточному выражению экспертов, без ведущих стран Океании соглашение «PACER Plus» выглядит скорее как «PACER Minus». Тем не менее ожидается, что в ближайшие месяцы остальные участники ратифицируют соглашение.

Австралии выгодно сотрудничество с Соломоновыми Островами также потому, что в 2021-2023 гг. это государство войдет в состав Экономического и Социального Совета ООН (ЭКОСОС), где оно будет представлять интересы развивающихся островных государств Океании по целому спектру вопросов, включая изменение климата и устойчивое развитие.

Выгодной стороной для укрепления отношений Австралии с Соломоновыми Островами обернулась экономически убийственная пандемия COVID-19: несмотря на отсутствие случаев заражения вирусом, в конце марта 2020 г. на Соломоновых Островах был введен режим чрезвычайного положения сроком на 4 месяца (третий по счету за историю – первый был введен в 1999 г. в связи с началом гражданской войны, второй – в 2014 г. на фоне разрушительного наводнения). В результате от целого ряда западных государств и международных организаций Соломоновым Островам была выделена гуманитарная и экономическая помощь. Австралия предоставила свыше $8 млн, Новая Зеландия – более $1 млн, в то время как финансовая помощь Китая составила всего $300 тыс., хотя сопровождалась масштабными поставками тестов для выявления COVID-19 и средств индивидуальной защиты.

В заключение хотелось бы отметить, что 2020 год был успешным не только для премьер-министра Австралии С. Моррисона, по частям собирающего океанийские государства в австралийскую сферу влияния ради обеспечения стратегической безопасности своей страны, но и для многих островных южнотихоокеанских государств, умело получающих от «больших игр» свои немалые выгоды.

София Пале, кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании ИВ РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts