Опасный прецедент

P 29.07.2020 U Константин Асмолов

COUR342342

7 июля 2020 г. суд Центрального округа Сеула обязал Ким Чен Ына и Северную Корею выплатить компенсацию двум бывшим военнопленным за принудительные работы во время их плена на севере страны. Это был первый случай, когда южнокорейский суд заявил о своей юрисдикции над Северной Кореей.

Поясним подробности. Некие Ро (Но) Са Хон (сейчас ему 91 год) и Хан Чжэ Бок (сейчас ему 86 лет) воевали за Южную Корею во время Корейской войны. По их словам, они были взяты в плен, но не были репатриированы на родину после заключения перемирия, и в течение 33 месяцев были вынуждены работать на угольной шахте в южной провинции Пхенъан. Что с ними было потом, история умалчивает, но одному из бывших военнопленных удалось вернуться на родину в 2000 году, а другому – в 2001 году. К сожалению, в СМИ никак не отражено, как именно было подтверждено то, что два пожилых человека являются именно теми экс-военнопленными, как и их показания о принудительном труде. Важно это по следующей причине: в конце корейской войны пленные как Севера, так и Юга были поставлены перед выбором: вернуться согласно принятым процедурам обмена или остаться в той стране, где они находятся. В основном это касалось граждан РК, насильно мобилизованных в армию КНДР, но были и иные варианты.

В октябре 2016 года Но и Хан подали иск в суд Центрального округа Сеула, утверждая, что понесли огромный моральный и физический ущерб, принудительно занимаясь строительными работами с сентября 1953 года по июнь 1956 года. В иске, поданном против режима Пхеньяна, они требовали индивидуальной компенсации от правительства и лидера КНДР.

По мнению представителей истцов, ответственность лежала на тогдашних руководителях КНДР Ким Ир Сене и Ким Чен Ире, а также нынешнем главе КНДР Ким Чен Ыне, который унаследовал их финансовые обязательства. В основе процесса лежало юридическое положение Северной Кореи. Южнокорейское законодательство рассматривает КНДР не как отдельную страну, а как незаконную антигосударственную организацию, и, согласно ст. 3 Конституции РК, «территория Республики Корея состоит из Корейского полуострова и прилегающих к нему островов», часть которого считается незаконно отторгнутой.

И вот 7 июля суд Центрального административного округа Сеула обязал Северную Корею выплатить по 21 млн вон (17,550 долларов) каждому из них. Адвокаты, правда, добивались выплат по $145 тыс. долл, но окружной суд постановил, что Ким Чен Ын лишь частично несет ответственность за деяния северокорейского режима, а репрессии в отношении бывших военнопленных применялись при правлении отца и деда нынешнего лидера КНДР. Потому суд обязал господина Кима выплатить истцам только отмеченную выше сумму.

Пока не ясно, как именно решение суда будет исполнено. Вероятность того, что КНДР признает решение суда или возместит ущерб, крайне низка, поэтому представители истцов заявили, что планируют наложить арест на северокорейские активы в Южной Корее, что может включать роялти, выплачиваемые южнокорейскими вещательными компаниями и издателями за использование северокорейских государственных телевизионных клипов и публикаций.

В частности, адвокаты истцов намерены инициировать процедуру принудительного изъятия средств через Фонд экономического и культурного сотрудничества Юга и Севера. Фонд был учреждён в январе 2004 года, и в том числе занимается выплатой авторских отчислений за использование северокорейских материалов, в том числе видеоматериалов телевидения КНДР. Однако с 2008 года выплаты были остановлены из-за известного инцидента, когда северокорейский часовой застрелил южнокорейскую туристку на туристическом курорте Кымган. В 2009 году счет был заморожен, но на нем остаются около 2 миллиардов долларов.

Протестов решение не встретило. Как заявил представитель министерства по делам воссоединения РК Ё Сан Ги, правительство РК уважает решение суда по иску о возмещении ущерба военнопленным. Господин Ё указал, что РК будет продолжать сотрудничать с мировым сообществом и КНДР для достижения реального прогресса в решении проблемы военнопленных и похищенных, и отметил, что правительство рассматривает различные «эффективные способы» компенсации, добавив, что «в РК нет северокорейских активов, о которых правительство знает».

СМИ РК тоже приветствовали это решение – «осуществление судом своей юрисдикции является беспрецедентным», и «это дело послужит важной вехой в том, что южнокорейцы смогут получить компенсацию за ущерб, нанесенный им Севером в прошлом. Сеул должен приложить усилия, чтобы привлечь Север к ответственности за свои зверства против южнокорейцев».

Вторая история такого рода – попытка заставить КНДР заплатить за уничтоженную южнокорейскую собственность в виде здания центра связи в Кэсоне, взорванного северянами на фоне «листовочного обострения». 16 июля 2020 г. южнокорейские прокуроры начали расследование в отношении сестры северокорейского лидера Ким Чен Ына – Ким Ё Чжон и начальника Генерального штаба северокорейской армии Пак Чон Чхона после того, как 8 июля сеульский адвокат Ли Ген Чжэ подал на них жалобу в прокуратуру Центрального округа Сеула, и дело было передано в отдел общественных расследований.

На пресс-конференции адвокат Ли наговорил много интересного. Например, что поскольку отделение связи – это псевдодипломатическая миссия, его взрыв близок к объявлению войны. Что в соответствии с Конституцией Северная Корея находится под юрисдикцией Южной Кореи, а умышленное уничтожение государственного имущества может быть наказано лишением свободы на срок более 10 лет или пожизненным заключением даже по северокорейскому уголовному законодательству. Что «трудно арестовать Ким и Пака и привлечь их к ответственности, но расследование может быть проведено. Мы должны дать 25 миллионам северокорейцев знать о ложном имидже и лицемерии их правящей семьи, а также о правовом порядке нашей свободной демократии».

Министерство РК по делам воссоединения идею не оценило – как заявил 20 июля Ё Сан Ги, судиться с Северной Кореей, требуя компенсации за снос построенного Южной Кореей совместного офиса связи, не является жизнеспособным вариантом. «Что касается сноса межкорейского отделения связи, то нам явно необходимо пересмотреть различные способы устранения нашего ущерба, и мы уже давно этим занимаемся. Но в свете уникального характера межкорейских отношений не могут не возникнуть проблемы с решением этого вопроса в судебном порядке, включая подачу иска о возмещении ущерба». А кандидат на пост министра воссоединения Ли Ин Ён считает, что в качестве компенсации Север может предоставить земельный участок для открытия представительства РК в Пхеньяне. По мнению Ли Ин Ёна, ввиду характера межкорейских отношений решение вопроса о возмещении ущерба через судебный процесс практически неосуществимо.

Но вернемся к решению суда относительно бывших пленных. С точки зрения автора, это решение приведет к аналогичным судебным искам со стороны других южнокорейских военнопленных, а также людей, «похищенных» Северной Кореей. Механика проста и понятна на примере аналогичных исков о компенсациях, которые штампуют суды РК по делам принудительно мобилизованных во время японского колониального правления. Также исход дела Хана и Но может повлиять на итог других дел против северокорейского лидера, которые в настоящее время находятся на рассмотрении прокуратуры, включая жалобы, поданные консервативными НКО в связи с его «преступлениями против человечности».

Если Но и Хан получат деньги, они станут первыми южнокорейцами, получившими финансовую компенсацию за ущерб, нанесенный им на Севере. И тогда толпа карьерных перебежчиков, помахивая слезоточивыми мемуарами, побежит в суд не столько ради призрачного шанса получить большие деньги, сколько для привлечения внимания.

Так что этот опасный прецедент может осложнить межкорейские отношения примерно так же, как решение иного корейского суда, позволяющего по аналогичным искам конфисковывать японские активы на территории РК и не только. И когда Пхеньяну в следующий раз захочется обострить ситуацию, они могут ухватиться за этот иск.

Правда, в этом вопросе КНДР сама не без греха; северокорейская юстиция наштамповала ряд приговоров южнокорейским чиновникам, включая экс-президента Пак Кын Хе. Но мы говорим о поводах, а не о причинах.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts