Президентские выборы в США и Корейский полуостров

P 13.09.2020 U Константин Асмолов

NK4234222

В США определились участники президентских выборов, которые пройдут 3 ноября. Кандидатом от Республиканской партии стал нынешний глава Белого дома Дональд Трамп, а от Демократической партии – бывший вице-президент Джо Байден. В этом контексте министерство иностранных дел РК запустило рабочую группу по прогнозированию результатов выборов и анализу обещаний и политических позиций двух кандидатов и анализу их возможного влияния на дипломатию, безопасность и экономику.

Это разумный шаг, так как до 3 ноября 2020 г. осталось меньше двух месяцев, и, с точки зрения экспертов-американистов, однозначного победителя определить тяжело – но наш текст будет про то, как итоги выборов отразятся на ситуации на Корейском полуострове и в меньшей степени на регионе в целом.

Дональд Трамп намерен продолжать свою  нынешнюю политику, главными принципами которой являются усиление протекционизма и создание новых рабочих мест. По его мнению, для того чтобы быть мировым гегемоном, США сначала должны сконцентрироваться на внутренних проблемах, а не растрачивать силы и ресурсы вовне.

В этом контексте Трамп намерен прекратить бесконечные и невыгодные с его точки зрения войны, которые ведут США: заметим, что, несмотря на одиозную риторику и агрессивный твиттер, Трамп (пока) оказался одним из немногих президентов США, при котором американские военные не обрели еще одного противника.

Джо Байден, напротив, намерен сохранить традиционную модель лидерства США во внешней политике, обновив дипломатические связи и отношения, из которых Трамп выходил как из невыгодных. Так, Байден намерен заново вступить во Всемирную организацию здравоохранения и присоединиться к Парижскому соглашению по климату, считая, что шаги Трампа привели к ослаблению позиций США в мире.

С точки зрения «отношений» Трамп – более непростой партнер для Сеула, чем Байден. В случае переизбрания он еще больше усилит свою политику “Америка прежде всего”, в том числе стремление «заставить союзников заплатить свою справедливую долю». Развязав себе руки вторым сроком, он, как считают эксперты РК, постарается отозвать зарубежные военные контингенты на родину и заставить союзников повысить их долю в совместных с США оборонных расходах.

Пока Вашингтон и Сеул все еще находятся в тупике по поводу того, насколько большее бремя должна взвалить на себя Южная Корея, Сеул предлагает максимум + 13% от прежней суммы. Вашингтон заявляет, что – минимум 50%. В случае переизбрания Трамп продолжит давление. Кроме того, неизвестно, какова будет политика Трампа по вопросу сохранения американского контингента в РК в нынешнем виде. Возможно, его будут пытаться сокращать.

Аналогичная ситуация касается двустороннего соглашения о свободной торговле (ЗСТ) Корея-США, которое, по мнению Трампа, создавало рабочие места только для Южной Кореи: «Мы заключили ужасную сделку с Южной Кореей, помнишь? Это был особый случай с Хиллари Клинтон. Она сказала, что это даст 250 000 рабочих мест, и она была права, за исключением того, что, к сожалению, рабочие места пошли в Южную Корею, а не к нам».

При Байдене же подобные требования, скорее всего, будут свернуты, но надо помнить, что в целом экономическая и ценностная зависимость Сеула от Вашингтона все равно никуда не денется.

Северокорейская повестка двух кандидатов различается более явно. Дональд Трамп делает ставку на дружеские отношения с Ким Чен Ыном и постоянно напоминает, что иной президент довел бы дело до войны, которая обошлась бы США «очень дорого». Пока процесс по-прежнему «стоит на паузе», и каждый его участник получил minor victory: с точки зрения Трампа, санкции работают, а северокорейские МБР не летают; с точки зрения Кима, есть время на то, чтобы бросить силы на развитие экономики страны, преодолевая последствия пандемии и приноравливая ее к следующему витку санкций, что позволит ему продолжать улучшать уровень жизни населения и руководить не только с помощью кнута, но и пряника.

Соглашений с «хромой уткой» не заключают, но если Трамп выйдет на второй срок, можно ожидать формального продолжения диалога, точнее серии демонстрационных мероприятий, призванных показать, что диалог продолжается и никакого тупика в нем нет. Да, от Америки будут ждать весомых встречных шагов, но ради четырех лет спокойствия на данном направлении Трамп может и сделать пару шагов навстречу, если его внутриполитические позиции укрепятся. Пока Трамп обещает «быструю сделку» в случае переизбрания, но подробности остаются в тени. Автор ожидает заявления об окончании Корейской войны – жест символический, но важный для обеих сторон.

С точки зрения Байдена и Ко, Трамп заигрывает с тираном без какого бы то ни было результата. То, что КНДР не запускает МБР и не проводит ядерные испытания, не означает, что ракетно-ядерная программа Севера заглохла. Нет, она продолжается, а значит, проблема не решена. Кроме того, если для республиканцев проблема номер 1, связанная с КНДР, это ЯПКП, для демократов – тиранический режим, нарушающий права человека. Не забудем, что повестка Демократической партии США в значительной степени крутится вокруг защиты определенных угнетенных категорий, да и с точки зрения нарушения прав человека «докапываться до Севера» весьма удобно.

Сам Байден был язвительным критиком политики Трампа и его встреч с Ким Чен Ыном, отчего СМИ КНДР называли его бешеной собакой, которую следует забить до смерти за комментарии, оскорбляющие «высшее достоинство страны».

Поэтому в случае его прихода, все, чего добились Трамп и Ким, будет обнулено. Reuters открыто говорит, что в случае победы Байдена «обмена любовными письмами или зрелищного саммита больше не будет». Будет попытка «скоординированных усилий», направленных на сколачивание коалиции против КНДР, усиление ее дипломатической изоляции и «привлечение внимания к нарушениям прав человека в стране способом, которого не хватало в нынешней политике США». При этом он будет опираться на таких ястребов, как Виктор Чха или Эванс Ревере, и в большей степени учитывать требования Японии. Например, начать будировать вопрос о ее гражданах, похищенных КНДР.

Ревере, кстати, вполне допускает, что «Американское сообщество по контролю над вооружениями, вероятно, будет иметь сильный голос в администрации Байдена и будет утверждать, что пришло время принять идею о том, что Северная Корея теперь является ядерной державой». Но вывод из этого будет сделан не «с новой ядерной державой надо вести диалог как с равным», а «задавить любой ценой».

Разумеется, действие породит противодействие, и специалисты предполагают, что победа Байдена может подтолкнуть Северную Корею к враждебным действиям. Как минимум – новые демонстрации северокорейской военной мощи «в пределах допустимого» наподобие испытаний БРПЛ как максимум – разрыв джентльменского соглашения относительно МБР или ядерных испытаний, которое КНДР продолжает соблюдать, несмотря на слова о том, что моратория больше нет. Впрочем, по мнению Ревере и его коллег, такие действия только помогут подчеркнуть угрозу, которую представляет режим Кима, добившись большего понимания от союзников и оправдания ответных действий.

Теперь о том, что НЕ изменится вне зависимости от того, кто займет Белый дом.

Вошедшая в активную фазу при Трампе конфронтация Пекина и Вашингтона будет продолжаться, поскольку она вызвана не столько нынешними предубеждениями президента его окружения, сколько комплексом причин, как технических, так и идеологических; Китай становится вызовом с точки зрения успешной альтернативной системы ценностей, и это чрезвычайно опасно для США, гегемония которых держалась за счет лидирующего положения на рынке смыслов и представления о том, что олицетворяемая ими либеральная демократия может иметь недостатки, но по сумме факторов все равно является наилучшей моделью

Иное дело, что если в противостоянии с Китаем Трамп больше упирал на прямое давление или методы экономической войны, демократы будут использовать более тонкие методы, в первую очередь попытку заклеймить Пекин как попирателя общечеловеческих ценностей. Тут не исключено, что мы увидим увеличенную поддержку внутри китайских диссидентов и сепаратистов, а также более эффективное раздувание истерии вокруг того, что в Китае нарушаются права человека (вплоть до вероятной фабрикации свидетелей или принятия на веру откровенных фейков из репертуара секты Фалуньгун).

Не ослабнет (и скорее усилится) санкционная петля. Хотя Трамп критиковал политику Обамы, фактически он продолжал его курс на «стратегическое терпение», которое сводилось к тому, чтобы воздерживаться от рискованных и опасных вещей, аккуратно покачивать лодку и ждать, пока КНДР не надорвется в кольце усиливающихся санкций. Более того, он дополнил это концепцией вторичного бойкота, и, скорее всего, Байден будет продолжать данную линию.

Но вернемся в РК. Эксперты, с которыми связалась газета Korea Times, полагают, что для южнокорейской дипломатии и национальной безопасности оба кандидата показывают себя и с хорошей, и с плохой стороны. На одной чаше весов – текущие проблемы с ЗСТ или распределением военных расходов, и тут хуже Трамп. На другой – желание Мун Чжэ Ина (хотя бы на словах) продвигать повестку межкорейского примирения – и тут хуже Байден.

Для Севера более приемлем Трамп: худой мир лучше доброй ссоры, а в случае Байдена ее вероятность увеличивается. Автор же традиционно надеется на лучшее, но готовится рассмотреть все варианты.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts