Мун Чжэ Ин против Ли Нак Ёна

P 16.09.2020 U Константин Асмолов

LEE534522

29 августа 2020 г. бывший премьер-министр РК Ли Нак Ён был избран председателем правящей Демократической партии Тобуро. За него отдано 60,77% голосов делегатов. Его соперниками в борьбе за пост лидера правящей партии были бывший министр внутренних дел Ким Бу Гём и депутат Национального собрания Пак Чу Мин.

На взгляд автора, это очередной, пусть и незаметный политический проигрыш президента Мун Чжэ Ина, и вот почему. Автор внимательно следит за фракционной борьбой в правящей партии, где складывается интересная картина. С одной стороны, демократы обладают почти абсолютным большинством в партии, а президент Мун установил своего рода рекорд: такого уровня рейтинга на 3-4 году правления ни у кого не бывает обычно к этому времени, и президент уже превращается в «хромую утку». С другой стороны, проблема Муна связана с тем, что у него пока нет возможности застраховать себя от классической участи южнокорейского президента и передать власть человеку из своего ближнего круга, который, сменив его на посту первого лица, не начнет громкое коррупционное дело по своему предшественнику.

Да, у Муна есть группа соратников, которых он расставил на ключевые посты. Однако те фигуры из его окружения, которые могли бы побороться за президентское кресло, либо не имеют достаточно сил и ресурсов, либо в той или иной мере скомпрометированы скандалами, которые в случае президентских амбиций данных лиц легко снова раздуть.

Поэтому 2 основных кандидата от демократов не являются людьми Муна: второй в списке – это губернатор столичной провинции Ли Чжэ Мён, не меньший популист чем Мун, человек несколько более левых взглядов, который к тому же удачно раскрутился на противостоянии пандемии коронавируса. Мун предпринимал меры по его нейтрализации, однако все попытки найти на него компромат, итогом которого стала бы посадка, заканчиваются неудачей. Думаю, аудитория помнит громкую историю с обвинениями некой актрисы, в результате чего специальный консилиум из журналистов и врачей осмотрел причинное место губернатора на предмет наличия там родимого пятна, которое она упоминала.

Но гораздо интереснее главный конкурент Муна и основной претендент на пост президента – Ли Нак Ён.

В отличие от многих политиков популистов, которые делали карьеру исключительно как партийные чиновники, Ли имеет полезный опыт административной хозяйственной деятельности, который сделал его достаточно популярным. Как чиновник он пять сроков провел в должности губернатора провинции Южная Чолла.

После избрания Муна Ли был назначен премьер-министром и провел на этом посту более 900 дней – самый длинный срок пребывания на этом посту за последние 30 лет, оказавшись хорошим кризис-менеджером. Это важно, так как в условиях президентской республики премьер – в значительной степени символический пост.

Ли Нак Ён был известен своим скрупулёзным подходом к работе, а также строгостью к членам кабмина. Он пользовался доверием президента и в начале рабочего дня они часто вместе завтракали, обсуждая дела.

В декабре 2019 г. Ли сняли с поста премьера. «Партия хочет, чтобы Ли занимался общей избирательной стратегией ДПК», писали корейские СМИ. По одной версии, Мун решил избавиться от соперника, который набрал слишком много влияния, сдерживал откровенных популистов и снижал градус неадекватности принятых решений. По другой, – выдвинул его как «лучшего из худших» – он не относится к явным противникам, а по мере появления более лояльного преемника его можно сдвинуть.

После отставки Ли Нак Ен руководил предвыборной стратегией партии и баллотировался сам, одержав на выборах 15 апреля 2020 г. знаковую победу против Хван Гё Ана, тогдашнего лидера консерваторов. Помимо этого, Ли возглавлял специальный комитет ДПК, занимавшийся ситуацией с Covid-19.

7 июля 2020 г. Ли Нак Ен объявил о своей заявке на пост председателя партии: «Я выслушал различные мнения внутри и вне партии о моей заявке на пост председателя партии и пришел к выводу, что я должен сделать все возможное, чтобы выполнить ответственность за преодоление национального кризиса, которую история возложила на нашу партию», – сказал он в своей речи в Национальном Собрании.

Новых или неочевидных идей в программе Ли не было: оживление экономики, необходимость решения проблемы растущего социального неравенства, реформа законодательства, поддержка стремления президента Муна возобновить переговоры с Северной Кореей. Однако в программе Ли не было ключевых для Муна и его окружения пунктиков – идеи безусловного базового дохода, реформы прокуратуры и других популистских решений.

В этом контексте Мун начал топить Ли, но делал это весьма аккуратно. Во-первых, на выборах председателя партии против Ли Нак Ёна был выставлен представитель ближнего круга Муна, экс-министр внутренних дел Ким Бу Гём. 4 года назад он смог получить мандат депутата парламента от консервативного Тэгу, и эта победа сделала его политической иконой на политической сцене Южной Кореи, основанной на высоком регионализме. Кроме того, Ким Бу Гём имел большую базу поддержки внутри партии как давний союзник бывшего президента Но Му Хена. Хотя на выборах 15 апреля Ким снова баллотировался от Тэгу и проиграл, он все еще рассматривался как возможный претендент на пост кандидата в президенты.

В отличие от Ли Ким позиционировал себя как партийный чиновник без амбиций, готовый пробыть на посту председателя положенные два года. «Я стану лидером партии, который несет ответственность, […] кто трудится, чтобы грести (на лодке), а не тот, кто наслаждается поездкой в цветочном паланкине».

Во-вторых, против Ли началась кампания в СМИ. Прямо его ни в чем не обвиняли, но отмечалось, что «еще не доказал себя в основной промуновской школе партии», и что, если Ли будет баллотироваться на президентских выборах, искомый пост ему занимать всего семь месяцев. Это связано с тем, что в уставе партии говорится, что лидер партии, который хочет баллотироваться в президенты, должен покинуть свой пост за год до даты выборов. Следующие президентские выборы состоятся 9 марта 2022 года, что означает, что Ли должен уйти до 9 марта 2021 года, если он намерен продолжать президентство.

Еще СМИ начали писать, что Ли не оправдывает ожиданий – не только потому, что оказывается символом администрации и несет ответственность за все ошибки, но и потому, что недостаточно строг – в ситуациях, когда положено кричать «Ату!», он требует сначала разобраться, а потом выносить решения. Отмечалось и то, что как экс-премьер, он не может критиковать действия президента и его курса, и что большая часть его популярности связана с популярностью правительства Мун Чжэ Ина.

А в преддверии съезда Ли Нак Ёна посадили на карантин после непрямого контакта с носителем вируса Covid-19. Как оказалось, он использовал тот же микрофон, что и человек, у которого было подтверждено наличие Covid-19. Результаты теста у самого Ли Нак Ёна оказались отрицательными, но до 21 августа он должен был находиться на самоизоляции, что подрезало его предвыборную активность и не давало ему возможности лично быть на съезде, который был назначен на 29 августа.

Наконец, прямо перед съездом выяснилось, что, по данным опроса, проведённого агентством Gallup Korea в период с 11 по 13 августа, Ли Чжэ Мён обошел Ли Нак Ёна в рейтинге будущих президентов. Хотя, согласно последнему опросу от того же Gallup Korea, проведенному 18-20 августа, по вопросу о том, кто должен быть председателем ДПК, 48% опрошенных людей поддержали Ли. Ким Бу Гёма поддерживали 15%.

Однако, как гласит русская поговорка, «не рой другому яму, сам в нее попадешь». Хотя съезд 29 августа был организован как массовое мероприятие с участием сотен членов партии, на фоне вспышки коронавируса и под давлением рядовых членов партии пришлось провести в режиме онлайн. Председатель партии Ли Хэ Чхан и лидер парламентской фракции Ким Тхэ Нён тоже присутствовали виртуально. Оказалось, что фотограф, который их снимал, получил положительный результат на вирус, а «закон один для всех».

Как умелый игрок “в престолы”, Мун показал хорошую мину при плохой игре. 3 сентября он, как в старые времена, снова позавтракал с Ли, отчего менее внимательным экспертам и кажется, что никакой подковерной борьбы не было. Ли заявил, что, как лидер партии, он сосредоточит все усилия на преодолении национального кризиса и будет стремиться к политике “принципиального сотрудничества” с оппозиционными партиями. Мун в ответ сказал: «Не стесняйтесь говорить со мной в любое время. Вы можете звонить мне даже по выходным».

Что дальше? Автор надеется, что курс на оздоровление общества в 2022 году продолжится с новым президентом демократов. По его мнению, вокруг Ли Нак Ена группируются «здоровые силы» демократической партии, которые, с одной стороны, честно исповедуют либеральную демократию, с другой – не являются популистами и/или коррупционерами. Среди палитры кандидатов от разных направлений Ли Нак Ен кажется наиболее вменяемым и адекватным. Как выглядит популист у власти, мы видим на примере Муна. Генеральный прокурор Юн Сок Ёль, к которому присматриваются консерваторы, неплох, но возникает вопрос: насколько хорошо он разбирается в вещах за пределами своей профессиональной деятельности, и не будет ли это чревато ошибками в экономике и внешней политике. Кроме того, не очень понятно, кто составит его команду. Каковы шансы самих консерваторов – не ясно, но в последнее время они отыгрывают позиции. Впрочем, об этом уже в следующем материале о южнокорейской внутренней политике.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts