Южнокорейские «патриоты»: «А нас-то за что!?»

P 18.09.2020 U Константин Асмолов

KOR7452342

В сентябре 2020 года в Южной Корее параллельно развернулись два скандала, которые могут сказать довольно много про то, что такое южнокорейское гражданское общество с точки зрения реакции на расизм или отношения к травле.

С одной стороны, это история с Ли Хё Ри, которая во время выступления на комическом реалити-шоу MBC “Hangout with Yoo” заявила, что хочет выйти на глобальный уровень и собирается взять сценический псевдоним «Мао», что оскорбило часть китайских пользователей.

С их точки зрения, она высмеяла покойного лидера Мао Цзэдуна: «учитесь уважать других»; «Почему вы шутите с великим человеком из другой страны?». В течение двух дней Instagram певицы получил более чем 100 000 “злонамеренных” комментариев.

В ответ южнокорейское гражданское общество фактически обвинило Китай в политическом терроре против звезды, выпустив из внимания контекст заявления. «Ли не использовала никаких унизительных терминов, а просто говорила о своем сценическом имени». «Мао – это фамилия не только Мао Цзэдуна».

При этом первую скрипку в обличении Китая и китайцев играла такая организация, как VANK, распространившая онлайн-петицию под названием «Остановите кибершовинизм Китая, который линчевал корейскую знаменитость». «Мы выступаем против шовинистической позиции нападок на других во имя национализма, которая включает в себя интерпретацию даже самой малой части выражения самым злобным и оскорбительным образом».

Выглядит это весьма своеобразно, учитывая, что основное назначение VANK – обличать японских и не только фальсификаторов истории и устраивать бурные кампании ненависти в интернете в случаях, если какое-либо официальное лицо публично усомнится в государственном мифе о “женщинах для утешения” или в учебниках какой-нибудь страны остров Токто будет объявлен японским. Главный ее проект на данный момент – требование запретить японскую национальную символику во время грядущих Олимпийских игр в Токио, поскольку на фоне территориальных споров Японии и РК сам факт появления японского флага суть «политическая, религиозная или расовая пропаганда».

Особую ненависть у них вызывает т.н. флаг Восходящего Солнца, который широко использовался Императорской Японией во время Второй мировой войны. Хотя этот флаг использовал и военный, и торговый флот, корейские «патриоты» активно борются с его появлением где бы то ни было, заявляя, что это «флаг военных преступников», символизирующий военную агрессию, который крайне оскорбителен для корейцев, поскольку напоминает о трагической истории японской оккупации Корейского полуострова в 1910-1945 годах.

Правда, телекомпания MBC удалила сцену с Ли из видео, доступных для воспроизведения в интернете, добавив, что у нее нет намерения “подразумевать конкретную фигуру”, и она хочет предотвратить дальнейшее недоразумение. Судя по репликам тех, кто успел посмотреть видео, телевизионщики поступили правильно и тон высказывания Ли мог спровоцировать негативные комментарии.

Другая история касается филиппинской звезды TikTok (более 15 миллионов подписчиков на TikTok и более 2,4 миллиона подписчиков в Instagram) Беллы Поарч, которая продемонстрировала татуировку с рисунком, напоминающим флаг Восходящего Солнца (сердце обрамленное лучами). Когда ее онлайн-поклонники из Кореи выразили обиду на татуировку, 19-летняя Поарч, извинилась в нескольких постах и пообещала избавиться от своей татуировки. Сказав, что не знала истории, стоящей за татуировкой, и пообещала рассказать об этом другим.

Но распалившимся патриотам этого было мало и «аккаунты, идентифицированные в местных СМИ как принадлежащие корейским пользователям», забросали расовыми оскорблениями сначала саму Поарч, а потом всех филиппинцев. Они использовали провокационные выражения, среди которых самыми политкорректными были “бедная страна” и “необразованные низкорослые люди”. Некоторые даже оставили комментарии, назвав цвет кожи филиппинцев “уродливым”, и подчеркивая то, что в РК филиппинцы в основном находятся в качестве домашней прислуги – вот пусть чернь и знает свое место.

Однако подобные действия вызвали противодействие, и в социальных сетях на Филиппинах появились с хэштегами #ApologizetoFilipinos, #ApologizeKorea, #CancelKorea и #Cancelracism. По состоянию 10 сентября было опубликовано более 350 000 твитов с хэштегом #CancelKorea.

Некоторые филиппинцы резко осудили Южную Корею и ее народ, рассказав о случаях расизма, которые они пережили от корейцев, – дело в том, что граждане Филиппин часто оказываются там в нише гастарбайтеров.

Несколько пользователей Твиттера отметили, что корейцы должны быть благодарны филиппинским ветеранам войны, которые участвовали в Корейской войне 1950-53 годов, чтобы сражаться за страну, которая до войны не вызывала большого внимания или интереса во всем мире.

К тому же, на обидные прозвища в адрес филиппинцев те ответили симметричными обзывалками. Корейцы вышучивали низкий рост и смуглую кожу, их в ответ обозвали «пластиковыми лицами», указывая на распространенность пластической хирургии. Или начали отзываться о том, как корейцы стараются при любом удобном случае говорить на плохом английском вместо родного языка.

И тут южнокорейское гражданское общество снова заговорило о расизме, дискриминации, надругательстве над нацией, которая так пострадала от японцев, с весьма вероятной поддержкой филиппинских троллей государственными структурами страны.

Увы, подобная реакция гражданского общества РК, построенная на двойных стандартах, напоминает автору широко распространенный украинский анекдот, в котором два полупьяных молодых человека идут по улице и раздумывают, кого бы побить ради развлечения. Один из них задается вопросом: “А что будет, если не мы их побьем, а они нас?” Второй отвечает: “А нас-то за что?”. – Возможно, корейскому гражданскому обществу стоит перевести его и не уподобляться этим «героям».

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts