Бахрейн в фарватере политики США и Израиля

P 16.10.2020 U Виктор Михин

BAH45211

Бахрейн, небольшой эмират, расположенный в Персидском заливе, стал следующим после ОАЭ государством, установившим после жесткого давления США мирные отношения с Израилем. Разумеется, король Хамад ибн Иса Аль Халифа назвал этот шаг «историческим достижением», призванным послужить не только интересам его королевства, но и установлению мира в этом турбулентном регионе мира. Короля и его придворных-суннитов совершенно не смутил тот факт, что большая часть исламского мира расценила этот документ как великое предательство арабского народа Палестины и многих других арабских народов. Жители Бахрейна (до 80% шииты, активно выступающие против правления малочисленной суннитской части страны) также не согласны с властями в оценке произошедшего: сразу 17 общественных движений выступили с совместным заявлением о том, что «сближение не принесет мир, и оно не поддерживается народом».

Примечательно, что журналисты, присутствовавшие на подписании соглашения в Вашингтоне, потом писали, что бахрейнская делегация до самого последнего момента даже не знала содержание этого документа и уточняла его детали с официальными лицами США буквально за минуты до подписания. Другими словами, бахрейнские правители, по сути дела, подписали договор «с закрытыми глазами», и это ярко подтверждает версию о том, что король Бахрейна пошел на данный шаг после получения «зеленого света» от своей «старшей саудовской сестры» и давления США.

Как тут не вспомнить 1871 год, когда мощная Британская империя навязала крошечному эмирату статус протектората, а на самом деле превратила его в свою очередную колонию. Тогда британский резидент в зоне Персидского залива, посетив Бахрейн, подсунул эмиру чистый лист бумаги, который тот был вынужден подписать. А что, собственно, оставалось делать арабу, когда на траверзе Манамы стоял британский военный корабль, пушки которого были наведены на город. Просто какое-то déjà vu с разницей в 150 лет, что говорит о скудости приемов западной дипломатии. Именно с этого периода правители эмирата беспрекословно шли в фарватере политики сначала Великобритании, а сейчас Соединенных Штатов и Саудовской Аравии. Неслучайно именно в Манаме находится штаб-квартира пятого американского флота, бросая тем самым бахрейнцев в пламя уничтожения в случае развязывания распоясавшимися правителями Вашингтона какого-либо военного конфликта в Персидском заливе.

Большая часть израильского пиара вокруг соглашения о нормализации отношений с Бахрейном посвящена тому факту, что в крошечном эмирате проживает до сих пор небольшая еврейская диаспора наряду с другими социальными группами. Исходя из этого факта и не обладая достаточной информацией, многие посчитали, что это необычайно терпимая и «демократическая» страна. Но, к сожалению, это ошибка. Да, с одной стороны, Бахрейн имеет долгую историю этнического разнообразия, является терпимым и дружелюбным местом для многих гастарбайтеров и туристов. Но это также репрессивное государство, где за последнее десятилетие все оппозиционные партии были либо запрещены, либо их лидеры были заключены в тюрьму, а многие диссиденты подверглись пыткам, изгнаны или лишены гражданства. Что же касается «терпимости», то в политике Бахрейна есть глубокий сектантский оттенок, поскольку правящая семья Халифа является арабами-суннитами, в то время как большинство населения шииты, которые чувствуют себя в собственной стране гражданами второго сорта. Это касается и распределения государственных должностей, и назначения на офицерские должности в армии и в других силовых ведомствах, доступа к образованию, зарплаты за одну и ту же выполненную работу, запрещения каких-либо шиитских организаций и партий.

Но дело не только в религиозных оттенках местного населения: власть и богатство сосредоточены только в руках правящей семьи, а не суннитской общины в целом, и правительство, составленное в основном из представителей семьи Халифа, подавляет любые видимые признаки оппозиции как со стороны суннитов, так и шиитов. Оскорбление, например, членов правительства является тяжким преступлением в Бахрейне, и многие бахрейнцы были заключены в тюрьму за “преступления” столь незначительные, как критика в Твиттере злополучной интервенции Саудовской Аравии в Йемен или призывы к падению бывшего диктатора Судана Омара аль-Башира. Именно поэтому бахрейнцы могут понести наказание за критику соглашения о нормализации отношений с Израилем. И именно поэтому многие из них вышли в социальные сети, чтобы написать свой протест, используя хэштег #Bahrainis_Against_Normalization. Кроме того, симпатии к палестинцам столь сильны, что правители эмирата, в том числе король, подверглись резкой критике многих бахрейнцев.

Шиитские оппозиционные группы выражают особое сочувствие палестинцам, потому что, несмотря на многочисленные различия в этих протестах, они считают, что оба народа вовлечены в борьбу за права против системы этнической дискриминации и считают, что множество политических мер направлено на то, чтобы подтолкнуть их к миграции. Один активист, высказавший свое мнение в зарубежных средствах массовой информации, написал, что бахрейнские шииты в некотором плане “действительно чувствуют себя палестинцами”. Однако существует также долгая история солидарности с палестинцами среди арабов-суннитов эмирата. Некоторые бахрейнцы, которые обычно следуют линии правительства, включая суннитов, формирующих общественное мнение, высказались против соглашения ОАЭ с Израилем, но затем полностью, и вполне понятно, замолчали, когда их собственное правительство последовало по приказу США примеру эмиратчиков. Тем не менее 17 бахрейнских групп гражданского общества опубликовали заявление, в котором выступили против этого соглашения Бахрейна о нормализации отношений с теми, кого они называют “сионистским врагом” и “узурпирующим сионистским образованием”, охарактеризовав его как нарушение народного консенсуса в стране и собственного закона королевства, который криминализирует нормализацию отношений. Они также твердо заявили, что бахрейнцы будут стоять на стороне палестинцев до тех пор, пока те не обретут независимость со столицей в Иерусалиме и право беженцев на возвращение.

Реакция общественности Бахрейна резко контрастирует с тем, как приветствовали это соглашение в Израиле. Отчасти это объясняется тем, что между Бахрейном, Израилем и палестинцами существуют очень разные представления о том, что поставлено на карту. Для тех в Израиле и США, кто полагал, что арабы Персидского залива ненавидят Израиль из-за предрассудков или антисемитизма, соглашения, казалось, представляли собой столь необходимый сдвиг от древней этнической ненависти к миру между народами. Это повествование было намеренно вызвано маркетингом администрации Д. Трампа соглашений ОАЭ и Бахрейна как “соглашений Авраама”, раздувая их до статуса исторического прорыва между мировыми конфессиями. Конечно, «мощные образы», такие как главный раввин ОАЭ, дующий в Рош-Ха-Шана шофар в Дубае, должны были принести надежду и облегчение многим.

Но возражения против нормализации сосредоточены на политике больше, чем на религии. С 2002 года Бахрейн официально привержен Арабской мирной инициативе, в рамках которой все 22 члена Лиги арабских государств предложили нормализовать отношения с Израилем только на основе прекращения оккупации и решения о создании двух государств с Восточным Иерусалимом в качестве палестинской столицы.

ОАЭ, по крайней мере, объявили, что де-юре они потребовали прекратить аннексию Западного берега, которой угрожал премьер-министр Биньямин Нетаньяху и которую сейчас втихомолку он продолжает проводить. Бахрейн, похоже, еще не добился какого-либо жеста в отношении защиты законных прав палестинцев, поскольку ни один из бахрейнских правителей не взял на себя никаких обязательств приступить к прекращению палестинской проблемы и израильской оккупации, либо заняться постепенной аннексией де-факто или исключить израильскую аннексию де-юре на более позднем этапе.

Напротив, обе страны – ОАЭ и Бахрейн предпочли заключить соглашения с государством, премьер-министр которого неоднократно заявлял, что ни в коем случае не будет поддерживать Палестинское государство. К этому можно добавить, что арабские министры подписали соглашения в присутствии американского президента Д.Трампа, администрация которого отказывается даже разговаривать с палестинцами. Однако президент США успокоил «недемократических лидеров» стран Персидского залива (или отвел их номинальную озабоченность по поводу палестинцев), услужливо преуменьшив их собственные проблемы в области прав человека, начиная с убийства журналиста Джамаля Хашогги два года назад и заканчивая более широкими репрессиями в регионе. Неудивительно, что Д.Трамп не очень популярен среди общественности в Персидском заливе. Многие арабы смущаются, когда он презрительно отзывается о лидерах стран Персидского залива, например, когда он заявил, что саудовская монархия не продержится и двух недель без военной поддержки США, или что страны ОПЕК грабят мир, или хвастаются огромными суммами, которые они тратят на американское оружие. Многие в Персидском заливе предпочли бы, чтобы эти ресурсы были перенаправлены на образование, здравоохранение и другие социальные нужды у себя дома.

Вполне понятно, что на планы Бахрейнского правительства повлияли интересы Саудовской Аравии и ОАЭ, которые являются крупным донором эмирата, у которого мало нефти и постоянно растет долг. Саудовский наследный принц Мухаммед ибн Салман активно поощрял этот шаг в качестве пробного шара перед тем, как, видимо, самому подписать соглашение с Израилем. В этом контексте бахрейнские критики соглашений видят в них усиление сотрудничества между репрессивными правительствами, что неизбежно ведет к еще более жесткому давлению на инакомыслие. Они обеспокоены тем, что их правительство, по-видимому, больше заинтересовано в получении поддержки от США, чем в отражении Бахрейнского общественного мнения. И они опасаются, что расширение сотрудничества в области безопасности будет направлено не только против Ирана и ДАИШ (террористическая организация запрещена в РФ), но и позволит региональным правительствам наращивать свои возможности в борьбе против диссидентов и правозащитников.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение». 


Похожие статьи

Related Posts