Об очередных “гарантиях” США Тайваню

P 05.01.2021 U Владимир Терехов

USHS3411

Комплекс различного рода мер руководства США, направленных на укрепление позиций Тайваня в условиях, как говорят в Вашингтоне, “возрастающего давления со стороны Пекина” пополнился новым важным официальным документом. Речь идёт об “Акте гарантий Тайваню” (Taiwan Assurance Act, TAA), который вошёл составной частью в принятый 22 декабря Конгрессом пакет экстренных мер, направленных на стимулирование американской экономики в условиях негативного влияния эпидемии коронавируса.

Проект TAA ещё в апреле в 2019 г. внесли на рассмотрение обеих палат Конгресса демократ Э. Энгель и республиканец М. Маккоул. В подобного рода документах нет лишних слов и с его полным содержанием можно ознакомиться здесь. Внимание же автора привлекли несколько позиций, которые поясняют саму необходимость и актуальность принятия предлагавшегося документа:

п. 2(3): “Безопасность Тайваня и его демократическое устройство являются ключевыми элементами поддержания мира и стабильности в более широком Азиатско-Тихоокеанском регионе, который входит в сферу политических, оборонных и экономических интересов США”.

п. 2(5): “Тайвань и его дипломатические партнёры находятся в условиях постоянного давления и принуждения со стороны КНР, которая пытается изолировать Тайвань от международного сообщества”.

п. 2(6): “Политика США заключается в укреплении обязательств перед Тайванем в соответствие с “Законом об отношениях с Тайванем”, “Шестью гарантиями” и принципом “Одного Китая”.

Остановимся на кратких пояснениях. Упоминаемый в п. 2(3) “Азиатско-Тихоокеанский регион” не просто “входит” в сферу интересов США, но в последнее время перемещается в центр всей внешней политики Вашингтона и этим определяется значимость для него контроля над Тайванем. Попытки “пропихнуть” Тайвань (в соответствие с п. 2(5)) в различные международные организации стали особенно заметными с началом эпидемии коронавируса, успехи в борьбе с которой используются в целях подключения Тайбэя к работе ВОЗ в статусе “наблюдателя”. Что рассматривается Пекином как намерение легализовать Тайвань на международной арене в качестве де-факто независимого государства.

Принятый в 1979 г. “Закон об отношениях с Тайванем” (Taiwan Relations Act) является для США базовым в отношениях как с Тайбэем, так и Пекином. В 1982 г. он был дополнен так называемыми “Шестью гарантиями” (иногда обозначаемыми именем тогдашнего президента Р. Рейгана). Оба эти документа не рассматриваются Пекином как имеющие отношения к международному праву. На их содержании отразились реалии холодной войны, когда Вашингтон в борьбе с основным противником в лице СССР вынужден был неким образом учитывать интересы КНР, не разрывая полностью отношения с Тайванем.

С окончанием холодной войны, то есть деактуализации фактора “учёта” упомянутых интересов, нынешнее декларативное уважение принципа “одного Китая”, обозначенное в п. 2(6), выглядит оксюморонным на фоне всего прочего, прописанного как в данном, так и прочих пунктах TAA.

Все последующие положения данного документа исходят из обозначенных выше базовых позиций:

п. 3(2B): “Правительство США призывает Тайвань увеличить расходы на оборону…”.

п. 3(3): “США должны регулярно продавать и поставлять системы вооружений Тайваню, […] включая средства противолодочной и противовоздушной обороны”.

Весь 4-ый раздел TAA посвящён различным аспектам “Включения Тайваня в международные организации”.

В самом обширном 5-м разделе прописаны разного рода поручения госдепартаменту, из которых главное сводится к представлению в конгресс (“не позднее, чем через 180 дней после вступления в силу” TAA) обзора всех документов, так или иначе имеющих отношение к Тайваню, включая отчёт о выполнении “Закона о поездках на Тайвань” (Taiwan Travel Act), принятого в марте 2018 г. Напомним, что в соответствии с TTA-2018, взаимные поездки официальных лиц США и Тайваня вводятся в правовое поле, что стало важным шагом на пути придания американо-тайваньским отношениям “нормально-межгосударственного” формата.

Во второй половине 2020 г. представители уходящей администрации уже воспользовались этим правом. В настоящее время в повестке дня двусторонних отношений находится подготовка Соглашения о торговле и взаимных инвестициях. В соответствии с п. 3(4) TAA, в ходе переговоров от США должно выступать торговое представительство администрации президента, что предполагает визиты на Тайвань руководителя этого ведомства.

Естественно, что оценки последнего законодательного акта Конгресса США носят прямо противоположный характер на Тайване и в КНР. Тайваньское министерство иностранных дел выразило в связи с этим “глубокое удовлетворение”, а также стремление к дальнейшему всестороннему развитию отношений с США.

В свою очередь, китайская Global Times, в связи с принятием конгрессом США очередного акта, направленного на поддержку Тайбэя в его противостоянии с Пекином, напоминает, что “Законом о предотвращении раскола страны”, принятым ещё в 2005 г. Всекитайским собранием народных представителей (то есть парламентом КНР), предусматривается возможность использования “немирных” способов присоединения Тайваня. В статье 8 данного документа прописано, что упомянутые “способы” будут задействованы, в частности, “в случае, если силы тайваньского сепаратизма под любым предлогом и в любой форме сделают реальным отделение Тайваня от Китая”.

В связи с этим укажем, что в последние месяцы следствием активизации США на Тайване и вокруг него (в частности, в Южно-Китайском море), а также общего обострения обобщённой “Тайваньской проблемы” стало резкое возрастание активности всех видов НОАК. Что превращает Тайвань и его окрестности в одну из самых опасных зон мировой политической карты.

Наконец, отметим, что нынешний этап резкого роста напряжённости в американо-китайских отношениях в целом является непосредственным продуктом “политического творчества” уходящей американской администрации. Точнее того её крыла, символом которого является действующий пока госсекретарь М. Помпео.

И хотя новая администрация поначалу с неизбежностью окажется в глубокой дорожной колее, созданной предшественниками (в том числе с помощью небывало активного законотворчества), но совсем необязательно следование ею и далее. Во всяком случае, автора не удивили бы попытки выбраться из неё.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts