США вновь озаботились тибетской проблематикой

P 13.01.2021 U Владимир Терехов

CHN3111

Сразу отметим, что само присутствие “тибетской проблематики” в современной международной политике почти целиком обязано тем фобиям, которые провоцируются в США фактом превращения КНР во вторую глобальную державу. В то время как с позиций последней никакой международно-значимой “тибетской проблематики” вообще не существуют.

В Пекине признают наличие “некоторых шероховатостей” в функционировании Тибетского автономного района страны, которые, однако, в основном носят исторический характер, а их значимость непрерывно сокращается даже на внутриполитическом поле.

Ещё два десятилетия назад указанная позиция Пекина публично не оспаривалась и Вашингтоном. Однако в начале нулевого десятилетия перспектива упомянутой выше трансформации КНР из области политологических построений перешла в сферу реальной международной политики, становясь её важнейшим элементом. И уже в 2002 г. Конгресс США озаботился разного рода проблемами в ТАР, которые нашли отражение в соответствующем законодательном акте (Tibetan Policy Act 2002).

Затем в американо-китайских отношениях последовал почти десятилетний период неопределённости, во время которого Вашингтон не терял надежду на возможность включения КНР в орбиту собственного влияния. Однако к 2012 году стало окончательно ясно, что проект G2, предложенный метрами американской политики Зб. Бжезинским и Г. Киссинджером, не имеет перспектив.

Далее начался процесс постепенного ухудшения двусторонних политических отношений, резко ускорившийся в период второй половины нахождения у власти действующей пока администрации США. В это же время особую актуальность для Вашингтона приобрели разного рода внутренние проблемы КНР, главным образом, обусловленные отношениями центральной власти страны с этно-религиозными меньшинствами, сосредоточенными в нескольких Автономных районах.

Спустя 15 лет после первой попытки 2002-го года Конгресс вновь обратил внимание на ситуацию в ТАР. В 2017 г. началась разработка так называемого “Закона о взаимном доступе” (Public Law 115-330), который в декабре 2018 г. был подписан президентом Д. Трампом. Данным законодательным актом выражались претензии США к руководству Китая в связи с “отсутствием гарантий” на доступ (естественно, на условиях взаимности) дипломатов, журналистов и прочих американских граждан на территорию КНР вообще и Тибета, в частности.

Не оставляя себе времени на передышку, Конгресс практически сразу после этого занялся всеми прочими аспектами “тибетской проблематики”. В 2019 г. был запущен процесс подготовки следующего законодательного акта, который представляет собой свод поправок, резко ужесточающих основные положения Tibetan Policy Act 2002. 27 декабря 2020 г. президент Д. Трамп подписал принятый ранее Конгрессом “Закон о поддержке тибетской политики” (Tibetan Policy and Support Act), в котором на 22-х страницах изложены поправки к акту 2002 года. С прошедшим через сенат текстом документа можно ознакомиться здесь.

Среди приведенных в нём позиций обратим внимание на следующие:

  • исполнительной власти США предписывается “продвигать права человека, а также поддерживать особую религиозную, культурную, языковую и историческую идентичность народа Тибета, включая его право выбирать, обучать и почитать своих религиозных лидеров в соответствие с устоявшейся религиозной практикой и системой”;
  • выражается несогласие с “миграцией и расселением в Тибете нетибетцев”, а также передачи этим последним во владение земли и собственности резидентов;
  • президенту вменяется в обязанность обеспечивать финансирование неправительственных организаций тибетцев;
  • для обеспечения наблюдения за выполнением всего прописанного в законе 2002 года и в нынешних поправках к нему, а также предоставления необходимой помощи гражданам США (оказавшихся в Тибете, например, в рамках турпоездок) Госдепартамент должен добиться открытия в столице ТАР Лхасе американского консульства. В противном случае будут отклонены возможные запросы КНР на открытие дополнительных китайских консульств в США;
  • “специальному координатору по делам Тибета” предписывается способствовать установлению диалога между правительством КНР и нынешним Далай-Ламой;
  • тот же “спецкоординатор” должен противодействовать любым попыткам правительства КНР выбирать буддистских лидеров Тибета вне рамок “устоявшихся” традиций. Особенно это относится к кандидатуре будущего Далай-Ламы.

Приведенного вполне достаточно, чтобы не оставалось сомнений в том, что подписанный Д. Трампом Tibetan Policy and Support Act (TPSA) является очередным, откровенным и грубым актом вмешательством во внутренние дела Китая, которому выдвигаются заведомо невыполнимые требования.

В частности, авторы данного документа не могут не знать, что руководство КНР неоднократно заявляло об отсутствии намерения восстанавливать в какой-либо форме отношения с нынешним Далай-Ламой, с 1959 года пребывающим на территории Индии. В последние годы его резиденция находится в небольшом городке Дхарамсала в предгорьях Гималаев. Здесь же располагается так называемое “тибетское правительство в изгнании”, а также “парламент”, в избрании которого принимает участие взрослая часть тех приблизительно 100 тысяч тибетцев, которые в настоящее время проживают в Индии.

Отметим, что претензии указанных (квази)властных структур публично распространяются и на то, чтобы говорить от имени “шести миллионов тибетцев”, из которых лишь приблизительно половина является жителями ТАР. Достаточно уверенно можно утверждать, что, по крайней мере относительно этих последних, упомянутые претензии вряд ли обоснованы. Ибо несомненным является факт гигантских социально-экономических преобразований, проведенных в последние десятилетия центральным правительством в ТАР (как, впрочем, и в СУАР).

О более или менее благополучной социальной ситуации в ТАР свидетельствует, в частности, резкий рост в последние годы числа буддистских монахов, у которых, выражаясь современным сленгом, “не жизнь, а сплошной и непрерывный кайф” – на Лазурный берег не надо кататься. И что в противовес материально-финансовому потоку, который излился на жителей ТАР в последние годы из Пекина, может предложить “правительство в изгнании”?

Совсем не случайно поправками к закону 2002 г. затрагиваются вопросы реинкарнации, которые выглядят весьма специфическими, но являются основополагающими в буддизме. Ибо им сопутствует всё более актуальная и потенциально крайне острая проблема, обусловленная процедурой предстоящего избрания нового лидера мирового буддизма. Данная проблема, в которой заключён весомый международно-политический аспект, более или менее регулярно обсуждается в НВО.

В благодарственном заявлении в адрес руководства США одного из высших чиновников “администрации тибетцев в изгнании” обращается прежде всего внимание именно на это положение TPSA. Та же позиция стала главным объектом критики данного документа в целом, вполне ожидаемо прозвучавшая в начале января 2021 г. в КНР. Где полагают, что проблема “реинкарнации живых Будд никоим образом не является чисто религиозным делом”.

Отметим, наконец, что всё это “тибетское” (а также “тайваньское”, “уйгурское”? “гонконгское”…) законотворчество Конгресса США вполне вписывается в резко ускорившийся в последние месяцы процесс возведения политических завалов в отношениях с геополитическими оппонентами, прежде всего с КНР. Чем продолжает заниматься уходящая администрация и что будет сложно преодолеть следующей. – Если таковое намерение вообще будет проявлено.

И, конечно, нельзя не обратить внимание на то, что законотворчество, нацеленное на “исправление недостатков” у геополитических оппонентов, поставлено в США на поток. Такое впечатление, что в Конгресс отбираются законченные трудоголики. Не устают ребята (а также девчата) “излучать свет в мир мрака”. Не ясно, отдыхают ли они когда-нибудь от тяжких трудов, ибо, повторим, от их внимания не ускользают разного рода “нарушения” не только в Тибете, но и других “проблемных” районах КНР. Да и в мире в целом

Собственными бы проблемами озаботились, ибо признаки сепаратизма обозначаются в самих США. Вряд ли руководству страны понравятся некие “внешние” советы, как лучше вести себя в отношении Техаса или Калифорнии, не говоря уже происходящем сейчас «демократическом переходе власти» от Трампа к Байдену.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи