Иран: что же ожидает страну и регион в этом году?

P 15.01.2021 U Виктор Михин

IRNT22399

«Иран без особого труда может довести обогащение урана до 40, 60 и даже 90 процентов», – заявил официальный представитель Организации атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Бехруз Камальванди. Ранее Тегеран сообщил, что ему удалось обогатить уран до 20 процентов на предприятии в Фордо. Впрочем, для создания ядерного оружия необходим именно 90-процентный уран. Что касается 20-процентного урана, то его, как сообщили в Тегеране, планируется применять для производства радиоактивных медицинских препаратов, а также в качестве топлива для ядерного реактора. Ядерная сделка, которую ряд стран заключил с Ираном, предполагает обогащение урана на уровне всего 3,67 процента, однако США грубо нарушили условия этой сделки, выйдя из нее и установив против суверенного государства ряд жестких санкций, в том числе запретив экспорт иностранных государств вакцин против коронавируса.

Эксперты в один голос утверждают, что стремление иранцев резко увеличить уровень обогащения урана – это своего рода достойный ответ на террористические действия США и Израиля, выразившиеся, в частности, в убийстве  бывшего руководителя элитного подразделения иранского Корпуса стражей Исламской революции Касема Сулеймани и видного ученого Мохсена Фахризаде. Многовековая история Ирана не может позволить руководству страны использовать террористические методы в своей политике, убивая в ответ ученых и высокопоставленных лиц других государств. А именно такая преступная тактика характерна для «демократических» Соединенных Штатов, руководство которых в погоне за властью постоянно прибегает к подобным грязным приемам; для Израиля, втихомолку уничтожающих иранских ученых и других своих противников, в том числе на территории других суверенных государств; для Саудовской Аравии, убивающих оппозиционных журналистов. Такие преступные действия заставили многие альтернативные американские СМИ задать простой вопрос: привели ли все эти убийства, ужесточение санкций против Тегерана к изменению его позиции и «лечь» в прокрустово ложе грязной политики администрации Д.Трампа? Кроме того, задается и другой вопрос: если США и их союзники прибегли к массовым убийствам иранцев, то не следует ли ожидать подобных действий со стороны иранцев и не появятся ли вскоре «мученики» среди руководства Запада?

Положение в зоне Персидского залива из-за грубых действий администрации Д.Трампа и его приспешников по общему мнению стало чрезвычайно опасным, чреватым военным взрывом. Прежде всего, потенциальная, в том числе и военная, конфронтация между Ираном и США в последние недели президентства Дональда Трампа только нарастала. Если Тегеран предпринял бы какие-либо военные действия относительно американских баз на Ближнем Востоке, США уже заявили о готовности нанести ответные авиаудары по иранским военным базам или ядерным объектам.  Лидеры двух стран обмениваются «горячими» заявлениями.

Со своей стороны Иран стремится снизить накал напряженности. Министр иностранных дел Джавад Зариф призвал руководство США не быть «в ловушке» израильской повестки дня. Он даже написал в Твиттере то, что выглядело как теория заговора, предполагая, что Израиль планирует атаковать американцев в Ираке, чтобы спровоцировать войну между Вашингтоном и Тегераном. Если отбросить риторику иранских аятолл, а также их военную и политическую позицию, правда в том, что иранский режим не может позволить себе войну с США в нынешней крайне нестабильной ситуации.

Другая причина, по которой Белый дом может приказать нанести авиаудары по ядерным объектам Ирана, состоит в том, что любая военная конфронтация с Тегераном сделает план избранного президента Джо Байдена по возвращению к ядерной сделке в рамках Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) чрезвычайно трудным, если не невозможным. Это лишит Джо Байдена того, что он считает потенциальным достижением во внешней политике.

Вторая проблема, которая пока стоит на повестке дня Тегерана, – это тот факт, что иранский режим по-прежнему намерен отомстить за убийство Касема Сулеймани. Спустя год после смерти высокопоставленного иранского командующего Верховный лидер Ирана Али Хаменеи продолжает упоминать его в своих выступлениях. В частности, он предупредил: «Те, кто заказал убийство генерала Сулеймани, а также те, кто его осуществил, должны быть наказаны. Эта месть непременно произойдет в нужное время». Месть за убийство К.Сулеймани имеет решающее значение для иранского режима, отчасти потому, что Тегеран никогда не сталкивался с таким серьезным унижением. Режим хочет показать своим ставленникам, группам ополченцев и сторонникам жесткой линии, что он не слаб и способен за себя постоять. Более того, с точки зрения иранских лидеров, месть США удержит Вашингтон и другие стороны от нападений на иранских официальных лиц в будущем. Экспертами высказываются предположения, что Иран с большей вероятностью ответит после ухода Д.Трампа с поста президента, потому что режим считает, что Джо Байден будет проводить более мягкую политику в отношении Тегерана, и он с меньшей вероятностью ответит военными действиями на иранское нападение. Кроме того, Тегеран также надеется вновь вступить в СВПД в этом году и ослабить узду американских санкций.

Вместе с тем Верховный лидер Ирана Али Хаменеи продолжает проводить твердую и спокойную политику в интересах своего народа. В связи с этим он заявил по национальному телевидению, что его страна не торопится с присоединением США к ядерной сделке 2015 года, но он настоял на немедленной отмене санкций. Интересно, что Верховный лидер одновременно запретил ввозить новые вакцины против коронавируса из США и Великобритании.

Единый фронт против Ирана ныне активно поддерживают Саудовская Аравия и ОАЭ, руководители которых прекрасно осознают, что после прихода к власти Джо Байдена их позиции резко ослабнут в регионе. И именно поэтому они стараются в оставшееся время предпринять максимум возможного, чтобы выйти на передовые позиции. В этом плане можно рассматривать результаты только что закончившегося саммита в саудовском городе Аль-Уле арабских государств Персидского залива. На нем было подписано соглашение о примирении с Катаром, против которого более чем в течение трех лет была установлена блокада. Если посмотреть на результаты этого саммита то возникает вопрос: а что, собственно, изменилось, кто проиграл, а кто выиграл? – Ответ такой же, как по результатам ирако-иранской войны 80-х годов прошлого столетия: стороны вернулись на исходные позиции. Катар выстоял, укрепил свои позиции и нашел новых друзей и союзников.

Государственный министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш, который ныне является рупором арабских стран Персидского залива, заявил, что перед лицом угрозы, которая якобы исходит от Ирана, арабы должны сплотиться и занять общую позицию. Во всяком случае, министр занялся обычной дешевой демагогией, которую разрушают самые обычные и хорошо известные факты. Разве Тегеран установил режим жесточайших санкций против Катара, принесшие народу маленького эмирата многие моральные, финансовые и иные тяготы? – Именно Мухаммед бен Салман Аль Сауд, у которого голова пошла кругом от свалившейся на него власти в результате старости и болезни его отца – короля Саудовской Аравии, решил сыграть в диктатора Аравийского полуострова, приняв решение заставить Катар полностью подчиниться политике Эр-Рияда.

Разве Иран, а не саудиты развязали гражданскую войну в Йемене, в ходе которой убиты десятки тысяч только мирных жителей? – Саудовские пилоты в отсутствие даже зачатков йеменских ПВО спокойно бомбят и расстреливают мирные города, деревни и поселки.

А собственно, кто развязал гражданскую войну в Сирии по свержению законно избранного сирийского президента Б. Асада? – Именно из Эр-Рияда широким потоком шли финансовые вливания и поставки самого современного оружия бандитским формированиям в Сирии, среди которых особо выделялась преступная ДАИШ (запрещена в РФ).

Можно также вспомнить активное участие саудовцев в создании и финансировании бандитов из «Аль-Каиды» (запрещена в РФ), в результате чего народ Афганистана до сих пор не может прийти в себя и создать спокойную обстановку в своей стране.

Все это проделала Саудовская Аравия и ее правители, а отнюдь не Иран.

Вполне понятно, что именно сейчас в регионе Персидского залива наступает решающий момент для всех находящихся там государств. И как поведет себя их руководство, будет зависеть будущее их народов – наступит ли процветание, мир и благоденствие или также продолжится политика конфронтации, вражды и войн.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts