Конфликт в центре Африки

P 20.01.2021 U Петр Львов

CAR34211

Конституционный суд Центральноафриканской республики объявил конечные итоги президентских выборов в стране, которые состоялись в установленные Конституцией этой страны сроки – 27 декабря 2020 года. Главой государства остается действующий президент. Ф.А. Туадера, который, еще по данным, оглашенным 4 января с.г. Национальной избирательной комиссией, набрал в первом туре 53,9% голосов избирателей, при том что в выборах приняли участие 76% зарегистрированных избирателей ЦАР. На втором месте – лидер партии URCA Ф-Ж. Дологиле (бывший ранее премьер-министром) – 21,01%, на третьем – М. Зигеле – 7,46%. Остальные 14 кандидатов получили либо чуть более, либо менее 1% голосов избирателей. Таким образом, Туадера победил уже в первом туре, и второго тура не будет, на что рассчитывала оппозиция и ряд внешних сил. В надежде, что оппозиционные партии выставят во втором туре единого кандидата и смогут получить большинство голосов.

Сложность нынешних выборов состояла в том, что против действующего президента ЦАР объединились 19 политических партий при поддержке внешних сил, прежде всего Франции. Их объединяло одно – стремление любыми средствами не допустить переизбрания Туадеры, которого многие оппозиционеры и западные страны обвиняли в чрезмерной ориентации на Россию, что не соответствует действительности. ЦАР получает помощь, в том числе военную, от всех – России, Китая, США, Франции, ЕС, африканских стран. И военнослужащих, и жандармов, и полицейских этой страны готовят не только инструкторы из РФ, но и ЕС. Здесь находится Европейская военно-тренировочная миссия в количестве около 250 офицеров из стран Евросоюза, из которых почти половина – французы. И экономическая помощь поступает из этих же стран и организаций. За счет нее формируется большая часть доходов бюджета. Туадера, помимо России, регулярно посещает Париж и Брюссель.

Другое дело, если Москва не навязывает Банги систему политического устройства, то ЕС, Франция и США делают это довольно бесцеремонно, что вызывает раздражение у значительной части населения ЦАР. Так, на протяжении всей весны 2020 года ЕС, Франция и США прибегли фактически к шантажу властей страны, когда правящая партия MCU попыталась внести в Конституцию поправки о форс-мажоре в связи с эпидемией COVID-19 и сложной внутриполитической ситуацией. Они бы позволили отсрочить проведение выборов без введения переходного периода, который в ЦАР всегда заканчивался катастрофой и безвластием. Давление оказывалось не только на президента, но и на парламент, Конституционный суд. В конечном счете, власти предпочли не вносить поправки, так как западные страны пригрозили прекратить осуществление финансовой помощи. А избирательный фонд, кстати, получил основные средства от ЕС и ряда западных стран, причем он был передан под фактическое управление ПРООН. Поэтому все последующие выпады в адрес России, которую обвиняли в манипуляции выборами, на этом фоне просто неуместны.

После двух попыток организовать госпереворот и массовые беспорядки, чтобы скинуть правительство Туадеры, осуществленных в мае-июле 2019 года, оппозиция и внешние силы, убедившись в тщетности этого, решили изменить тактику, вернув в страну в конце 2019 года бывшего президента Ф.Бозизе, который несет персональную ответственность за развал государственности, армии и силовых структур ЦАР в 2013 году, когда повстанцы мусульманской коалиции Селека без боя захватили Банги, устроив в столице страны кровавую резню. А сам Ф.Бозизе трусливо бежал за границу, бросив свой народ. Он и сам чинил расправы над мирным населением, за что попал в санкционный список ООН за совершенные преступления. Вернувшись в ЦАР, он стал вести себя так, будто он равен по статусу действующему президенту. Его партия КНК, вторая по влиянию в парламенте и стране, начала сколачивать коалицию враждебных Туадере оппозиционеров при опоре на внешние силы. Однако противоречия между политическими деятелями и личные амбиции помешали им выдвинуть единого кандидата на президентские выборы. Летом 2020 года коалиция была переформатирована в блок СOD-2020 (Союз демократической оппозиции), куда вошли лидеры всех ведущих оппозиционных партий. На ведущих ролях оказались Ф.Бозизе и А-Ж. Дологиле.

Осень 2020 года была неспокойной. Члены КНК и бывшие офицеры армии при Бозизе пытались организовывать выступления и беспорядки. Но власти ЦАР не стали прибегать к применению силы против незаконных выступлений, действуя исключительно на основе закона путем запретов на проведение несанкционированных манифестаций. А 3 декабря 2020 года случилось то, что и должно было произойти: Ф.Бозизе решением Конституционного суда ЦАР был вычеркнут из списка кандидатов на пост главы государства. Он не смог доказать, что приехал в страну за год до выборов (а это требование Конституции), его моральные качества были признаны не соответствующими столь высокому посту, наличие его имени в санкционном списке ООН (продлен в июле 2020 года) ставило под сомнение признание этого деятеля мировым сообществом.

Но вот тут Туадера совершил ошибку – вместо ареста Бозизе, что логически следовало из решений ООН по санкционному списку, и преданию его МУС, глава государства не остановил его при выезде из столицы на северо-запад ЦАР, где проживает большинство его сторонников, и, более того, бездействовал, когда Бозизе начал из н.п. Маркунда вблизи г. Кага-Бандоро сколачивать силы для вооруженного похода на Банги, чтобы свергнуть Туадеру и законное правительство, ввести переходный период, а в ходе новых выборов самому стать президентом. Он провел встречи с лидерами ряда оппозиционных партий и трех вооруженных группировок, подписавших политическое соглашение о национальном примирении 9 февраля 2019 года. Сколачивается коалиция под названием «Патриоты за перемены» (CPC), состоящая из вооруженного отребья, которое начала поход на Банги. 14 декабря к Бозизе приехал Дологиле, который до этого занимал умеренные позиции, и в ответ на призыв первого согласился заключить с ним союз в обмен на голоса сторонников КНК. Тем самым он де-факто примкнул к военному мятежу.

Вооруженные боевики поначалу быстро продвигались к Банги и вплотную подошли к столице, блокировав ее с трех сторон. Дело в том, что воссозданная за 2 года армия получила хорошее обучение и вооружение, но не имела опыт боевых действий. А боевики, многие из которых бывшие военные или наемники из Чада и Судана, хорошо вооруженные современным оружием, поставленным контрабандным путем за счет средств Бозизе и иностранных сил, имели опыт ведения войн и хорошо владеют методами партизанской борьбы. Они шли на Банги пешком лесными тропами, по которым перегоняют скот племена Пель. В этих условиях Туадера запросил помощь у России и Руанды, которые с уведомлением санкционного комитета СБ ООН направили в ЦАР 300 инструкторов и 300 военнослужащих, соответственно. Кроме того, РФ направила в страну 4 боевых вертолета МИ-8. В начале января с.г. продвижение боевиков было остановлено, хотя они спокойно просачивались через посты миротворцев ООН из Пакистана и Мавритании, которые уклонялись от противодействия им как «братьям» по вере. Ведь костяком «Коалиции Патриотов» стали мусульмане вооруженных группировок и наемники из Чада и Судана исламского вероисповедания. Более того, мавританцы и пакистанцы приторговывали боеприпасами, подкармливая боевиков.

Позиция руководства МООНСЦАР (миротворческой миссии ООН), которая насчитывает свыше 12 тыс. человек, а на ее содержание ежегодно уходит 1 млрд долл. США, тоже оказалась странной – дескать, они не имеют права участвовать в подавлении вооруженного мятежа против законных властей, а лишь должны защищать мирное население от насилия. Лишь когда боевики стали нападать на миротворцев ООН, убив к 15 января 5 человек, те стали огрызаться и проводить силовые операции, хотя и не очень активно. Кроме того, МООНСЦАР тянуло с операцией по разблокированию автотрассы из Камеруна в Банги, по которой идет снабжение Банги и других городов продовольствием и медикаментами. В этих условиях, опираясь на поддержку российских инструкторов и руандийских военных, армия ЦАР нанесла контрудары по местам скопления боевиков в Мбаики, Боали и Дамарре, отбросив их на 120-150 км от столицы. Город был разблокирован.

Тогда «Патриоты» решили посеять панику и хаос в Банги, попытавшись нанести удары по позициям армии с трех направлений – севера и северо-запада. Рано утром 13 января десятки мятежников начали входить на окраины столицы. Но здесь их уже ждали. Понеся большие потери (42 мятежника убиты, 6 взяты в плен) и потеряв оружие, в течение дня они были полностью уничтожены. Еще один отряд был окружен и уничтожен в районе Боали 15 января. Он состоял в основном из суданских и чадских наемников. Они планировали проникнуть в Банги 16-17 января, чтобы посеять панику накануне приятия решения Конституционным судом по итогам выборов.

Сейчас мятежники находятся в смятении. Ф. Бозизе потерял поддержку и прячется в районе Кага-Бандоро. Дологиле попытался откреститься от него, сделав заявление с осуждением насилия и нападений на миротворцев. Но его подпись вместе с другими стоит на заявлении о непризнании итогов выборов. То есть он стал соучастником мятежа, как и ряд других оппозиционеров. Лидер крупнейшей вооруженной группировки UPC Али Дарасса (нигерец по происхождению) мечется между Гриммари, Сибютом и Бамбари, так и не примкнув официально к «Патриотам». Его сил, а это не более 600 боевиков, не хватит ни на что серьезное. А отвечать за нарушение хартумских мирных соглашений ему придется. Тем более что наряду с Ф. Бозизе он тоже фигурант санкционного списка ООН.

В целом мятежники не рассчитали сил, и не просчитали помощь со стороны международных партнеров ЦАР в лице России и Руанды. Их полный разгром – это лишь вопрос времени. Тем более что с 19 января Туадера объявлен законным президентом ЦАР, а решение Конституционного суда примут все страны, включая Францию. И тогда наступит период восстановления экономики страны, без чего прочный мир в этой стране невозможен. Россия намерена принять в этом самое активное участие.

Петр Львов, доктор политических наук, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts