Великобритания продолжает “уклоняться” в Индо-Тихоокеанский регион

P 16.02.2021 U Владимир Терехов

LIZ34131

Ранее в НВО уже отмечались попытки Соединённого Королевства вернуться в регион, который в период расцвета Британской империи обозначался термином “к востоку от Суэца”. Сегодня такая тенденция во внешней политике СК определяется термином “уклон”, о развитии которого в последнее время появился ряд новых свидетельств.

31 января с. г. ведущие мировые новостные агентства распространили сообщение о том, что уже на следующий день министр внешней торговли СК Элизабет (“Лиз”) Трасс от имени правительства страны подаст официальное заявление на вступление в Comprehensive and Progressive Agreement for Trans-Pacific Partnership (CPTPP).

Напомним, что данное региональное объединение, в которое входят 11 стран Азии и обеих Америк (при неформальном лидерстве в нём Японии) функционирует с 1 января 2019 г. Оно было создано с целью формирования коллективной зоны свободной торговли для стран-участниц.

С подачей СК заявления на вступление выходит на финишную прямую длительный процесс подготовительных мероприятий. Его успешное завершение станет примечательным событием как в дальнейшем развитии CPTPP, так и в современной мировой политике.

Отметим, что в СК ещё в начале 2018 г. заявляли о возможности присоединения к данному (формировавшемуся тогда) объединению. Спустя два с половиной года разговоры на эту тему перешли в плоскость практических действий. Речь идёт о состоявшейся 9 сентября 2020 г. встрече Л. Трасс с министром торговли Мексики Г. Маркес, которая в настоящее время занимает пост главы исполнительного органа (Комиссии) CPTPP. В официальном правительственном сообщении об итогах переговоров сам факт их проведения назван “важным шагом в процессе присоединения” СК к CPTPP.

Тема такого “присоединения” через полтора месяца вновь прозвучала в Токио в ходе подписания той же Л. Трасс и японским коллегой Т. Мотэги двустороннего Соглашения о свободной торговле. Спустя ещё два месяца (15 декабря 2020 г.) во время встречи Л. Трасс и Г. Маркес на предмет продления (с дополнениями) британо-мексиканского Соглашения в сфере торговли было заявлено “о намерении (СК) в начале 2021 года присоединиться” к CPTPP.

Озвученное 31 января сообщение о том же сопровождалось следующими словами премьер-министра Б. Джонсона: “Спустя год после нашего выхода из ЕС мы налаживаем новые партнёрские отношения, которые обещают народу Великобритании гигантские экономические выгоды”. Использование сильных оборотов вообще отличительная черта действующего премьер-министра СК. Как и то, что они по большей части слабо соответствуют реалиям.

Радужная перспектива связывается с тем фактом, что и нынешняя впечатляющая цифра суммарного годового объёма ВВП всех 11-и стран данного объединения (13,5% от мирового) увеличится ещё на 3% после вступления в него СК. Но это не более чем простейшая манипуляция цифрами путём использования первого действия арифметики. Указанные 3% можно прибавить к чему угодно. От этого никак не изменится тот факт, что нынешний британо-германский товарооборот на порядок превосходит британо-японский. Непонятно почему и зачем (даже через годы) бизнесу СК сколько-нибудь заметным образом сокращать долю деловых связей с рядом расположенной Германией в пользу находящейся на противоположной стороне глобуса Японии.

Кроме того, согласно оценкам, не когда-то, а уже сегодня СК ожидают убытки (вопреки публичному оптимизму Б. Джонсона) в результате свершившегося выхода из ЕС.

Между тем комментаторы планов Лондона присоединиться к CPTPP указывают на возникающий деликатный момент, связанный с тем, что недавний лидер ключевого британского союзника (Д. Трамп) первым же указом после инаугурации в январе 2017 г. вывел США из TPP (предшественника нынешнего CPTPP). И хотя Дж. Байден позиционируется как ревизионист по отношению ко всему, что делал его предшественник, но пока никаких сигналов о намерении вернуть США в данное объединение из Вашингтона не поступало. Как-то будет здесь оценена подобная “самодеятельность” Лондона. Тем более что и основной геополитический оппонент США (Китай) тоже ранее заявлял о возможности присоединения к CPTPP.

Что-то много стали себе позволять европейские партнёры Вашингтона без четырёхлетнего «хозяйского присмотра»: то Соглашение об инвестициях заключат с Китаем, то теперь ключевой союзник навострит лыжи в подозрительное “Партнёрство”. Второе наверняка станет предметом обсуждения в ходе предстоящего визита Дж.Байдена в Лондон.

Впрочем, намерение СК вступить в CPTPP сопровождается другими, которые все вместе составляют набор признаков, свидетельствующих о развитии упоминавшейся в начале тенденции “уклона” в ИТР британской внешней политики. И эти “другие” намерения наверняка понравятся Вашингтону.

Почти одновременно с сообщением о планах вступить в CPTPP появилась информация “из правительственных источников” о готовности Лондона присоединиться к политико-военной конфигурации, которая в СМИ обозначается как “Четвёрка” (Quad) или даже “Азиатское НАТО”. История и нынешнее состояние концепции Quad, зарождение которой уходит во вторую половину нулевых годов, периодически обсуждается в НВО.

Формат данной конфигурации до сих пор не выходит за рамки форума, и пока не просматривается каких-либо признаков приобретения им чего-то похожего на полноценную военно-политическую организацию. Отметим, что справедливость противоположного утверждения означала бы необратимость движения ситуации в ИТР к предвоенной. Впрочем, такой перспективы тоже исключать нельзя, но пока она находится в пространстве вероятностей, а не определённостей.

Сама же данная информационная утечка подтверждает тенденцию к “уклону” в ИТР внешнеполитического курса Лондона. Обобщённая мотивация этого тренда связывается с необходимостью “сдерживания китайского экспансионизма”.

Тот же мотив просматривается и в другом (по содержанию близком к предыдущему) проекте, родоначальником которого считают нынешнего британского премьер-министра. Речь идёт об одном из вариантов расширения состава нынешней “Большой семёрки”, всё более определённо демонстрирующей свою полную никчёмность. В противовес предложению Д. Трампа придать ей дееспоспобность путём присоединения России Б. Джонсон выступил за создание конфигурации “Десяти демократических стран” (D10) в составе стран-участниц G7+Индия, Южная Корея и Австралия.

Отметим, между прочим, что сегодня слова “демократия”, “права человека” и прочие схожие с лёгкостью произносят (что называется, не поперхнувшись) едва ли не главные международные бандиты.

Помимо разного рода “геополитического проектирования”, всё более определённо направленного против КНР, Лондон не брезгует и мелкими антикитайскими пакостями. К ним, в частности, относится актуализация в последнее время давно вбрасываемой темы выдачи так называемых “Британских заморских паспортов” гонконгцам, “права” которых якобы нарушаются Пекином. В комментарии китайской Global Times по данному и прочим (схожего плана) поводам содержится примечательный пассаж о том, что СК “всё ещё считает себя Великой Британией”.

И, действительно, кажется вполне очевидной первоочерёдная необходимость решения внутренних проблем, вместо того чтобы пытаться “вернуться к востоку от Суэца”. Их обострение лежит в основе невесёлых для тори прогнозов предстоящих в мае выборов в местные органы власти в ряде административных единиц СК. Самый серьёзный характер приобретает проблема сепаратистских настроений в “кельтских окраинах”. Не только в Шотландии, где Б. Джонсона недавно приняли, мягко выражаясь, весьма прохладно. На очереди Уэльс и Северная Ирландия.

Странно смотрится вся эта внешнеполитическая суета руководства страны, у которой наблюдается очевидное несоответствие располагаемой амуниции заявляемым амбициям. Как если бы некий владелец ветшающего дома с дырявой крышей надумал искать решение проблем где-то очень далеко от места проживания.

Или это делается с целью отвлечения внимания домочадцев от всё более очевидной собственной несостоятельности?

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts