Глобальное управление Вашингтоном мира при помощи альянсов

P 25.03.2021 U Владимир Одинцов

USJ

Как признались официальные представители политико-военного истеблишмента США – госсекретарь США Энтони Блинкен и глава Пентагона Ллойд Остин в совместной статье, опубликованной в газете Washington Post, в нынешних условиях Соединенными Штатами для глобального управления миром взята на вооружение стратегия создания многочисленных альянсов с другими странами, которые являются “мультипликаторами силы”: «Ни у одной страны в мире нет такой разветвленной сети альянсов и партнерств, как у нашей. Было бы огромным стратегическим просчетом пренебрегать такими отношениями. Нужно использовать наше время и ресурсы для настройки и обновления этих альянсов, добиваясь того, чтобы они были максимально сильными и эффективными».

Вне всякого сомнения, такая стратегия возникла в условиях явной потери Вашингтоном прежнего повсеместного авторитета, перехода мировых отношений от однополярной схемы к многополярной. Поэтому, а также для того, чтобы разделить со своими «союзниками» ответственность за свою агрессивную вооруженную деятельность в том или ином регионе мира, США стали активно создавать сеть различных региональных военно-политических альянсов. Заняв ведущие позиции в них, Вашингтон рассчитывает усилить тем самым свой авторитет в отдельных регионах, снизить антиамериканские настроения и критику, а все отрицательные последствия от проводимой США под прикрытием этих альянсов деятельности перебросить на членов таких объединений.

В результате в последнее время США усилили военно-политическую деятельность на нескольких направлениях.

Во-первых, стали делаться попытки реанимирования попыток 2018 года по формированию Ближневосточного стратегического альянса (MESA) (или “Арабского НАТО”) с включением в него шести суннитских стран Персидского залива (Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт, Катар, Оман и Бахрейн), а также Египта и Иордании. При этом «стратегами из Вашингтона» предполагается, что еврейское государство предоставит этому альянсу разведданные, хотя официально ни Израиль, ни сами США не должны участвовать в договоре «о взаимной защите» по натовскому принципу “Один за всех и все за одного”.  Согласно появляющимся отдельным высказываниям американских военных, деятельность этого военно-политического блока должна быть направлена на поддержание стабильности на Ближнем Востоке, противодействие терроризму и экстремизму, а главное – на “сдерживание иранской агрессии в регионе”. В Иране уже отреагировали на формирование такого противоиранского альянса во главе с США, в частности, заявив, что подобная инициатива США лишь усилит напряженность в регионе, усугубит пропасть между Ираном и его союзниками и поддерживаемыми США арабскими странами, толкая их к вступлению в военный конфликт.

Вместе с тем реализация проекта “арабского НАТО” абсолютно невозможна, так как у большинства арабских стран нет единой стратегии развития в сфере безопасности, единого врага, хотя США и пытаются представить таковым Иран. Но отношение к Исламской Республике в регионе неоднозначное, ведь даже не все эмираты, входящие в ОАЭ, негативно относятся к Ирану, да и Доха будет дружить с Тегераном просто в пику Эр-Рияду.

В Азиатско-Тихоокеанском регионе Вашингтоном также ведутся активные приготовления к созданию военного блока под эгидой США. Эта работа осуществляется в развитие и на обломках созданных США еще в 50-х годах предыдущего столетия двух военных блоков: военного союза АНЗЮС трёх англоязычных стран (США, Австралии и Новой Зеландии) и СЕАТО – Организации Договора Юго-Восточной Азии, куда вошли Австралия, Великобритания, Новая Зеландия, США, Франция, Таиланд, Пакистан, Филиппины со штаб-квартирой в Бангкоке (Таиланд). Однако сегодня Белый дом, решив прибегнуть к силовой дипломатии в этом регионе, пытается сделать ставку на трёх ключевых союзников – Японию, Австралию и Индию в рамках так называемой «четверки». При этом «стратеги в Вашингтоне» явно исходят из того, что Австралия – это традиционный союзник США, такая же англоязычная страна. Япония – в зоне прочного влияния США ещё с конца Второй мировой войны: на Окинаве находятся американские военные базы и не одна тысяча американских военных, множество различного американского оружия. Индия же озабочена растущей конкуренцией с Китаем и этим двум мощнейшим региональным державам трудно поделить растущее влияние.

В целях более предметной подготовки такого военного альянса и формирования «коллективного противостояния Китаю» на днях министр обороны США Ллойд Остин и госсекретарь Энтони Блинкен осуществили «рабочую поездку» на Гавайи, в Японию, Республику Корея и Индию. Однако уже многие международные эксперты и даже американские СМИ открыто говорят о бесперспективности таких планов Вашингтона и о массе неоправданных рисков, на которые обрекают себя США в попытке создания такого военного альянса в Индо-Тихоокеанском регионе.

Нельзя также забывать и о попытке Вашингтона создать контролируемый Соединенными Штатами военно-политический альянс в Средиземноморье – Северной Африке. В этих целях был разработан и утвержден в декабре Конгрессом США закон «О безопасности и энергетическом партнерстве в Восточном Средиземноморье», являющийся дорожной картой по пресечению политических, экономических и военных связей России с государствами региона, по замещению российского газа в Европе и милитаризации региона, направленный против России, а также Турции. В частности, этот закон предусматривает «укрепление сотрудничества в сфере безопасности с Грецией, Кипром и Израилем», включающее «обмен разведывательными данными, повышение осведомленности в киберпространстве и на море» (пункт 3.9), а также укрепление сотрудничества со странами Северной Африки. В этих целях, в частности, еще в начале октября прежний министр обороны США Марк Эспер посетил Марокко, Алжир, Тунис и Мальту. В Тунисе и Марокко были подписаны важные документы двустороннего сотрудничества – так называемые дорожные карты по взаимодействию в области обороны и безопасности. В Алжире визит был ограничен переговорами, никакие документы не подписывались, что во многом явно было обусловлено уже имеющимися у этой североафриканской страны тесными военно-политическими связями с Россией. Тем не менее, с учетом неоднократных заявлений нового президента Алжира Абдельмаджида Теббуна о том, что прежнего режима в стране больше нет, США не прочь перезагрузить свои отношения с этой страной, распространив и на неё своё влияние.

Западные границы России в военной и энергетической сферах Соединенные Штаты собираются обрамить концепцией «Междуморья», создавая кордон из государств Восточной и Центральной Европы, которые курировала бы Польша, отделяя Россию от Германии и Франции.

На юге России США активизировали попытки создания под их контролем еще одного военно-политического альянса – в Центральной Азии, для чего Вашингтоном усиленно продвигаются различные военно-политические инициативы в формате С5+1.

Таким образом, мы видим, что США в реализации своей откровенно агрессивной политики пытаются создать сплошную зону военно-политических альянсов от атлантического побережья Северной Африки до Дальнего Востока, которая бы разрезала под их интересы Евразию и Африку надвое. Однако подобное бряцание оружием вдали от своих земель и обрекание жителей Евразии и Африки на откровенно ненужные им возможные риски вооруженного противостояния в интересах США встречают повсеместное противодействие, даже со стороны отдельных «союзников» Вашингтона. А это, в свою очередь, ведет к еще большему падению авторитета и влияния США в мире, быстрейшему выстраиванию многополярного мира вместо прежнего, где Вашингтон считал себя мировым жандармом.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts