Бирма на распутье

P 31.03.2021 U Дмитрий Мосяков

MNY342411

События в Бирме, где не утихают многочисленные уличные выступления против военных, взявших власть в свои руки 1 февраля 2021 г., продолжают привлекать к себе самое пристальное внимание. Дело в том, что смена власти гражданской на военную хоть и произошла, но совершенно неясно, как будут развиваться события дальше: смогут ли военные удержать власть или же под напором массовых выступлений и раскола в собственных рядах к власти вновь вернется Аун Сан Су Чжи и ее сопартийцы.

Пока ситуация характеризуется тем, что президент страны Вин Мьин и глава правящей партии «Национальная лига за демократию» (НЛД) Аун Сан Су Чжи, занимавшая пост государственного советника и главы МИД,  как и сотни функционеров и активистов правящей партии продолжают находиться под арестом. Но, с другой стороны, ожесточенность и массовость выступлений против военных только нарастает.

Многие наблюдатели бирманского политического процесса полагают, что во многом повторяется ситуация, сложившаяся после так называемой демократической революции 1989 г., когда после убедительной победы НЛД на всеобщих выборах партия была запрещена и отстранена от власти военными, а все выступления в ее поддержку были подавлены самым жестоким образом. Военные во главе со старшим генералом Тан Шве арестовали, сослали в отделенные и труднодоступные места, а то и просто расстреляли почти всех недовольных и на десятилетия обеспечили себе всю полноту власти.

Но сходство нынешнего и тогдашнего переворота на самом деле чисто внешнее, так как за прошедшее после 1989 г. время бирманское общество сильно изменилось. Особенно заметно за последнее время, когда военные согласились уступить власть гражданскому правительству. Отмена санкций со стороны стран Запада и США, под которыми десятилетия существовал военный режим, открыла дорогу иностранным инвестициям и технологиям, которые хлынули в страну из Японии, США, Китая и стран АСЕАН. В Бирме начался настоящий экономический бум, когда темпы роста национального ВВП несколько последних лет сохранялись на уровне 5-7%. В связи с увеличением уровня национального богатства в стране стал развиваться мелкий и средний бизнес, появились новые промышленные предприятия, заметно вырос товарооборот, уровень жизни и потребления людей. Доходы населения поднялись с 900 до 1600 долларов США, начиная с 2011 года. На волне экономических перемен укрепились и позиции НЛД, которая все эти успехи приписывала своей правильной политике. Эта партия, став господствующей, сумела создать свои ячейки по всей стране, а ее активисты вполне подготовились к борьбе за власть при поддержке наиболее образованного и зажиточного населения.

Так что, в отличие 1989 г., когда, кроме энтузиазма масс, у НЛД других ресурсов не было, сегодня все по-иному – мощная организационная структура, лидеры мнений и власти во многих провинциях, средства коммуникации – газеты, радио, телевидение, симпатии журналистов и даже административный ресурс – все на их стороне. Так что перед бирманской армией и ее генералами стоит серьезный противник, который вполне может и дальше, несмотря на аресты и даже расстрелы, продолжать борьбу за власть.

Уже сейчас многие люди, видя неспособность армии подавить военной силой сопротивление со стороны НЛД, начинают высказывать сомнения относительно того, сможет ли вообще армия, которая всегда рассматривалась как ядро и гарант бирманской государственной системы сохранить власть. Ведь собственно ради этой цели военные и взяли контроль за ситуацией в стране в свои руки, так как знали о том, что на столе руководителей НЛД уже лежит программа по изменению конституции – организации так называемого «демократического транзита», смысл которого в окончательном отстранении армии и ее представителей от реальной власти. Внутри страны на протяжении ряда лет противники военных создавали так называемые «поля напряжения», когда под влиянием и при непосредственном участии западных некоммерческих организаций (НКО) в стране формировали «гражданское общество» как альтернативу военным во власти.

Началом пересмотра конституции и отстранения военных от власти должна была стать убедительная победа НЛД на выборах. На ноябрьских выборах в 2020 г. правящая партия ее сумела добиться. Однако военные, которые самым внимательным образом следили за ходом предвыборной кампании и за голосованием, заявили, что в их ходе были допущены самые серьезные нарушения, подтасовки, фальсификации и поэтому результаты выборов нельзя считать легитимными. Сторонники НЛД с этим естественно не согласились и отказались признать справедливость утверждений военных. В сложившейся ситуации у руководства армии оставалось лишь два пути – оспорить выборы в суде и доказать, что имелись многочисленные нарушения и подлоги, а второй – взять власть в свои руки и не допустить отстранения от власти и «демократического транзита».

Следует отметить, что военные выдвигали не огульные обвинения, собрали массу доказательств нарушений и ожидали, что суд окажется на их стороне. Но этого не случилось, что только подтверждает, насколько НЛД и ее идеи популярны в правящей гражданской элите. В ответ на отказ в удовлетворении своих исков руководство армии вынуждено было взять власть в свои руки. Как показывают текущие события, чем дольше она у них находится, тем все более ожесточенной становится внутриполитическая борьба, тем дальше достижение компромисса в правящей элите.

Очевидно, что сегодня обстановка в стране находится в явном тупике, и перед военными во главе со старшим генералом Мин Аун Хлайном крайне актуально стоит вопрос: что делать дальше, в условиях жесткого сопротивления со стороны бирманского общества, которое совершенно не желает разворота к реальности 80-х начала 2000-х годов? У большинства людей это время ассоциируется с бедностью, некомпетентностью, всевластием военной бюрократии, подчиненностью жестким правилам, введенным военными.

Чтобы как-то успокоить людей, военные уже объявили о том, что через год в стране обязательно состоятся парламентские выборы. Не ясно только, какие партии до них доживут. А пока новый режим старается всячески заблокировать доступ к интернету, перекрыть новостные каналы и социальные сети. Сомнительно, что в этом он добьется успеха, и, скорее всего, военные пойдут на то, чтобы в очередной раз НЛД официально запретить. Но тогда предстоящие через год выборы никто не признает легитимными, и последуют немедленно разнообразные санкции из-за рубежа.

Но, с другой стороны, такой разумный политик и военный руководитель как Мин Аун Хлайн понимает, что отдавать власть в руки либералов, даже на согласованных условиях, нельзя. Нет сомнений, что НЛД без поддержки военных не сможет справиться с давно созданными армиями многочисленных национальных меньшинств – чинов, качинов, монов, шанов, каренов, которые только ждут момента, чтобы возобновить гражданскую войну. Кроме того, не ясно, смогут ли демократы держать в узде банды наркобаронов и не допустить реинкарнации на территории бирманского северо-востока очередного «золотого треугольника».

Так что и пришедшие к власти военные, и отставленные от власти демократы стоят перед очень сложным выбором, от которого зависит будущее страны. Шанс на достижение компромисса еще не потерян. Кроме того, для разрешения конфликта необходимо привлечь третью силу, а именно авторитетных в стране представителей буддийской сангхи. Главное сейчас – восстановить утраченный внутрибирманский диалог в обществе и позволить обеим сторонам найти путь к спасению страны.

Дмитрий Мосяков, профессор, доктор исторических наук, руководитель Центра изучения Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании ИВ РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи