Насколько успешными будут шаги консерваторов после апрельских выборов?

P 21.04.2021 U Константин Асмолов

MOON63451

8 апреля Мун Чжэ Ин заявил, что поражение правящей партии – это «упрёк со стороны народа», и пообещал выполнять свои обязанности «с ещё большим чувством ответственности, сосредоточив усилия на выполнении отчаянных требований народа». Как заявил пресс-секретарь президента Кан Мин Сок, «президент пообещал не жалеть усилий для реализации отчаянных требований народа по преодолению пандемии COVID-19, оживлению экономики и искоренению коррупции, связанной с недвижимостью».

Насколько при этом он прекратит спорные реформы, которые идут вразрез с общественным мнением, – очень хороший вопрос.

Первым ответом на поражение была ритуальная отставка руководства Демократической партии, начиная с исполняющего обязанности председателя Ким Тхэ Нёна. Это традиционный шаг: то же сделали и консерваторы после собственного провала год назад. В ходе выборов народ поставил перед партией «множество задач, которые необходимо решать», – подчеркнул Ким Тхэ Нён. По его словам, 16 апреля состоятся выборы лидера парламентской фракции, 2 мая на общенациональном съезде партии будут избраны её председатель и высший совет из семи человек, а пока временный глава «Тобуро» То Чжон Хван пообещал разработать комплекс реформ и усилить связь партии с народом, заявив, что партия выйдет из ловушки двойных стандартов как можно скорее. В оригинале было употреблено выражение «нэ ро нам буль» – это конфуцианское выражение из четырёх иероглифов, которое буквально переводится как «когда это делают другие, это супружеская измена, когда это делаю я, это романтическая любовь», но наиболее точным переводом этого выражения на русский язык будет известный мем «вы не понимаете, это другое».

А пока 9 апреля пятеро молодых депутатов от Демпартии сделали важное заявление: причиной поражения, возможно, было то, что политика реформы прокуратуры не встретила общественного консенсуса, плюс сыграл свою роль пересмотр устава партии и также то, что это произошло без надлежащих извинений.

Планируются и перестановки в государственном аппарате, часть которых уже запущена. Главный ожидаемый ход – это отставка премьер-министра Чон Се Гюна, из которого, весьма вероятно, будут делать нового кандидата от партии власти, причём по двум причинам. С одной стороны, в подобных ситуациях премьер-министр всегда берёт вину на себя и уходит в отставку; с другой – в такой ситуации Муну очень нужно, чтобы следующим президентом оказался представитель именно его фракции. Чон Се Гюн относится к таковым. А среди кандидатов на замену Чона как премьера упоминаются министр финансов Хон Нам Ги, бывший министр внутренних дел Ким Бу Гём и министр образования Ю Ын Хэ.

При меньшем процентном разрыве демократы могли бы побороться, но разницу в 15+% фальсификациями не объяснить. К тому же, как хороший «игрок в престолы», Мун понимает, что вздумай демократы опротестовывать итоги выборов, они выльют ведро воды на мельницу консерваторов, утверждавших ранее о фальсификации выборов президента 2017 года и депутатов Национального собрания 2020 года.

Так что президент Мун, похоже, окончательно принимает позу хромой утки. Победа на выборах дала бы ему некоторый импульс, но теперь, если не случится форс-мажора, будет падать не только его популярность, но и значимость во внешнеполитической деятельности. Это означает среди прочего, что межкорейский тупик превращается в баррикаду: КНДР нет смысла вести переговоры с человеком, которому у власти осталось всего ничего, и непонятно, будет ли его преемник продолжать ту же линию. Даже если какие-то знаковые события и состоятся, толку от них будет столько же, сколько от саммита Ким Чен Ира и Но Му Хёна 2007 года, который дал фейерверк обещаний и не привёл ни к чему.

Это же означает, что теперь Муну будет особенно важно провести в президенты человека, который обеспечит ему лучшую участь, чем предыдущим президентам, двое из которых в тюрьме, а третий покончил с собой под тяжестью обвинений.

Но кроме фракции Мун Чжэ Ина, в Демократической партии «Тобуро» есть и иные группировки. Бывший премьер-министр РК и бывший председатель партии Ли Нак Ён собирается в президенты, удерживая третье место в рейтинге. Но, скорее всего, ему и быть на третьем-четвёртом месте: он был слишком тесно связан с проигранной кампанией в качестве советника Пак Ён Сон, плюс он родом из провинции Чолла на юго-западе РК. Это традиционная цитадель оппозиции, но из-за развитого внутрикорейского регионализма выходцев оттуда в остальной Корее недолюбливают. Единственным президентом из этого региона был Ким Дэ Чжун, который пришёл к власти на фоне финансового кризиса 1997 года и раскола в правящей партии. Да и то, в качестве своего преемника он выдвинул Но Му Хёна, который происходил из юго-восточной части страны.

Кому повезло больше, так это губернатору столичной провинции Кёнги и классическому популисту Ли Чжэ Мёну. Он стабильно держит первое место в рейтинге потенциальных президентов уже некоторое время и лишь выигрывает от неудачи Муна и Ко, которая позволит ему повысить свой политический статус в качестве потенциального спасителя демократов. Правда, насколько он сумеет победить во внутрипартийном голосовании против административного ресурса – хороший вопрос.

Уже сейчас некоторые эксперты, в том числе автор, делают осторожные прогнозы относительно того, что к марту 2022 года монолитность правящей партии может быть расколота, и нас будет ждать новый виток переформирования структуры партий.

У консерваторов, однако, тоже всё нерадужно. Их временный глава Ким Чжон Ин тоже ушёл в отставку – отчасти потому, что обещал пойти на это после выборов, отчасти по той причине, что его политика ребрендинга партии дала лишь частичные успехи, но сдвинуть консерваторов на более центристскую платформу и заставить партию вести себя более инновационно у него скорее не получилось. Ровно так же не вышло у Кима и найти компромисс со сторонниками Пак Кын Хе. Временным главой консерваторов стал руководитель парламентской фракции Чу Хо Ён, а окончательная смена руководства произойдёт, как и у демократов, в мае. И есть шанс, что к руководству партии вернутся лидеры типа Хван Гё Ана, которые сначала потворствовали импичменту Пак Кын Хе, а потом довели ситуацию до провала апреля 2020 г.

Не случайно в своей прощальной речи Ким Чжон Ин предостерегал партию от «головокружения от успехов» и восприятия итогов выборов именно как своей победы. По его мнению, если партия будет почивать на лаврах и не разовьёт успех, она политически обречена.

Не менее интересно положение О Сэ Хуна. Понятно, что в ближайшее время он произведет кадровые перестановки в руководстве города и связанных с ним организациях, поскольку обычно новый мэр привлекает своих помощников, и отменит многие проекты, возглавляемые его предшественницей, а департаменты и организации, занимающиеся такими проектами, могут быть сокращены или даже упразднены.

Но у власти ему быть всего 14 месяцев, а потом новые, уже плановые выборы, и к ним он должен прийти с определённым уровнем заслуг, а сделать это будет непросто.

Во-первых, чётко видно несколько будущих точек противостояния. Первая – теоретическая возможность массовых демонстраций и позиция мэра по этому поводу. В Южной Корее именно они служат главным маркером сопротивления и в критической ситуации запросто могут привлечь несколько сотен тысяч человек. Нынешняя власть запрещает их по антиэпидемическим причинам, однако в скором времени её ждёт неприятная ловушка. Или население быстро и успешно пройдёт вакцинацию, но тогда консерваторы смогут снова выходить на улицы, или процесс убудут умышленно затягивать, но за это Мун точно будет расплачиваться рейтингом, а оппозиция будет его упрекать в преступном бездействии.

Хочется напомнить, что успех «свечной революции» во многом зависел от того, что демонстранты не встречали никакого противодействия со стороны городских властей, в то время как полиции, например, отказали использовать городские гидранты для водомётных пушек. И даже если бы у власти было желание кого-то разогнать, оно натолкнулось бы на проблемы.

Вторая – масштабная реконструкция главной сеульской площади Кванхвамун, начатая с одобрения Голубого дома. Российскому читателю будет несложно вспомнить, как Борис Ельцин, который использовал близкую к Кремлю Манежную площадь в качестве плацдарма массовых демонстраций, затеял там масштабное строительство и изменил это пространство так, чтобы проводить там демонстрации против Ельцина было бы уже невозможно. О Сэ Хун будет пытаться отменить этот проект, в том числе и для того, чтобы демонстрации против Муна могли спокойно проходить в центре города на виду у всех.

Третья менее идеологизирована, но не менее важна. Она касается градостроительной политики будущего мэра, который в течение предстоящих пяти лет собирается построить 360 тысяч новых квартир и решить проблему нехватки жилья (дерегуляция правил реновации, расширение проектов перепланировки, выполняемых частными застройщиками). Между тем правительство ставит на государственные компании типа LH, в то время как по планам О половину жилья будут строить частные компании.

Затем новый мэр собирается снять введённое старым ограничение на этажность застройки в 35 этажей и ослабить ограничения на соотношение площадей под застройку. Это даст ему основу для строительства 185 тысяч новых квартир на месте старых кварталов, но автор предвидит разговоры оппозиции о разрушении городской экологии и уничтожении уникальной традиционной застройки, которую заместят «человейники». Насколько О сможет ослабить жёсткие ограничения по реконструкции и перепланировке – вопрос непростой.

Четвертая касается желания нового мэра пересмотреть политику города в отношении COVID-19, так как, по его мнению, нынешние ограничения не смогли удовлетворить потребности людей и эффективно снизить его распространение. О собирается больше учитывать нужды малого бизнеса, по которому режим социального дистанцирования очень сильно бьет.

Кроме того, городской совет и его председатель Ким Ин Хо, с которым он должен работать, и значительная часть чиновников городской администрации – это представители демократов, связанные с покойным Пак Вон Суном. Члены Демократической партии занимают 101 из 109 мест в городском совете и возглавляют 24 из 25 округов Сеула. В марте 2021 г. Ким и другие советники потребовали от О уйти с поста кандидата в марте, назвав его «несостоявшимся мэром 10-летней давности».

О, конечно, верит, что место для компромисса найдётся, потому что муниципальные дела ведутся на основе повседневных проблем, но логика фракционной борьбы очень часто заставляла корейцев «топить» даже позитивные проекты, если их автор принадлежал к «неправильной» группировке.

Помимо этого, у О могут проблемы с финансированием из центра. Министр финансов Хон Нам Ги уже сделал ряд намёков о необходимости конструктивного сотрудничества, что говорит о вероятных проблемах с финансированием и не только. Возможно, нас ждёт война, аналогичная противостоянию министра юстиции и генерального прокурора.

Когда Ан Чхоль Су «слился» в пользу О, его условием было своего рода совместное управление. Это означает, что О должен будет реализовать какую-то часть проектов Ана и расставлять его людей на какие-то ключевые посты. Насколько они сработаются – вопрос также хороший, поскольку, когда в своё время Ан проделал похожую штуку с Мун Чжэ Ином на фоне выборов 2012 года, дело закончилось конфликтом и оформлением сторонников Ана в самостоятельную партию.

Некоторые авторы предполагают, что Ан Чхоль Су имеет более сложные планы. Так как наиболее серьёзный консервативный лидер занял кресло мэра, президентом-2022 он быть не сможет. Это открывает Ану возможность убедить консерваторов в том, что если «Сила народа» хочет получить президентскую власть, она должна будет объединиться с его Народной партией и выставить президентом, конечно же, его.

Но насколько велика вероятность, что президентские выборы в марте 2022 года закончатся уверенной победой консерваторов? С одной стороны, тренд именно такой. С другой – южнокорейская политика весьма переменчива, плюс ещё год назад демократы обеспечили себе подавляющее преимущество в парламенте, и этот парламент будет функционировать до 2024 года, так что первые два года из своих пяти преемник Муна будет иметь дело именно с таким составом Национального собрания. Консерватору будет очень непросто, его назначенцев и идеи будут «топить» примерно так, как это делали политические противники Пак Кын Хе. Единственная надежда, повторюсь, на то, что ближе к президентским выборам на фоне очередного переформатирования и переименования Демократической партии в ней случится раскол и представители разных фракций пойдут на выборы «каждый за себя».

Что же до «третьей силы», на которую претендует экс-генеральный прокурор Юн Сок Ёль, то в какой мере он примкнёт к консерваторам, остаётся неясным.

Таким образом, остросюжетный сериал под названием «Внутренняя политика Республики Корея», конечно, закрыл очередной сезон, но он далеко не последний. Сложно сомневаться, что до президентских выборов 2022 года любителей политических интриг и скандалов ждёт ещё много интересного.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts