Отношения Турции и Египта восстанавливаются

P 11.05.2021 U Валерий Куликов

ERD93234

Турция, взяв курс на создание нового баланса сил в Средиземноморье, в последний месяц продолжила усилия по нормализации отношений с Египтом, резко ухудшившихся после свержения президента Мухаммеда Мурси летом 2013 года, вслед за чем стороны отозвали своих послов.

Безусловно, восстановление двусторонних отношений будет непростым, в силу остающихся у стран определенных разногласий. Нельзя забывать, что каждая из этих стран хочет получить в свои руки контроль над Арабским миром, причем Турция при этом пытается продвигать концепцию «политического ислама», которую в Египте и других авторитарных арабских государствах рассматривают как прямую экзистенциальную угрозу их режимам. Кроме того, и Каир, и Анкара оспаривают значительный кусок акватории в Восточном Средиземноморье, под которым, вероятно, находятся большие залежи газа.

В марте сего года министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил о возобновлении контактов между Анкарой и Каиром на дипломатическом уровне, признав, что их налаживание в полном объеме потребует времени. В рамках попыток нормализации отношений с Каиром Турция 30 апреля приняла решение снять вето, введённое на партнёрство Египта с НАТО в 2020 году. В МИД Турции отметили, что таким образом Анкара проложила путь Египту для развития партнерских отношений с НАТО в рамках Средиземноморского диалога.

Шаги по нормализации отношений между двумя странами особенно активизировались после подачи тендера на получение лицензии Египтом на участке №18 в районе континентального шельфа Турции. Данная операция была одобрена Организацией Объединенных Наций. Комментируя этот вопрос, турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу заявил о разработке соглашения о демаркации границ в Средиземном море с Египтом и о готовности Турции его подписать в случае дальнейшего благоприятного развития двусторонних отношений.

Несмотря на то, что подобные договорённости Каир уже заключил с региональным соперником Турции — Афинами, демонстрируемая Анкарой готовность к новой сделке по демаркации, безусловно, будет способствовать дальнейшей перекройке политических и экономических блоков в регионе. Что же касается самого Каира, то официальные лица министерства иностранных дел и разведывательных служб Египта явно предпочитают морскую сделку с Турцией, а не с Грецией, поскольку она предоставляет Каиру гораздо большую морскую территорию. В свое время администрация президента Ас-Сиси договорилась о сделке с Афинами прежде всего, чтобы обеспечить некоторые политические выгоды, не закрывая при этом дверь для Турции, особенно после улучшения эмиратско-израильских соглашений, которые нанесли ущерб политическим, экономическим и стратегическим интересам Египта.

Поэтому не удивительно, что заявленная позиция Анкары по разработке соглашения о демаркации границ в Средиземном море с Египтом и признание турецким министром иностранных дел, что необходимо менять прежние отличные взгляды Анкары и Каира на целый ряд конфликтов и явлений в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, произвели соответствующий эффект. В частности, рядом аналитиков стала высказываться уверенность, что таким образом турецкое руководство пытается внести раздор между Египтом и условно антитурецким блоком стран, объединившихся вокруг проекта Восточно-Средиземноморского газопровода (EastMed), в лице Греции, Кипра, Объединённых Арабских Эмиратов и Израиля. Для Греции, например, весьма важно, как возможное соглашение об исключительной экономической зоне между Египтом и Турцией повлияет на комплекс Кастелоризо и турецко-греческий диалог.

На этом фоне греческая сторона уже стала проявлять свои опасения, что египетский президент Абдель Фаттах ас-Сиси будет действовать в одном русле с турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом и отступит от той демонстративно антитурецкой линии, которую он старался вести до настоящего момента. При этом в Афинах, в частности, вспоминают, как осенью 2020 года, выступая на мероприятии Лиги арабских государств, глава МИД Египта Самех Шукри подчёркивал необходимость ведения «единой и твёрдой арабской политики» против тех действий, которые предпринимает Турция в Ливии, Сирии и Ираке.

Для обсуждения с руководством Египта вопросов восстановления полноценных отношений и мер, необходимых для восстановления отношений между двумя странами, 5-6 мая 2021 года в Каире прошли политические консультации между двумя странами под председательством заместителя турецкого министра иностранных дел Седата Онала и заместителя министра иностранных дел Египта Хамди Санада Лозы. В ходе этих встреч, по сообщению МИД Турции, речь шла о “всех вызывающих озабоченность Каира вопросах”, была подтверждена необходимость дальнейшего восстановления полномасштабных двусторонних отношений. В политическом плане Турция заинтересована в том, чтобы Египет не был заложником других государств, в основном ОАЭ и Греции, которые хотят использовать его в качестве щита в отстаивании своих интересов перед Турцией. В этом смысле Анкара помогает себе, открываясь для Египта, и то же самое можно сказать о Каире.

Поэтому Турция, исходя из общих интересов в Восточном Средиземноморье и Ливии, демонстрирует свою готовность на сближение с Египтом на том факте, что сотрудничество с Турцией отвечает интересам Каира. В качестве дополнительного довода, в частности, отмечается, что в докоронавирусный период, несмотря на конфликтность отношений, Анкара экономически была весьма выгодна Каиру, увеличив объем двусторонней торговли, инвестиций и импорт газа. Тогда их экономические отношения оказались невосприимчивыми к политическим колебаниям, превысив порог в $5 млрд в 2018 году. Кроме того, стабильность в Ливии также могла бы поднять это сотрудничество до беспрецедентного уровня, если бы Турция и Египет вместе работали над восстановлением страны.

На фоне указанной активности речь, безусловно, сегодня не идет о превращении Египта и Турции из врагов в партнеров. Скорее, они станут соперниками, и соперничество это будет проходить в более или менее цивилизованной манере, с четкими красными линиями, которые не позволят отношениям перерасти в опосредованные боевые действия (например, в той же Ливии). Конечно, трансформация двусторонних отношений произойдет не сразу и понимание этого имеется как в Каире, так и в Анкаре. «Для этого нужно проводить последовательные встречи, определить дорожную карту и действовать исходя из этого», — заявил на днях Мевлют Чавушоглу.

Но главное, что процесс пошел.

Валерий Куликов, эксперт-политолог, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts