Новый антикоррупционный закон Южной Кореи

P 16.05.2021 U Константин Асмолов

SKR35142

29 апреля 2021 г. Национальное Собрание Республики Корея приняло закон о предотвращении конфликта интересов, направленный на то, чтобы запретить государственным служащим и выборным должностным лицам использовать инсайдерскую информацию в личных целях. Этот закон дополняет так называемый закон Ким Ён Ран о борьбе с взяточничеством, принятый в 2016 году.

За последние восемь лет было несколько неудачных попыток законодательно принять такой законопроект, но политические партии не обсуждали и не занимались этим, ссылаясь на неясное определение сферы деятельности государственных чиновников. В 2013 году Комиссия по гражданским правам и борьбе с коррупцией внесла в Национальное собрание драконовский законопроект о борьбе со взяточничеством, который содержал положения, касающиеся конфликта интересов. В ходе обсуждений в Национальном собрании в 2015 году. Законодатели приняли законопроект в 2015 году после того, как эти пункты удалили, в результате чего получился закон, более известный как “Закон Ким Ён Ран”, вступивший в силу в 2016 году. Правда, в 2018 году часть о конфликте интересов была включена в кодекс этики государственных служащих.

Впервые новая версия законопроекта о конфликте интересов была внесена в национальное собрание РК в январе 2020 года упомянутой выше группой по борьбе с коррупцией, но тогда его не смогли одобрить. После того как в апреле 2020 г. состав парламента сменился, его внесли снова в июне 2020 года, но и тогда депутаты фактически пропустили это мимо ушей.

В конце марта 2021 г. идея принятия закона активизировалась на фоне шокирующего скандала со спекуляцией землей, в котором приняли участие более десятка сотрудников государственной Korea Land and Housing Corp. Таковые использовали инсайдерскую информацию для покупки сельскохозяйственных угодий стоимостью около 10 миллиардов вон (8,8 миллиона долларов) в двух городах Кванмён и Сихён, прежде чем правительство объявило о новом плане построить там 70 000 квартир в рамках усилий по стабилизации беглых цен на жилье.

16 апреля 2021 года законопроект прошел предварительное рассмотрение законодательного подкомитета по национальной политике, который одобрил его уже 22 апреля.

29 апреля закон о предотвращении конфликта интересов был одобрен на пленарном заседании парламента в тот же день после его прохождения через Комитет по законодательству и судебной системе. По-видимому, такая сверхскорость была связана с тем, что в тот же день президент Мун Чжэ Ин заявил, что для Национальной ассамблеи будет очень важно принять давно зашедший в тупик законопроект. По его словам, как только закон будет введен в действие, он сыграет большую роль в предотвращении коррупции со стороны государственных чиновников, таких как спекуляция недвижимостью и недобросовестный найм на основе частных интересов, и очень важно, чтобы против коррупции были приняты как превентивные, так и ответные меры.

Новый закон вступает в силу через год после его обнародования. Его основные особенности можно свести к следующему:

  • Закон рассчитан на примерно 1 млн 900 тыс. работников государственного сектора, включая депутатов местных законодательных собраний.
  • Госслужащим рекомендуется избегать работы, связанной с их личными интересами, и в случае чего они должны заранее извещать о таких рисках.
  • Им запрещается использовать для личной выгоды полученную на работе инсайдерскую информацию.
  • Госслужащие должны сообщать властям о своих финансовых операциях, сделках с ценными бумагами и недвижимостью. Декларировать недвижимость надлежит в течение 14 дней с момента ее приобретения.
  • Членам семей высокопоставленных государственных чиновников или государственных служащих, отвечающих за государственную занятость, запрещено искать работу в государственных учреждениях, в которых служат их родственники.
  • Тем, у кого есть семейные связи в публичных компаниях или дочерних компаниях, также запрещено подписывать комиссионные контракты с этими агентствами.
  • Нарушение предлагаемого закона, приводящее к приобретению имущества, может повлечь за собой дисциплинарные взыскания и уголовное наказание, включая лишение свободы на срок до семи лет или штраф в размере до 70 миллионов вон (63 000 долларов США), а также другие дисциплинарные меры.
  • Закон предусматривает более строгое наказание для сотрудников с более высокой зарплатой, включая должностных лиц уровня замминистра и выше, депутатов всех видов, членов местных советов, политически назначенных должностных лиц и руководителей государственных корпораций.

Также был принят сопутствующий законопроект, который специально ужесточает наказание для законодателей, использующих инсайдерские знания в личных целях. С мая 2022 года новоизбранные законодатели должны в течение 30 дней полностью декларировать свое личное и семейное богатство, а также свою предыдущую деятельность во время работы в частном секторе. Они также должны подать запрос, чтобы избежать допуска в определенные комитеты в случаях потенциального конфликта интересов.

Критика закона консерваторами, конечно, есть, но невелика. Во-первых, число людей, которые должны следовать закону, слишком велико – 5-6, а то и все восемь миллионов, если учесть семьи 1,9 миллиона служащих. Если охват закона слишком широк, он не будет работать. Во-вторых, когда речь заходит о контактах государственных служащих с отставными коллегами (популярный способ торговли влиянием или слива информации) законопроект предусматривает, что государственные служащие должны сообщать только о прогулках в гольф, зарубежных поездках и совместных развлечениях. В результате с самого начала много лазеек.

Мнение автора по поводу данного закона можно выразить так:

  • Как и закон Ким Ён Ран, этот закон серьезно подрывает традиционные коррупционные практики и направлен на предотвращение потенциальных конфликтов интересов до того, как они произойдут. В этом контексте его принятие чрезвычайно важно и полезно, и автор согласен с тезисом о том, что он может привести к значительному изменению административной культуры с точки зрения повышения прозрачности и трудовой этики.
  • Если неудачное одобрение закона до апреля 2020 г. еще можно списать на козни консерваторов, то затягивание его принятия при новом парламенте – характеризует именно то, насколько Демократическая партия желала бороться С коррупцией а не ЗА коррупцию. Особенно в контексте того, как мгновенно приняли закон, когда необходимость возникла.
  • Однако не случись феерического скандала и ряда скандалов поменьше, которые очень ударили по образу правительства Муна как борцов с коррупцией, власть не стала бы ускорять принятие закона.
  • При этом президент Мун обезопасил от действий закона себя и свое окружение. На посту президента ему осталось пробыть меньше года, и сработает закон уже при его преемнике. Зато все плоды пиара будут собраны им.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts