Спасет ли Турцию от кризиса развитие вооруженных сил?

P 04.06.2021 U Владимир Одинцов

HSR25341

По данным турецкой социологической компании, правящая в Турции Партия справедливости и развития (ПСР) во главе с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом столкнулась в течение последних трëх лет, прошедших с парламентских выборов 2018 года, со значительной потерей поддержки избирателей. В настоящее время лишь 34,1% турецких избирателей готовы потенциально отдать ей голоса, если выборы состоятся в ближайшее время, сообщило 10 мая турецкое информагентство Bianet. Эксперты исследовательской компании объясняют снижение электоральной поддержки находящейся у власти с 2002 года ПСР обнищанием домашних хозяйств, вызванным неправильным управлением экономикой со стороны правительства Эрдогана. «Люди в значительной степени потеряли работу, предприятия закрылись, доходы снизились. Помощь, предоставляемая правительством людям, понëсшим ущерб и потерявшим доход из-за пандемии, находится на самом низком уровне в мире», — отметил Озер Сенджар директор компании MetroPOLL, проведшей последний опрос.

При этом из-за такого ухудшения социальной ситуации все активнее стала звучать в Турции критика инициированной ПСР конституционной реформы, в результате которой страна от парламентской системы правления перешла к президентской. На состоявшихся впервые в Турецкой Республике в июне 2018 года выборах президента всенародным голосованием Эрдоган был избран главой государства. В настоящее время посты президента и премьер-министра в стране фактически совмещены — глава государства возглавляет кабинет министров, неся, таким образом, полную ответственность за просчеты власти в Турции.

Чтобы спастись от надвигающегося на страну кризиса, турецкий лидер сделал в последние годы особый акцент на развитие военно-промышленного комплекса и производство различных видов оружия.

Так, Турция завершила строительство нового завода по производству взрывчатых веществ и боеприпасов, церемония открытия которого прошла 30 апреля в присутствии президента Эрдогана. Отмечается, что на постройку этого завода, расположенного на площади 4 тысячи 584 м², ушло всего 12 месяцев и 25 млн долларов. На предприятии установлено только турецкое оборудование, иностранные технологии не применялись, инвестиции не привлекались. Ранее Турция импортировала большинство компонентов для производства авиабомб, боеприпасов, ракет и боеголовок. Новое предприятие создано в рамках предприятия Barutsan при оборонной компании MKEK.

Продолжая активно наращивать военную мощь, президент Эрдоган намерен для удовлетворения своих «имперских» планов сохранить за Турцией не только титул второй по силе армии в НАТО, но и провести существенное совершенствование военно-морского флота страны, считая, что он должен дать Анкаре максимальные возможности по «проецированию» своей геополитической воли в нужной точке на карте. 23 января президент Эрдоган заявил, что Турция входит в число десяти стран мира, которые могут самостоятельно проектировать, строить и обслуживать свои боевые корабли. «Мы укрепим нашу военно-морскую мощь за пять лет с помощью пяти крупных проектов», — сказал глава государства во время выступления на церемонии спуска на воду нового фрегата «Стамбул» ВМС Турции.

Помимо этого, Турция собирается строить свой авианосец, уже второй по счету. Свой первый легкий авианосец «Анадолу» Реджеп Эрдоган назвал «кораблем-амфибией», который является универсальным десантным кораблем. На его борту могут разместиться 12 американских истребителей F-35 и 12 ударных вертолетов NHI NH90, а также БПЛА Anka или Bayraktar. «Анадолу» сможет перебросить до 500 морпехов, а также 46 танков, либо 77 единиц колесной бронетехники. Он, безусловно, может «проецировать» турецкую силу, например, в Ливии или на спорных греческих островах. Или даже на Черном море. Раз по бумагам это не авианосец, а универсальный десантный корабль, то «Анадолу» спокойно сможет проходить Дарданеллы и Босфор. А теперь еще и полноценный авианосец запланирован.

Турция максимально локализовала производство субмарин немецкого проекта «Тип 214», разработанных Howaldtswerke-Deutsche Werft (HDW), каждая из которых с воздухонезависимой двигательной установкой (AIP) имеет автономность в 84 дня и способна погружаться на глубину до 400 метров. Совместный проект «Тип 214TN» (Turkish Navy) на 80% состоит из комплектующих турецкого производства, остальные 20% – это немецкие силовая установка и топливные элементы, которые будут доставляться из ФРГ. Первая подлодка данной серии под названием Piri Reis уже 23 марта на верфи Golcuk была спущена на воду. Субмарина должна пополнить турецкий боевой флот в 2022 году и, по заявлениям турецких СМИ, «призвана увеличить мощь турецкого флота в окружающих морях», «поможет сохранить баланс сил», в частности, в Эгейское море, где у Анкары давние территориальные споры с Афинами. ВМС Турции в настоящее время располагают двенадцатью подводными лодками: четыре класса Ay (тип 209/1200), четыре судна класса Preveze (тип 209T/1400) и столько же кораблей класса Gür (тип 209T2/1400). Все — с дизель-электрическими двигателями. К 2027 году Турция будет эксплуатировать шесть подводных лодок с системой AIP класса Reis.

Турция начала производство нового бронетранспортера Pars İzci, первые машины поступят в армию в 2022 году. Контракт на разработку и производство бронетранспортеров был заключен между Управлением оборонной промышленности Турции и компанией FNSS. На первом этапе FNSS поставит 100 единиц бронетехники для сил жандармерии и турецкой армии, первые предсерийные БТР должны поступить уже в 2022 году, всего на выполнение контракта отводится 36 месяцев. В компании FNSS заявили, что бронетранспортер Pars İzci является разведывательной модификацией, на нем установлен турецкий двигатель производства компании TÜMOSAN мощностью в 450 л.с. БТР способен развивать скорость до 100 км/ч по шоссе и 8 км/ч на плаву.

Турция ведет переговоры с Южной Кореей о закупке двигателей для танков “Алтай”, что, по заявлению руководителя управления оборонной промышленности Турции (SSB) Исмаила Демира, позволит решить существующие проблемы с силовыми установками для новых танков национальной разработки.

Глава Управления оборонной промышленности Турции сообщил о создании собственной ЗРК HISAR-O, который скоро поступит на вооружение турецкой армии и будет работать как дополнение к одной из самых мощных систем ПВО в мире – российского С-400.

Турция ищет альтернативы для повышения своей воздушной огневой мощи после того, как США приостановили её участие в программе новейших истребителей-бомбардировщиков F-35. В этой связи приоритетом для Анкары стала разработка её собственных боевых самолётов пятого поколения, о чем 11 марта заявил министр промышленности и технологий Турецкой Республики Мустафа Варанк. Проектируемый турецкий истребитель пятого поколения TF-X будет стоить в разы дешевле американского – около 100 миллионов долларов за одну боевую машину, совершит свой первый полёт в 2025 году и будет принят на вооружение в 2029 году.

Активное производство Турцией боевых беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) также хорошо всем известно, как и стремление Анкары продать их не только Украине, на Кавказ, странам Центральной Азии, но также Польше, Пакистану и Саудовской Аравии, с которой, кстати, достигнута договоренность о совместном производстве БПЛА. Так, два производителя из Саудовской Аравии уже начали совместное производство турецких БПЛА: компании Intra Defense Technologies и Advanced Electronics (AEC) будут производить дрон Karayel-SU по лицензии турецкой оборонной фирмы Vestel Savunma.

В последнее время Анкарой делаются активные попытки развить военное производство и другой военной техники, как, в частности, и запуск спутника Turksat 5B компанией Илона Маска в июне этого года, явно рассчитывая, что после этого Турция станет «еще сильнее в регионе, в том числе и в военной сфере».

Недавно целый ряд СМИ из Саудовской Аравии, Израиля и Индии отметили быстрое изменение стратегического ландшафта в регионе, особо отмечая резкое сближение Турции и Пакистана. «Оборонное сотрудничество является самым динамичным элементом двухсторонних отношений», – отметил турецкий лидер Реджеп Эрдоган. Исламабад уже приобрёл у своего партнёра 4 корвета проекта MILGEM и 30 ударных вертолетов T-129 ATAK, стоимость всего пакета заказов превышает $3 млрд. Как отмечается в индийском издании The Economic Times, Турция стремится наладить совместное производство истребителей за счёт получения доступа к «начинке» пакистанских самолётов JF-17 Анкара, и в итоге может выйти на китайские технологии, которые широко востребованы в данной машине, как и в баллистической ракете «Шахин». «Турция расширяет «охоту» за военными технологиями, используя связи Пакистана с Китаем», – обеспокоены в индийской прессе, предлагая даже в качестве ответной реакции создать союз с Грецией.

Согласно данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира (SIPRI), с 2010 по 2019 год Турция увеличила экспорт вооружений на 240 процентов. За последние пять лет Анкара экспортировала беспилотные летательные аппараты, ракеты, бронированные машины, артиллерию и корабли в Пакистан, Малайзию, Оман, Катар и Азербайджан в качестве основных рынков сбыта турецкой продукции военного назначения. Однако позволит ли столь активное производство и продажа за рубеж военной продукции снизить накал социальных проблем в стране – большой вопрос!

Кроме того, нельзя забывать, что создание собственного истребителя пятого поколения TF-X, планы по строительству второго авианосца – это те виды вооружений, которые традиционно воспринимаются как направленные не на сдерживание противника, а атаку или превентивный удар по последнему. Поэтому соседи Турции уже начали всерьез задумываться: с кем она собралась воевать?

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts