Еще одна история про насилие и самоубийство в армии Южной Кореи

P 16.06.2021 U Константин Асмолов

SKR8324523

После известной истории про «массовые изнасилования в армии КНДР» автор старается следить за тем, как выглядит аналогичная ситуация в армии Южной Кореи, благо при ее описании приходится опираться не на слезливые и недостоверные истории перебежчиков, а на более валидные источники.

Скандалы, связанные с домогательствами, сотрясают армию РК периодически, и один из них развивается прямо сейчас; эта история вышла в публичное поле после самоубийства женщины-военнослужащей, чья фамилия не сообщается.

В марте 2021 г. жертва в звании мастер-сержанта, служившая в г. Сосан, подверглась сексуальным домогательствам со стороны мужчины, которого пока идентифицируют как «мастер-сержант Чан» (для публичного раскрытия имен в РК требуется специальное разрешение). По словам официальных лиц, харрасмент случился в машине, когда насильник и жертва возвращались на военную базу после частной встречи, на которой она была вынуждена присутствовать.

Как заявляют близкие покойной, на следующий день она сообщала властям об этом случае, но военные не приняли надлежащих мер для защиты жертвы, как это предусмотрено в инструкциях. Чан, а также члены его семьи и старшие офицеры вместо этого попытались скрыть дело и убедить ее «достичь соглашения» с преступником и отказаться от жалобы, для начала просто отправив ее в отпуск на два месяца. Затем, по ее заявлению, ее перевели в другую часть, хотя в качестве улики фигурировала аудиозапись с видеорегистратора машины, где все произошло.

Но на новом месте офицеры сразу стали относиться к ней как к «возмутительнице спокойствия», которая посмела вынести сор из избы, и через три дня после перевода 22 мая, на следующий день после того, как покойная зарегистрировала брак со своим бойфрендом ― сослуживцем по военной службе, она была найдена мертвой на территории базы. Это само по себе странно, но, когда о смерти женщины сообщили по инстанциям, о сексуальных домогательствах не упомянули, так что пока отец не поднял шум, это выглядело как суицид по неустановленной причине.

Тем временем Чана не брали под стражу и даже не реквизировали его мобильный телефон до конца мая, хотя он признал часть обвинений. В результате отец жертвы разместил петицию на онлайн-доске объявлений администрации президента, обвинив ВВС в сокрытии инцидента.

После этого, разумеется, система мгновенно заработала как должно. 2 июня 2021 г. военные прокуроры запросили ордер на арест Чана и взяли его под стражу по обвинению в сексуальном насилии и нанесении телесных повреждений.

В тот же день 2 июня министр обороны Со Ук встретился с членами семьи офицера покойной, пообещав провести прозрачное и тщательное расследование, чтобы не осталось места для каких-либо сомнений. После часовой встречи за закрытыми дверями с министром мать жертвы потеряла сознание после рыданий перед портретом своей дочери и была переведена в больницу.

3 июня президент Мун Чжэ Ин решительно поручил провести расследование и разработать строгие меры, а главнокомандующий ВВС генерал Ли Сон Ён призвал к нулевой терпимости к сексуальным преступлениям и ужесточению дисциплины. «Душераздирающе думать о жертве, которая, должно быть, была в отчаянии», – сказал Мун, по словам представителя АП Пак Кен Ми.

После такого толчка военная прокуратура, полиция и министерство обороны сформировали совместную следственную группу для расследования этого дела “с нуля” и с привлечением внешних экспертов. Департамент социального обеспечения министерства будет отвечать за оказание полной поддержки семье погибших, а министерство обороны впервые создало комитет по расследованию с участием гражданских экспертов, чтобы убедиться, что расследование проводится прозрачным и тщательным образом. В подразделениях начались обыски, допросы и изъятия документов.

В тот же день 3 июня адвокат семьи сообщил, что покойная дважды подвергалась сексуальным домогательствам со стороны не только Чана, но и двух старших офицеров, и один из них, – тот самый офицер, который пытался скрыть инцидент с Чаном.

4 июня генерал Ли Сон Ён заявил об уходе в отставку с должности начальника штаба южнокорейских ВВС, взяв на себя вину: «Я чувствую большую ответственность за случившееся», – сказал Ли Сон Ён, выступая на пресс-конференции. Он выразил также соболезнования семье покойной. Всплыл вопрос и об отставке Со Ука, однако пока представитель Голубого дома отметил, что решение будет принято после всех соответствующих расследований.

Кроме того, министерство также проведет двухнедельный специальный отчетный период по делам о сексуальных домогательствах в армии, чтобы проверить, есть ли какие-либо другие случаи сексуального насилия в казармах. Сотрудники, которые пострадали или стали свидетелями сексуального насилия, могут сообщить об этом по телефону или электронной почте.

Попутно выяснилось, что такая история не единственная. ВВС также расследуют случай, когда в городе Чонджу некий сержант якобы ворвался в квартиры своих коллег-женщин и незаконно сфотографировал их тела и нижнее белье посреди ночи. Жертвами стали по меньшей мере шесть женщин-военнослужащих, их число может вырасти еще больше, поскольку он подозревается в совершении таких актов также против гражданских лиц. Военно-воздушные силы попытались уладить дело, изменив работу преступника, не арестовывая его, несмотря на то, что военная полиция обнаружила множество незаконных фотографий, сохраненных в мобильном телефоне и USB-устройствах сержанта.

Корпус морской пехоты также стал объектом критики после того, как KBS сообщила, что солдат-мужчина подвергся сексуальному насилию со стороны трех сослуживцев более 130 раз за шесть месяцев. Позже все трое были арестованы и преданы военному суду, но только один получил тюремный срок, а двое других получили условные сроки тюремного заключения, так как присоединились к изнасилованию позже и «были еще молоды».

Истории с насилием в армии РК широко обсуждается в СМИ и интернете. По мнению «Корея Таймс», «инцидент показывает, что целый ряд укоренившихся проблем, связанных с сексуальным насилием в казармах, еще не был должным образом решен», и «крайне важно изменить нашу иерархическую и авторитарную культуру в армии, чтобы там больше не было места сексуальному насилию». Расследование называют запоздалым, и «нация кипит от ярости».

Консервативная «Чунъан Ильбо», как обычно винит во всем власти. «В слабой дисциплине нет ничего нового. Причина – отсутствие военных учений после военного соглашения в Пхеньяне 19 сентября 2018 года между Южной и Северной Кореей на полях межкорейского саммита… Если вы ставите во главу угла права человека и благополучие солдат, а не строгую дисциплину, такое плохое состояние армии неизбежно».

Совсем консервативные издания вспоминают, как в апреле прошлого года четверо сержантов подвергли сексуальному насилию своего лейтенанта, чтобы унизить его, а на смартфоне одного из рядовых военные прокуроры обнаружили около 1000 файлов детской порнографии, которую тот помогал продвигать и распространять через Telegram.

Чем все закончится? Непосредственный виновник скорее всего будет наказан полной мерой, не ради справедливости, но в показательных целях. Тем, кто его покрывал, достанется меньше. Часть генералов ритуально уйдут в отставку, взяв символическую ответственность, и если шум окажется особенно велик, могут сменить и министра обороны. Но пройдет «месячник бдительности», и все вернется на круги своя – до следующей громкой истории, и пока очередная жертва не покончит с собой, государство не обращает на проблему должного внимания. Исключение только одно – когда домогательства используются для выведения из игры политических противников.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts