Никому не нужен хаос в Афганистане

P 14.07.2021 U Владимир Одинцов

TALB452451

С тех пор как США и их союзники по НАТО объявили об эвакуации своих войск из страны, гражданская война в Афганистане окончательно вышла из-под контроля сил коалиции и достигла критической точки. Боевики радикального движения «Талибан» (запрещено в России) уверенно берут под контроль все новые территории страны, заявляя о 85% подконтрольного им Афганистана. В расширении своей экспансии они даже не стали дожидаться, когда Афганистан покинут войска США. Недавно они захватили крупнейший погранпереход в Иран на западе страны, а на юге с боями вошли в Кандагар, уже подошли к важнейшему опорному пункту и транспортному узлу на севере – городу Мазари-Шарифу, связывающему Афганистан с Узбекистаном и Таджикистаном. Правда, на днях официальный представитель «Талибан» заявил, что боевикам был отдан приказ отступить, так как движение не хочет завоевывать крупные центры до полного вывода американских войск.

Хотя власти Афганистана и утверждают, что не собираются сдаваться талибам, которые намерены представить правительству так называемый мирный план, тем не менее они явно пасуют перед «Талибаном». В такой ситуации они больше озабочены собственной эвакуацией, а не борьбой с террористами «Аль-Каиды» (запрещена в РФ).

Для понимания сути происходящих в Афганистане событий надо, прежде всего, иметь в виду, что в этой стране племена являются универсальной социальной организацией, со своей относительно автономной экономикой. Особые отношения, формируемые на протяжении столетий на основе родственно-племенных связей между членами одного социума, в Афганистане называют «кавм» – племя. У кавма есть своя устоявшаяся система управления, система соподчинения целей, управления людьми, ведения экономики и защиты (в том числе военными инструментами) своих интересов.

Нельзя также забывать, что афганский народ состоит из следующих этнических групп: пуштуны (самая многочисленная народность), таджики, хазарейцы, узбеки, туркмены, белуджи, пашаи, нуристанцы, аймаки, арабы, кыргызы, кызылбаши, гуджары, брагуи и другие. Любая этническая группа в Афганистане представлена несколькими кавмами, расположенными в разных регионах страны, которые, в силу многовековых исторических событий, оказались по соседству с другими кавмами других этнических групп, вступая с ними порой в весьма сложные взаимоотношения.

Еще одним важным фактором калейдоскопа внутренней жизни в Афганистане является вероисповедание.  Более 80% афганцев – это мусульмане сунниты, хотя есть и мусульмане – шииты, составляющие по разным оценкам 7-18% населения (кызылбаши, таджики, например).

Что же касается «Талибана», то это откровенно националистическое движение, сражающееся не только за установление исламского эмирата с шариатским правом на территории Афганистана, но также за интересы пуштунов, составляющих этническое большинство в Афганистане. Именно поэтому талибы сталкиваются с ожесточенным сопротивлением на севере страны, населенном преимущественно этническими узбеками и таджиками, из-за чего даже в самые тяжелые для движения времена «Талибан» не сотрудничал с «Исламской партией Туркестана» (бывшее название «Исламское движение Узбекистана») — организацией признанной террористической и запрещенной в России.

Относительно «Талибана» нельзя также забывать, что сейчас это движение уже не представляет оппозицию внутри Афганистана, являясь, по сути, гибридным подразделением пакистанской армии, которое ведет войну против нынешнего правительства Афганистана. Цель заключается в свержении афганской власти и создании там правительства, которое бы действовало в фарватере интересов Исламабада.

Кипение этого афганского «котла» заметно усилилось в последние месяцы, что, в частности, подтверждают ожесточённые боестолкновения, повторяющиеся попытки вооруженных сил ИРА отступить на территорию Узбекистана и Таджикистана, а также тот факт, что легендарный маршал афганской армии, этнический узбек Абдул-Рашид Дустум был вынужден покинуть территорию Афганистана. Напомним, маршал Дустум считается предводителем афганских узбеков и ярым противником талибов.

В указанных условиях вполне очевидно, что военного решения конфликта в Афганистане нет. Каждый кавм в Афганистане прекрасно приспособлен к ведению относительной, либо полностью автономной жизни в труднодоступных, малоприспособленных для жизни районах страны, может выдерживать долгосрочную осаду на протяжении многих месяцев, ведя при этом ожесточенное партизанское военное сопротивление.

Поэтому международное сообщество, после вывода иностранных военных сил из Афганистана, должно содействовать всем политическим силам Афганистана в объединении вокруг основных идей построения светского, демократического государства, в котором вполне очевидно будут элементы шариата – основополагающего свода законов для абсолютного большинства населения, которое исповедует ислам.

Ведение переговоров с «Талибаном» в принципе возможно с тремя его представителями. Это, вполне понятно, официальное политическое представительство талибов в Катаре, хотя они не воюют на поле боя и даже не находятся в Афганистане.

Существуют и два других реальных центра управления талибами на поле боя. Это, прежде всего, Сираджуддин Хаккани, возглавляющий террористическую «сеть Хаккани» (запрещена в РФ, одна из фракций движения «Талибан», которая тесно связана с пакистанской разведкой). Лидер второй фракции – мулла Якуб, сын основателя движения «Талибан» муллы Омара. Оба эти лидера находятся в Пакистане, но реально контролируют ситуацию в Афганистане.

Необходимость и обоснованность в этих условиях проведения переговоров с представителями движения «Талибан» (запрещено в России) отчетливо понимают в Москве, особенно на фоне того, как напряженно развивается в последние дни ситуация в Афганистане, на границе Афганистана и Таджикистана.

Для обсуждения перспективы мирного процесса в Афганистане и вопросов, касающихся Афганистана и России, 8 июля с двухдневным визитом из Катара на встречу со спецпредставителем МИД России по Афганистану Замиром Кабуловым прибыла делегация четырех членов политофиса талибов. Делегацию возглавлял один из руководителей политофиса движения в Катаре Шахабуддин Делавар – глава департамента по связям с афганскими гражданами. Он был послом талибов в Исламабаде, работал дипломатом в Саудовской Аравии, был членом Верховного суда. В 2001 году Делавар внесен в санкционный список Совета безопасности ООН. На переговорах с представителем российского МИД обсуждалась ситуация в Афганистане и перспектива запуска межафганских переговоров, что пытаются сделать уже несколько лет и США, и Россия, и другие страны — Пакистан, Индия, Китай, Узбекистан. От талибов были получены заверения, что границы государств Центральной Азии группировкой нарушаться не будут, также получены гарантии безопасности дипломатических и консульских миссий иностранных государств на территории Афганистана. В частности, Делавар заявил о том, что территория Афганистана не будет «использована против стран-соседей или дружеских стран». Официальный представитель «Талибана» в Катаре Мухаммед Наима на встрече в Москве заверил, что талибы не будут использовать Афганистан для нападения на другие страны, повторив позицию движения «Талибан», что афганская земля не будет использована против кого-либо. Талибы явно говорят и обещают то, что от них хотят услышать, обещая бороться с ДАИШ (террористическое формирование запрещено в РФ) и прекратить наркотрафик.

Вполне понятно, что для талибов визиты в Россию и другие страны для ведения переговоров — это способ собственной легитимации, превращения из террористов в легитимную силу на международной арене. Отсутствие же продвижения в переговорном процессе между враждующими сторонами, талибы объясняют тем, что воспринимают нынешнего афганского президента Гани как «хромую утку», считая его ставленником Запада, а сами талибы хотят исламское правительство.

Однако в любом случае переговоры с талибами, как одной из реальных сил нынешнего Афганистана, весьма необходимы, особенно странам-соседям этой страны, чтобы не допустить хаоса как в самой ИРА, так и в целом в регионе. В ходе такого диалога необходимо не допустить бездумного уничтожения тех жителей этой страны, которые в силу разных причин были не на стороне «Талибана», а еще хуже – кооперировали с войсками коалиции США. Надо также не допустить очередную гуманитарную катастрофу в Афганистане и вне его пределов (из-за проблем с беженцами и локальных военных стычек), не допустить роста экстремизма и террористических умонастроений среди отдельных кавмов и политических течений, поддерживать добрососедские отношения и строить экономически тесную кооперацию, возобновить культурный обмен с афганским народом.

Помимо этого нельзя исключать, что в недалеком будущем странам-соседям Афганистана придется принимать у себя афганских беженцев, чтобы не допустить реализацию экстремальных умонастроений среди вооруженных формирований Афганистана. И если у этих беженцев не будет мирного пути эмиграции из Афганистана, то у них не останется иного выбора, как прорываться за рубежи своей страны с боями, не имея никакой иной надежды на сохранение жизни. Поэтому, чтобы не допустить хаоса на этом направлении, необходимо уже сегодня начать договариваться по вопросу афганской миграции.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts