Багдадский саммит: новая реальность на Ближнем Востоке

P 21.07.2021 U Виктор Михин

1625075738851

На Ближнем Востоке, на фоне последних трансформаций как регионального, так и международного уровня и позорного бегства Соединенных Штатов из Афганистана, перестраиваются также союзнические и партнерские отношения. Одним из важнейших процессов в этом контексте можно назвать сближение Ирака, Египта и Иордании. Так, в конце июня в Багдаде прошла многообещающая встреча лидеров трех стран, на которой было заявлено о готовности быстрого дальнейшего развития отношений.

Лидеры Египта, Ирака и Иордании собрались в Багдаде для трехсторонней встречи на высшем уровне, призванной укрепить экономические связи и согласовать политические позиции. Саммит не мог бы состояться в более подходящее время из-за усилий, которые прилагают многие арабские страны для поддержания единства и предотвращения попыток дезинтеграции. Три страны, участвовавшие в совещании, также приветствовали многие другие арабские страны, которые считают, что, возможно, в будущем пойдет процесс тесного сотрудничества всех государств Арабского мира.

По этой и другим причинам название встречи – Багдадский саммит – имеет важное значение, поскольку оно было выбрано помимо других названий, которые на одном этапе были распространены, таких как “Проект Левант”. Но ошибка здесь в том, что нет Леванта без Сирии, а Египет географически не является частью Леванта. Некоторые наблюдатели высказали мнение, что другое предлагаемое название – “Новый арабский Машрек” – будет означать исключение других арабских стран, что создаст проблемы на ранней стадии разработки проекта саммита. И, кроме того, страны Магриба не только сейчас не входят в Багдадский саммит, но и в дальнейшем могут предъявить свои претензии и на название саммита, и на свое участие в нем.

Теперь, когда вопрос о названии встречи прояснен, есть и некоторые другие замечания, которые важно сделать в отношении Трехстороннего саммита в Ираке. Первый касается теплого приема, оказанного президенту Абдул-Фаттаху ас-Сиси в Багдаде. Это первый за 30 лет визит египетского президента в Ирак, несмотря на стремительное развитие двусторонних отношений. Президент Египта Абдул-Фаттах ас-Сиси, премьер-министр Ирака Мустафа аль-Кадими и король Иордании Абдалла встретились в Багдаде во время первого визита главы египетского государства в Ирак с тех пор, как Саддам Хусейн вторгся в Кувейт в 1990 году. Тогда конфликт разорвал дипломатические отношения между Ираком и Египтом, но в последние годы они улучшились, и многие высокопоставленные должностные лица из обеих стран обменялись визитами.

Кроме того, иракское правительство организовало великолепную демонстрацию демографического и культурного разнообразия, чтобы приветствовать участников саммита. Многие иракские жанры, проявившиеся в их музыке и традиционных костюмах, присутствовали на церемонии приема встречи на высшем уровне, и сцена сильно напоминала пышный прием, оказанный римско-католическому папе Франциску, когда он посетил Ирак в марте. Визит Папы Римского открыл много окон и возможностей в величие иракской истории, что также было сделано на Багдадском трехстороннем саммите.

Второе замечание заключается в том, что инвестиции Ирака в проведение встречи на высшем уровне повышают ожидания позитивных результатов от встречи в долгосрочной перспективе. Эти высокие ожидания станут проблемой, если они не будут удовлетворены достижениями на местах. Речь идет не о неарабских региональных державах, которые не чувствуют себя комфортно из-за близости, проявленной на встрече на высшем уровне, и не о некоторых иракских идеологических элитах, которые могут иметь свои собственные политические пристрастия. Скорее, это касается иракской общественности, которая возлагает большие надежды на Трехсторонний саммит в результате того, что ее правительство упорно сосредоточилось на этой встрече, согласовав грандиозные планы на осуществление совместных проектов в политической, экономической и культурной областях.

Согласно заявлениям, сделанным руководителями трех стран на встрече на высшем уровне, в утвержденной программе есть крупномасштабные экономические проекты, нацеленные на выгоды для Египта, Ирака и Иордании, включая объединение электросетей трех стран, нефтепровод, протянувшийся из Басры в Египет через Акабу, и строительство нового промышленного города. Эти проекты должны быть реализованы в кратчайшие сроки, особенно учитывая тот факт, что многие иракцы сейчас сталкиваются с ежедневными отключениями электроэнергии, которые могут длиться часами, и это при том, что температура иногда доходит до 50 градусов. Египет, в свою очередь, подписал 15 сделок и меморандумов о взаимопонимании в различных секторах, включая нефть, дороги, жилье, строительство и торговлю, после того, как кабинет министров Ирака одобрил продление контракта на поставку египетской General Petroleum Corporation (EGPC) 12 миллионов баррелей легкой нефти Басра на 2021 год. “Багдадский саммит приносит реальные экономические выгоды всем трем партнерам, особенно в области энергетической дипломатии”, – сказала Хафса Халва, ученый Института Ближнего Востока.

Подтверждение арабской идентичности Ирака происходит через удовлетворение его основных потребностей, и в этом плане примером для него может служить Египет. Каир добился больших успехов в области собственного производства электроэнергии после того, как страдал от нехватки электроэнергии во время правления “Братьев-мусульман” (формирование запрещено в РФ) в 2012-2013 годах. В то время в стране шла борьба на два фронта: борьба с преднамеренным саботажем опор электроснабжения со стороны “Братства” и расширение возможностей Министерства электроэнергии при создании новых электростанций. Теперь, когда эти страдания стали лишь плохим воспоминанием в Египте, ускорение предоставления египетского потенциала Ираку и Иордании может обеспечить прочную общественную базу для новой встречи, начатой Трехсторонним саммитом. Народы Египта, Ирака и Иордании хотят, чтобы объявленные масштабные проекты стали реальностью на местах в самое ближайшее время. Когда Трехсторонняя группа укрепится общими интересами, она не только завоюет доверие своих народов, но и изменит до сих пор не всегда позитивный имидж интегрированных арабских экономических проектов в регионе.

Третье замечание касается точек зрения, которые разделяют три страны в области политики, что видно из их заявлений по итогам встречи на высшем уровне. Египет, Ирак и Иордания придерживаются схожих взглядов по ряду центральных вопросов, главными из которых являются палестинское дело, кризисы в Ливии, Сирии и Йемене, терроризм, который является не только политическим вопросом, но и вопросом безопасности. А также водный вопрос, имеющий политический и экономический подтекст. Что касается водного вопроса, то в заявлении Багдадского саммита говорилось о втором заполнении водохранилища Великой эфиопской плотины Возрождения (ГЕРД), запланированном правительством Эфиопии этим летом. Это произошло после того, как на предыдущем саммите в Аммане были сформулированы всеобъемлющие рамки, в которых говорилось, что крайне важно соблюдать нормы международного права при сохранении прав на воду стран, расположенных ниже по течению, Египта и Судана.

Кроме того, Багдадская трехсторонняя группа может осуществлять различные политические проекты, причем каждая страна пользуется преимуществами в разных регионах мира, и это можно использовать для обслуживания каждого члена группы. Например, отношения между США и Ираком были напряженными после убийства Кассема Сулеймани – командующего силами Аль-Кудс, подразделением Корпуса стражей исламской революции Ирана, и Абу Махди Аль-Мухандиса – иракского командующего Силами народной мобилизации, в январе прошлого года. Но благодаря своим прекрасным отношениям с США иорданский король может снизить эту напряженность и добиться переговоров по этим вопросам между Вашингтоном и Багдадом. Причем ослабление напряженности между Ираком и США также лишит Иран одной из его «ключевых карт давления» на Ирак, с которым у членов Багдадского саммита довольно прохладные отношения. Аналогичным образом развитые отношения Египта с некоторыми европейскими странами, в частности с Францией, могут положительно отразиться на европейско-иракских отношениях. Ирак также может расширить свою роль в посредничестве в отношениях с Турцией в интересах всех участников Багдадского саммита.

Как отмечает арабская пресса, народы трех участников надеются, что встреча на высшем уровне в Багдаде станет поворотным пунктом на пути к дальнейшим достижениям, и они будут вполне укладываться в рамки возможного до тех пор, пока будет существовать политическая воля руководства для их достижения.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение». 


Похожие статьи

Related Posts