«Водный вопрос» окончательно рассорил три страны в Африке

P 02.08.2021 U Виктор Михин

DAM35252

Эфиопия объявила, что она завершила второй этап заполнения своей спорной Великой плотины Возрождения (ГЭРД), почти через две недели после того, как она начала этот процесс. Это второе заполнение было осуществлено, несмотря на отсутствие юридически обязательного соглашения с нижележащими странами Египтом и Суданом и резкими спорами между тремя странами.

Эфиопия, находящаяся выше по течению реки, не объявила о количестве воды, которое она накопила в водохранилище плотины, на фоне сообщений СМИ о том, что Аддис-Абеба не смогла достичь своего целевого показателя в 13,5 миллиарда кубометров воды, удерживая только несколько миллиардов кубометров из-за технических проблем. Однако министр водных ресурсов, ирригации и энергетики Эфиопии Селеши Бекеле заявил, что накопленного объема достаточно для запуска двух турбин гидроэлектростанции плотины, которая строится с 2011 года на Голубом Ниле, главном притоке реки Нил, важнейшем источнике пресной воды для Каира и Хартума.

Прошлым летом Эфиопия в одностороннем порядке сохранила 4,9 млрд кубометров воды в водохранилище ГЕРД, общая емкость которого составляет 74 млрд кубометров. В начале июля этого года Эфиопия начала заполнять второй год подряд, не достигнув соглашения с Египтом и Суданом – шаг, который оба государства, расположенные ниже по течению, считают необходимым для обеспечения своей доли в реке Нил. Каир и Хартум сходятся во мнении о важности заключения юридической сделки, гарантирующей обязательные правила заполнения и эксплуатации эфиопской плотины таким образом, чтобы не причинять существенного вреда египетскому и суданскому народам, которые полагаются на Нил в качестве основного источника пресной воды.

Эфиопия, которая надеется, что спорная многомиллиардная гидроэлектростанция поддержит ее цели экономического развития, стремится подписать необязательные руководящие принципы по заполнению и эксплуатации плотины, которые могут быть изменены в любое время по ее усмотрению. Трехсторонние переговоры сорвались в начале этого года после того, как эфиопы отказались включить в переговоры других посредников, о чем просили Египет и Судан, чтобы помочь Африканскому союзу, нынешнему посреднику, добиться заключения долгожданной сделки.

Возможно, самым большим заблуждением Эфиопии в этом отношении, как писала египетская «Al-Ahram», является ее отрицание того, что река Нил является международным водным путем, и рассмотрение Нила как трансграничного водного источника. Существует огромная правовая разница между международным водным путем и трансграничным водным источником страны, находящейся выше по течению. Нил, который проходит через 11 стран, является международной рекой. Речной бассейн – это гидрологическая единица, которая неделима, в то время как бассейн истока или трансграничная река страны рассматривается как озеро, принадлежащее стране, находящейся выше по течению. Международная река подчиняется заключенным между ее заинтересованными государствами соглашениям в соответствии с международным правом и приобретенными правами каждого государства.

Международное право не позволяет строить плотины иначе, как с согласия стран, расположенных ниже по течению. Конвенция ЕЭК ООН по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер 1997 года предусматривает, что, когда государство, расположенное выше по течению, намеревается построить плотину на международной реке, оно должно получить согласие потенциально затрагиваемых государств. Если они откажутся, строительство плотины следует отложить до тех пор, пока они не достигнут консенсуса по смягчению ее вредных последствий.

Кроме того, одна из международно-правовых гарантий обусловливает финансирование этих плотин тем, что они не наносят вреда другим странам речного бассейна. В отношении этих гарантий Эфиопия считает, что, подписав в 2015 году Декларацию принципов по ГЭРД, Египет изменил природу Нила из международного водного пути в трансграничный водный источник. Это противоречит фактам географических ресурсов и ландшафтов, созданных природой и которые не могут быть изменены никаким соглашением.

Одновременно Эфиопия прибегла к религиозным мифам о том, что Голубой Нил, берущий начало из озера Тана в Эфиопии, является Божьим даром, и она имеет право делать со своей водой все, что ей заблагорассудится, продавая ее точно так же, как другие страны продают свою нефть. Говоря это, Аддис-Абеба игнорирует тот факт, что Голубой Нил является первоначальным притоком международного Нила, так же как и Белый Нил, берущий начало в озере Виктория в Танзании и Уганде, которое является основным руслом реки. В распространении этого мифа эфиопское правительство использовало некоторых лояльных правительству исламских имамов во главе с шейхом Хаджи Омаром Идрисом, генеральным муфтием и президентом Верховного совета Эфиопии по исламским делам, который издал религиозный указ о том, что Эфиопии был обещан Нил Богом и что Египет не имеет права использовать воду, которая не исходит из его земли. Он также заявил, что исламский шариат предусматривает, что страна, в которой возникает вода, имеет право использовать ее для удовлетворения своих потребностей, а затем она может предоставить ее своим соседям, если пожелает.

В этих условиях Каир и Хартум обратились в Совет Безопасности ООН, который собрался по этому десятилетнему спору 8 июля, но на нем не был принят проект резолюции, представленный Тунисом от имени Египта и Судана. В проекте содержится только призыв к Эфиопии провести добросовестные переговоры с двумя странами, расположенными ниже по течению, и установить шестимесячный график достижения соглашения под эгидой Африканского союза о заполнении и эксплуатации Большой Эфиопской плотины Возрождения. За несколько дней до заседания СБ ООН Эфиопия начала второе заполнение водохранилища плотины в отсутствие соглашения. Каир и Хартум сейчас говорят заинтересованным мировым столицам, что это последнее наполнение, которое может сойти Эфиопии с рук в отсутствие юридически обязывающего соглашения.

Египетская, суданская и эфиопская делегации, две первые из которых возглавляли министры иностранных дел, а вторая возглавлялась министром ирригации, разъяснили позиции своих стран. Министр иностранных дел Египта предупредил, что Каир будет защищать свою долю воды Нила любыми необходимыми средствами, подчеркнув, однако, что египетское правительство все еще надеется урегулировать разногласия с Эфиопией путем переговоров. Суданский министр иностранных дел проявила воинственность, заявив, что Эфиопия хочет “вооружить” воды Нила и установить “гегемонию” над источниками Голубого Нила. Что касается эфиопов, то высказывания их министра ирригации были пересмотром их хорошо известной позиции, часто повторявшейся в течение последних десяти лет. Однако эти замечания в основном предназначались для эфиопского общественного мнения, а не для обсуждения остающихся разногласий с двумя нижележащими странами объективно и в духе компромисса. Члены Совета Безопасности настаивали на том, что переговоры являются наилучшим возможным путем для урегулирования разногласий между тремя странами, и высказались за то, чтобы Африканский союз продолжал настаивать на окончательном соглашении относительно заполнения и эксплуатации плотины.

На встречах с официальными лицами Европейского союза (ЕС) и Совета Безопасности ООН министр иностранных дел Египта Самех Шукри призвал международные органы выполнять свои обязанности и направить ясные сигналы Аддис-Абебе о том, что она должна положить конец своему отказу от серьезных переговоров. Информированные дипломатические источники сообщили, что в Брюсселе Шукри дал понять своим европейским собеседникам, что от Каира нельзя ожидать продолжения уступок непримиримости Эфиопии. Министр иностранных дел подчеркнул, что ГЭРД представляет экзистенциальную угрозу Египту в отсутствие соглашения о ее наполнении и функционировании. Он очень ясно дал понять, что, когда наступит решающий момент, Египет сделает все возможное, чтобы защитить себя. “Мы думаем, что послание ясно: мы были слишком терпеливы, чтобы кто-то мог обвинить нас в принятии мер по защите нашего собственного выживания”, – написала египетская газета Al-Ahram. Но все это не оказало никакого влияния на решимость эфиопского правительства, которое в течение последних нескольких месяцев упорно заявляло, что оно не подпишет никакого полного и юридически обязательного соглашения, а лишь подпишет некий свод обычных принципов и правил.

Большинство экспертов и дипломатов по всему миру понимают серьезность ситуации, грозящей перейти в военные действия. Бывший президент США Дональд Трамп задался вопросом, почему Египет разрешил строительство плотины, и почему он «просто не снес ее». Добавив, что он не стал бы винить египтян, если бы они это сделали. Однако Египет решил не идти по этому пути, хотя он более чем способен сделать это эффективно. Египетское государство вместо этого выбрало дипломатию, учитывая разительную количественную и качественную разницу между современной египетской армией и зачаточной эфиопской. Кроме того, есть и другие аспекты, которые следует учитывать, если Египет начнет военные операции в связи с кризисом ГЭРД. Как сказал президент Абдель Фаттах Ас-Сиси, война по этому вопросу приведет к хаосу в регионе и в конечном итоге затронет весь мир. Новая война в регионе или даже ограниченный конфликт могут привести к нарушению движения судов через Красное море и Суэцкий канал до тех пор, пока продолжаются военные операции. Блокировка Суэцкого канала в марте этого года привела к потерям в мировой торговле на сумму 9 миллиардов долларов, и это было всего за одну неделю после закрытия канала. Если начнется новая война, эти потери будут иметь место в течение более длительного периода и приведут к резкому росту цен на нефть, а также цен на ее доставку, если война затянется надолго.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение». 


Похожие статьи

Related Posts