Иран: неожиданный и приятный подарок от США

P 31.08.2021 U Виктор Михин

AFG875463

В кулуарах аятолл в Тегеране царит резко приподнятое настроение, переходящее в эйфорию. Недавно избранный президент Ирана Эбрахим Раиси радостно отпраздновал захват талибами Афганистана и явную беспомощность и элементарную неспособность Соединенных Штатов беспрепятственно покинуть страну после 20 лет пребывания. Эти события положили начало тому процессу, что, вероятней всего, приведет к укреплению и проведению более активной политики Исламской Республики в этой стране и на других фронтах всего Ближнего Востока.

Американские лидеры не придумали ничего лучше, как глупо обвинить Иран в поддержке талибов в борьбе против их вооруженных сил в Афганистане. Хотя администрация Джо Байдена объявила об уходе в начале этого года, то, что произошло в течение нескольких дней, определенно не было тем, что они имели в виду и что они хотели. Но в данном случае, как говорится, американский Акела промахнулся! “Военное поражение Америки и вывод ее войск должны стать возможностью для восстановления жизни, безопасности и прочного мира в Афганистане”, – заявил Эбрахим Раиси, согласно государственному телевидению Ирана.

Более 20 лет войска США находились в Афганистане, более 20 лет Вашингтонские правители конструировали свою политику в этой сложной азиатской стране, но из-за своих просчетов так ничего и не поняли, и не сделали. Между Ираном и движением «Талибан» (запрещено в РФ) были сложные и трудные отношения в течение многих лет. Шиитская мусульманская страна имеет общую границу протяженностью 560 миль с преимущественно суннитским мусульманским Афганистаном и за многие годы приняла около 3,5 миллионов афганских беженцев, бежавших в том числе от талибов. В конце 1990-х годов аятоллы едва не вступили в войну с контролируемым талибами Афганистаном, после того, как были убиты десять иранских дипломатов и один журналист в Мазари-Шарифе. После этого Исламская Республика начала сотрудничать с Соединенными Штатами в начале вторжения в Афганистан в 2001 году при поддержке разведки, прежде чем отношения ухудшились по вине чванства и некомпетентности чиновников администрации Джорджа Буша.

Тем не менее колоссальный просчет администрации Джо Байдена, связанный с плохо продуманным выводом, а вернее, постыдным бегством американских войск из Афганистана и быстрой победой талибов над правительством, поддерживаемым Западом, дает Ирану возможность занять более вызывающую позицию в отношении Америки, отступающей, если не сказать более точно – бегущей с Ближнего Востока. “Исламская Республика Иран считает, что господство воли обиженного народа Афганистана всегда создавало безопасность и стабильность”, – отметил Эбрахим Раиси. “Сознательно следя за развитием событий в стране, Иран привержен добрососедским отношениям”. Союзники Ирана, такие как ХАМАС и “Хезболла” ликующе выступили с одобрением захвата талибами Афганистана, рассматривая это событие как модель победы над Соединенными Штатами и Израилем на Ближнем Востоке.

Министерство иностранных дел Ирана объявило, что оно находится в контакте со всеми афганскими сторонами, и вновь заявило, что Исламская Республика приветствует мирную передачу власти через координационный совет во главе с бывшим президентом Афганистана Хамидом Карзаем и несколькими другими высокопоставленными фигурами. “Исламская Республика Иран имеет обширные исторические, цивилизационные и культурные связи с Афганистаном, и во все чувствительные и важные исторические периоды в этой стране она была на стороне мусульманского и соседнего народа Афганистана, несмотря на все трудности”, – заявил официальный представитель МИД Саид Хатибзаде на очередном брифинге. Исламская Республика “глубоко желает защиты жизни, собственности и чести людей в условиях быстро развивающихся перемен в Афганистане и хочет, чтобы все стороны проявили сдержанность и дальновидность, не допустили, чтобы географией Афганистана злоупотребляли воинствующие группировки”, – указал он. Как все-таки, эти мирные заявления иранского руководства, направленные на разрешение сложной обстановки в стране, отличаются от злобной пропаганды ныне клонящейся к упадку Американской империи, кем-то по ошибке названной демократией.

В панике и отчаянии афганцы продолжают искать убежища в дружественном Иране. Когда бывший президент Афганистана Ашраф Гани бежал из своей страны и без борьбы уступил власть талибам, восточные границы Ирана стали свидетелями неослабевающего притока афганцев, которые ищут новую жизнь в этой стране. Это иранско-афганская граница, и те люди там – афганские беженцы, которые пришли в Иран, страну, которую они называют своим вторым домом. Некоторые из них были богатыми бизнесменами, которые потеряли свои богатства и владения в конфликте, а другие просто обеспокоены будущим своих детей. Но все они оказываются здесь, в лагере для беженцев, ожидая решения иранских властей впустить их или отправить обратно в свою страну.

Пограничная полиция Ирана создала многочисленные временные лагеря вдоль восточной границы страны с Афганистаном для временного размещения постоянно прибывающих беженцев. Контрольно-пропускной пункт Милак в провинции Систан-Белуджистан является одним из пограничных пунктов, куда ежедневно въезжают более 600 афганцев с тех пор, как талибы начали наступление в Афганистане. Руководство иранских вооруженных сил заверяет, что оно приняло прибывающих афганцев с уважением, предоставив им все предметы первой необходимости, такие как маски и дезинфицирующие средства от Covid-19, продукты питания и лекарства. Прибывшие афганцы, мечтая о светлом будущем, надеются, что граница Ирана отделит их от бурного прошлого и здесь они временно, а может быть и постоянно, найдут спокойную жизнь.

Бурно развивающиеся события в регионе заставили вновь избранного президента Ирана Эбрахима Раиси набрать кабинет министров из людей, придерживающихся резко национальных позиций и сторонников жесткого курса. На пост министра внутренних дел, например, был назначен генерал Ахмад Вахиди, бывший министр обороны, разыскиваемый Интерполом за его предполагаемую роль во взрыве еврейского культурного центра АМИА в Буэнос-Айресе в 1994 году, в результате которого погибли 85 человек и сотни получили ранения. Меир Джаведанфар, лектор по иранской политике в IDC Герцлия в Израиле, считает, что новое иранское правительство и его состав – это послание международному сообществу о том, что Иран «не будет таким откровенным», как во время предыдущего срока президента Хасана Рухани. Джаведанфар видит в Верховном лидере Ирана Аятолле Али Хаменеи движущую силу нового правительства. Говоря о том, каких действий можно ожидать от нового правительства, Джаведанфар предсказал, что “вы могли бы почти назвать это правительством Хаменеи; можно предположить, что люди, которые сейчас руководят, были назначены непосредственно самим лидером”. Что касается продолжающихся переговоров по возобновлению ядерной сделки 2015 года, он сказал, что еще слишком рано строить предположения о том, сигнализирует ли это новое правительство об окончании переговоров. “Я действительно думаю, что состав нового правительства означает, что Иран посылает более жесткий сигнал участникам переговоров в США, но соглашение все еще может быть возможным”, – сказал Джаведанфар.

Али Альфоне, старший научный сотрудник Института арабских государств Персидского залива в Вашингтоне, подчеркнул, что “президент Ирана не обязательно представляет собой воинственную линию, но уроки, извлеченные иранским государством за последнее десятилетие, вероятно, приведут к более конфронтационному подходу”. По всей видимости, такой агрессивный подход, вероятно, сохранится из-за последних основных уроков, извлеченных официальными лицами в Тегеране. Во-первых, прокси-войны обеспечили иранцам победы в Сирии и Йемене. Во-вторых, Иран более или менее благополучно пережил четырехлетнюю кампанию администрации Дональда Трампа по “максимальному давлению”. В-третьих, никакого военного возмездия за нападения на Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты не последовало. В-четвертых, можно с определенностью констатировать, что атоллы выиграли у США свою «войну» в Ираке, где иранское влияние за последнее время только постоянно растет. И, в-пятых, пандемия коронавируса, как ни странно, привела к усилению государственного контроля над страной, а не к ослаблению.

К этому списку можно добавить Афганистан, где Иран, вероятно и скорей всего, будет стремиться усилить свое влияние после постыдного бегства оттуда американских войск. Ныне США, и с этим трудно не согласиться, побеждены и унижены. Вместе с тем Вашингтон в очередной раз продемонстрировал отвратительное лицо так называемой демократии по-американски, от которой ныне отворачивается все больше народов в мире. Крах афганских вооруженных сил по вине администрации Байдена может послужить дополнительной мотивацией для аятолл к их активным действиям против союзных США государств Персидского залива, таких как Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, а также таких стран, как Иордания. Все эти факты говорят о постепенном уходе США из региона Ближнего Востока, что является, несомненно, неожиданным и приятным подарком Тегерану. Без сомнения, уже в самом ближайшем времени мир увидит новую расстановку сил в этом весьма важном и турбулентном регионе земного шара.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение». 


Похожие статьи

Related Posts