Как Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан отнеслись к смене власти в Афганистане

P 08.09.2021 U Пётр Коновалов

TAB

Как известно, в Афганистане большую часть населения составляют пуштуны: по приблизительным оценкам, представителями этого народа являются около 45% 40-миллионного населения страны. Пуштуны играют ведущую роль в общественной и политической жизни государства, и этот этнос преимущественно состоит в рядах недавно захватившего власть в Афганистане исламистского террористического движения «Талибан» (запрещено в РФ).

Свыше 30% от всех жителей Афганистана – это таджики: по некоторым данным, этнических таджиков в государстве больше, чем в самом Таджикистане.

Узбеки, по оценкам специалистов, составляют 8% всех граждан Афганистана, и около 2% населения страны являются туркменами.

Все три государства – Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан, где вышеперечисленные нации считаются титульными, имеют с Афганистаном общую границу и по-разному относятся к действиям талибов.

Так, в августе 2021 г. президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмон заявил о том, что организация «Талибан» не планирует создавать инклюзивное правительство Афганистана, куда войдут представители всех национальностей страны. Глава государства убежден, что талибы хотят построить исламский эмират, в котором пуштуны будут занимать привилегированное положение. Э. Рахмон недоволен тем, что его соотечественники-таджики могут оказаться ограниченным в правах слоем населения. Дискриминация таджиков со стороны «Талибана» является одной из основных причин того, почему руководство Таджикистана наотрез отказывается признавать власть талибов в Афганистане и не принимает их делегации. По мнению Э. Рахмона, политика «Талибана», скорее всего, приведет Афганистан к затяжной гражданской войне.

Афганская провинция Панджшер, в которой проживают преимущественно таджики, стала центром сопротивления движению «Талибан». Между Таджикистаном и Панджшером удалось установить воздушный мост. По сообщениям СМИ, с конца августа 2021 г. вертолеты сил сопротивления доставляют из Таджикистана в Панджшер боеприпасы, оружие и медикаменты. Отрядам сопротивления необходима помощь потому, что они полностью окружены исламистскими боевиками.

Таджикистан всерьез обеспокоен проблемой падения предыдущего правительства Афганистана, поскольку теперь достаточно протяженная афгано-таджикская граница со стороны Афганистана полностью находится под контролем «Талибана». По некоторым сведениям, на сегодняшний день криминальные элементы под видом афганских беженцев пытаются переправлять в Таджикистан наркотические вещества и другие запрещенные товары. Таджикские власти опасаются того, что на их землю могут проникнуть террористы. Большую часть территории Таджикистана составляют горы, в которых достаточно легко вести партизанскую войну против правительственных войск. Именно поэтому в июле 2021 г. президент страны Э. Рахмон приказал мобилизовать в 8-тысячную армию Таджикистана 20 тыс. новых солдат.

В 1990-е гг. Таджикистан пережил тяжелую гражданскую войну, в которой сторонники светского государства воевали с исламистами. В стране по-прежнему сильны радикальные настроения. Э. Рахмон понимает это и делает все возможное, чтобы избежать повторения кровопролития. Правительство Таджикистана выступает за установление мира и порядка в Афганистане, призывая, в частности, к созданию инклюзивного правительства.

Что касается соседствующей с Таджикистаном Республики Узбекистан, то между представителями этой страны и «Талибаном» с 2019 г. идет диалог. Во многом это связано с тем, что президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев предполагал, что США не смогут постоянно поддерживать свое военное присутствие в Афганистане, а после ухода американских войск контроль над страной достанется талибам. По мнению узбекского руководства, ради национальной безопасности можно вести переговоры даже с талибами.

В августе 2021 г. президент Узбекистана заявил о поддержке идеи формирования инклюзивного правительства Афганистана, подчеркнув значимость узбеков в общественной жизни этого государства. Ш. Мирзиёев призвал новые власти Афганистана с уважением относиться к принципу невмешательства во внутренние дела друг друга, а также отметил, что любые незаконные попытки нарушения границы со стороны Афганистана будут жестко пресекаться. В свою очередь, «Талибан» пообещал не нападать на Узбекистан.

Узбекистан занимает относительно нейтральную позицию по отношению к талибам. К тому же, граница между Афганистаном и Узбекистаном относительно короткая и проходит вдоль реки Амударья, так что узбекские пограничники могут легко контролировать ситуацию. Невысокая вероятность конфликта объясняется еще и тем, что вооруженные силы страны являются одними из самых боеспособных в Центральноазиатском регионе (численность военнослужащих Узбекистана – 48 тыс. человек). Уровень жизни в Узбекистане выше, чем в Таджикистане, поэтому среди узбекских граждан значительно меньше сторонников радикального исламизма.

Несмотря на разные точки зрения в отношении нового афганского правительства, в августе 2021 г. Узбекистан и Таджикистан провели совместные военные учения с Российской Федерацией. Правительства обеих стран понимают, что в обозримом будущем Афганистан может стать одним из основных очагов тревоги в регионе, и поэтому следует поддерживать высокий уровень боеспособности своих армий.

Наиболее терпимое отношение к талибам сложилось у соседней с Узбекистаном Республики Туркменистан. Когда движение «Талибан» захватило власть, дипломаты Туркменистана сразу же признали новое руководство Афганистана. Страна продолжила поставлять в Афганистан свои товары, а в ответ «Талибан» снизил таможенные пошлины. По-видимому, причина такого лояльного отношения к талибам с туркменской стороны кроется, помимо прочего, в том, что в данный момент идет строительство газопровода ТАПИ, который будет проходить через территорию Афганистана в Пакистан и Индию. Если бы Туркменистан не признал «Талибан», то реализация амбициозного проекта, скорее всего, была бы осложнена. Впрочем, правительство страны сохраняет бдительность и, начиная с июля 2021 г., продолжает стягивать свои войска к границе с Афганистаном (которая, к слову, весьма протяженная, а численность вооруженных сил Туркменистана составляет 36,5 тыс. человек).

Туркменистан позиционирует себя в качестве нейтрального государства, то есть принципиально не вступает ни в какие военные блоки. Руководство страны не желает видеть военные объекты какой-либо иностранной державы на своих землях, и поэтому готово вести диалог с «Талибаном», лишь бы не звать на помощь силы извне. Туркменистан является закрытым государством, и поэтому в СМИ нет сообщений о том, говорили ли представители Туркменистана что-либо в поддержку своих соотечественников в Афганистане.

Три государства – Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан находятся в разных условиях, и поэтому они по-разному относятся к происходящему в Афганистане. Однако их объединяет одно: все они увеличили численность своих военнослужащих на границе с Афганистаном и готовятся к любым неожиданным поворотам в этой неспокойной стране.

Петр Коновалов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts