Почему Душанбе притягивает к себе всеобщее внимание?

P 15.09.2021 U Владимир Платов

DUSH34222

В последних сообщениях СМИ Душанбе стало отводиться заметное повышенное внимание.

Многочисленные СМИ достаточно подробно осветили торжественные мероприятия в честь 30-летия государственной независимости Таджикистана, завершившиеся 9 сентября в Душанбе грандиозным праздничным салютом и красочной концертной программой.

Помимо этого, 16-17 сентября таджикская столица принимает Юбилейный саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), когда ей исполняется 20 лет со дня образования. ШОС – региональное международное объединение, полноправными участниками которого являются Россия, Индия, Казахстан, Киргизия, Китай, Пакистан, Таджикистан и Узбекистан. Четыре государства имеют статус наблюдателей – Афганистан, Белоруссия, Иран и Монголия, еще шесть стран находятся в организации в статусе партнеров по диалогу: Азербайджан, Армения, Камбоджа, Непал, Турция и Шри-Ланка. С 2004 года ШОС является наблюдателем при Генеральной Ассамблее ООН. В 2021 году в организации председательствует Таджикистан. Нынешний душанбинский саммит пройдет с  участием многих лидеров государств, входящих в организацию, предусматриваются и согласовываются их личные встречи на полях саммита, что делает таджикскую столицу заметной площадкой важных международных встреч и обсуждений не только региональных текущих проблем. Ожидается, что в ходе предстоящего саммита начнется процедура включения Ирана в качестве полноправного члена ШОС.

Однако особенно частое упоминание Таджикистана в различных СМИ в последнее время обусловлено еще и событиями в Афганистане. Таджикистан – единственная из всех приграничных с Афганистаном стран, которая заняла непримиримую позицию по отношению к нынешнему режиму в Кабуле, состоящему полностью из боевиков движения «Талибан» (террористическая организация, запрещенная в РФ).

Как сообщил на днях президент Таджикистана Эмомали Рахмон, для разрешения политических проблем соседней страны «необходимо создать инклюзивное правительство с участием всех национальных меньшинств». В нем, по безусловному убеждению Таджикистана, должны быть представлены и таджики, составляющие примерно 40% афганского населения и представляющие собой самую большую после пуштунов национальную группу в стране. Но в уже объявленном правительстве талибов, за одним исключением, представлены только пуштуны. Поэтому национальные меньшинства провели в афганских городах массовые акции протеста против объявленного «Талибаном» кабинета министров, а в провинции Панджшер таджики под эгидой Фронта национального сопротивления Афганистана (ФНСА) организовали борьбу с талибскими отрядами. На этом фоне Таджикистан в определенной степени все больше превращается в центр антиталибской борьбы. Активная и очень громкая таджикская молодежь сочувствует афганским таджикам и дает понять, что не примет никакого другого решения своих властей, кроме поддержки сил сопротивления. В соцсетях даже призывают формировать отряды и отправляться на подмогу панджшерцам.

Однако, по поступающей из Афганистана информации, боевикам «Талибана» все же удалось установить контроль над всеми провинциями Афганистана, включая мятежный Панджшер, и в столице провинции уже поднят талибский флаг. Сам же лидер панджшерских повстанцев Ахмад Масуд — сын легендарного лидера «Северного альянса», этнического таджика Ахмада Шаха Масуда, не сдался, а отступил в неизвестном направлении и призвал к сопротивлению. Но скорее всего, он вместе с отрядом и мирными жителями ушел в горы, полностью контролировать которые талибы не смогут. Как заявил газете Financial Times представитель Фронта сопротивления Афганистана Али Назари, сопротивление в афганской провинции Панджшер решило поменять тактику и перейти к партизанской войне с «Талибаном».

Однако подобное партизанское сопротивление невозможно без внешней поддержки, особенно с наступлением холодов. Призыв к международному сообществу об оказании ФНСА любой помощи представители Фронта уже направляли ранее, но она пока так и не пришла. В значительной степени, по оценкам ряда экспертов, это произошло из-за того, что быстрое развитие событий в Афганистане стало неожиданностью для всех. Даже для той же Америки, которая в течение последних двух десятилетий пыталась выстроить свою схему развития событий в этой стране. Ведь именно США сделали талибов такой могущественной силой, когда бросали свои позиции на стратегических территориях Афганистана без предупреждения афганских властей, оставив при этом здесь новейшее и современное оружие, которое талибы просто приходили и брали. Кроме того, именно по требованию Вашингтона в последнее время на свободу выпускались лидеры этого движения из тюрем в Пакистане и Афганистане, в явном расчёте на формирование силы, которая бы находилась под их влиянием после их ухода из региона. Без сомнения, были договоренности с лидерами талибов и Ашрафом Гани о  переходе власти после ухода из страны американских солдат, однако США не успели его реализовать.

Что же касается нынешней ситуации в Афганистане и Панджшере, то Вашингтон пока явно не проявляет своей позиции, предпочитая ограничиваться отслеживанием развития событий и действий талибов. Тем не менее в США вряд ли забыли, что провели в Афганистане в 2001 году контртеррористическую операцию и при поддержке «Северного альянса» свергли режим талибов, которые перебрались на территорию Пакистана, создали там в 2006 году Исламский Эмират Вазиристан и вели вооруженную борьбу с американцами и их ставленниками в Кабуле.

В указанных условиях Панджшер остался один, все внешние игроки взяли тайм-аут для осмысления новых реалий и расклада сил в стране. Этот момент «Талибан» и использовал для укрепления своей власти по всей территории страны. Откровенно критическую позицию в отношении «Талибана» пока проявляет только Душанбе. Однако будет ли Таджикистан поддерживать в военном плане силы ФНСА пока не ясно.

Но в любом случае, с учетом развития ситуации в Афганистане, а также проведения в Душанбе 16 сентября не только юбилейного саммита ШОС, но и очередной сессии Совета коллективной безопасности Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), столица Таджикистана еще не раз появится в сообщениях СМИ, также и как площадка активного обсуждения действий и политики «Талибана», а также Фронта национального сопротивления в этой стране.

Платов Владимир, эксперт по Ближнему Востоку, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts