Разрыв в отношениях Вашингтона и Исламабада увеличивается

P 17.09.2021 U Владимир Платов

ISL32341

В последние годы происходит нескрываемое от всех ухудшение отношений между Вашингтоном и Исламабадом. Однако этот разрыв со страной, некогда считавшейся важнейшим военно-политическим союзником Соединенных Штатов в Южной Азии и на Среднем Востоке, уже стал проявляться давно.

Американо-пакистанскому союзу был нанесён серьёзный урон уже начиная с ликвидации Усамы бен Ладена американскими коммандос на территории Пакистана в 2011 году за спиной пакистанских спецслужб. Это, а также ряд других инцидентов, заметно ухудшило отношения между властями Пакистана и Соединённых Штатов, в результате чего число жителей Пакистана, позитивно относящихся к США, в последние годы резко падало и сейчас таковых насчитывается не более 10—12% населения.

В эпоху президентства Б.Обамы, деградация отношений продолжилась, власти США усилили давление на Пакистан, отказавшись в 2016 году предоставить ключевому союзнику в Южной Азии военную помощь в размере $300 млн. Это решение в Пентагоне объяснили «недостаточной активностью пакистанских силовиков в борьбе с террористической «сетью Хаккани» (террористическое формирование, запрещенное в РФ), действующей в приграничных с Афганистаном районах». В значительной степени это обострение совпало с нараставшим кризисом в отношениях Исламабада с Индией, обвинившей Пакистан в поддержке террористов в Кашмире, и здесь Вашингтон явно решил встать на сторону Нью-Дели.

Тяжелому испытанию сотрудничество США с Пакистаном подверглось и в «эпоху Трампа», который 22 августа 2017 года во время выступления на базе Форт-Майер в Арлингтоне (штат Вирджиния) фактически обвинил Исламабад в поддержке террористов. Причем США сознательно пошли на это охлаждение отношений с Исламабадом, несмотря на то, что снабжение афганской группировки ВС США осуществлялось именно через пакистанскую границу.

Однако есть веские основания считать, что истинная причина размолвки США с Пакистаном связана не с терроризмом, а с усилением влияния Китая на политику Исламской республики и в этих условиях – с резкой переориентацией Вашингтона на развитие и углубление отношений с Индией как будущего реального противовеса китайской экспансии в политике Белого дома. Складывавшейся ситуацией поспешила воспользоваться и сама Индия, чтобы перетянуть США на свою сторону в споре с Пакистаном.

В этих условиях беспрецедентное решение приняло в январе 2018 года руководство Пакистана. На американские обвинения в Исламабаде ответили достойно, показав, что ядерная держава с многомиллионным населением более не намерена расшаркиваться перед «дядюшкой Сэмом», виновато оправдываясь. В результате власти Пакистана приняли решение о приостановлении сотрудничества с Соединенными Штатами по линии Министерства обороны и разведывательных ведомств. Фактически это стало свидетельством того, что страна отказывается от дальнейшего союза с Вашингтоном. Более того, в МИД Пакистана объяснили американские обвинения в адрес страны тем, что кампания США и НАТО в Афганистане терпит провал, поэтому в Вашингтоне ищут кандидатуру на роль «козла отпущения», и Пакистан в данном случае предстает для американских политиков и генералов очень удобной страной. Разумеется, сам Исламабад никогда не пошел бы на такой демонстративный шаг, не создай США предпосылки для ухудшения двусторонних отношений.

Однако необходимо подчеркнуть, что союз США с Пакистаном всегда носил сугубо ситуативный, тактический характер, в связи с чем это партнёрство имело под собой очень зыбкую основу.  Многолетняя «дружба» двух государств была основана, в первую очередь, на противостоянии социалистическому лагерю в годы холодной войны. Тогда Советский Союз оказывал поддержку Индии – главному противнику Пакистана, а кроме того активно проявлял себя в соседнем Афганистане, что не могло не тревожить пакистанскую элиту. В этих условиях именно Пакистан был выбран Вашингтоном ключевым звеном в помощи афганским моджахедам, сражавшимся против советских войск и армии ДРА.

Антиамериканские настроения в Пакистане также имеют большую историю. Еще в 1979 году разъярённая толпа подожгла американское посольство в Исламабаде — дипломатам едва удалось спастись. Уже тогда пакистанское общество не верило в дружеские отношения с Соединёнными Штатами. Именно недоверие к Вашингтону привело в том числе и к тому, что в 2015 году власти южноазиатского государства категорически отказались сократить свой тактический ядерный потенциал по предложению Белого дома.

Приход в начале года в Белый дом новой администрации Джо Байдена вначале, казалось бы, подал обнадеживающий знак в отношении возможного урегулирования двусторонних отношений. И поводом для этого стало объявление о включении в администрацию Байдена  двух американцев пакистанского происхождения. Это Али Заиди – в качестве заместителям национального советника Белого дома по климату, и Салмана Ахмеда, который присоединился к команде Байдена по внешней политике в качестве директора по планированию политики в Госдепартаменте США. Ахмед ранее занимал пост главы отдела стратегического планирования в Совете национальной безопасности Барака Обамы. Салман Ахмед также служил начальником штаба миссии США при ООН и старшим политическим советником постоянного представителя США при ООН.

Однако, с учетом того, что во время предвыборной кампании Джо Байдена (как, впрочем, и Дональда Трампа) шла серьезная борьба за голоса индийцев-американцев, указанные выше назначения не изменили отношение Белого дома к уже установившемуся в США влиянию Индии. И ярким примером этому может, в частности, служить выдвижение Джо Байденом менее чем за 100 часов до своей инаугурации 20 индийцев-американцев, включая 13 женщин, на ключевые посты в своей администрации, что само по себе явилось рекордом для этой небольшой этнической общины, составляющей 1% населения страны.

В течение многих лет тесные связи между Вашингтоном и Исламабадом поддерживались значительным вкладом последнего в «войну с терроризмом» в Афганистане. Но охлаждение отношений между Вашингтоном и Исламабадом в определенной степени обесценило вклад Пакистана в американскую войну с терроризмом, а также косвенно ослабило особый статус страны в международных делах. Это не лучшим образом отразилось и на реализации сделки США с талибами, что, в частности, подтверждает и развитие событий в Афганистане по мере вывода из страны американских войск. Опасность терроризма будет существовать всегда и Байден объективно не может сбросить со счетов значение Пакистана в обеспечении стабильности афганской ситуации. От выбора Вашингтоном в отношении Пакистана курса, безусловно, должен будет зависеть баланс США в политике как с Нью-Дели, так и с Исламабадом, где Белый дом рассчитывает на выполнение каждой из этих стран «своего предназначения» в реализации соответствующих и важных для США функций. То есть Индия — сдерживать Китай через Индо-Тихоокеанскую стратегию, а Пакистан — бороться с терроризмом в Афганистане.

Однако США, уже давно разучившиеся использовать дипломатические методы в поиске истины и в решении сложных межгосударственных вопросов и полностью переключившиеся на политику угроз и санкций, решили применить к Пакистану явно силовой метод в определении перспектив дальнейших двусторонних взаимоотношений. И это фактически подтвердил 13 сентября глава госдепартамента Энтони Блинкен, заявивший, что «администрация США намерена дать оценку той роли, которую Пакистан сыграл в поддержке радикального движения «Талибан» (запрещено в РФ) и событий в Афганистане». Во время выступления в Вашингтоне госсекретарь отметил, что действия Пакистана «во многих случаях противоречат интересам» США, в связи с чем, по его словам, власти США намерены «рассмотреть в ближайшие дни или недели» то, какую «роль сыграл Пакистан в последние 20 лет» в контексте ситуации в Афганистане и захвата страны талибами. Как отметил Блинкен, в Вашингтоне также обсудят вопрос о том, какую роль, с точки зрения США, Пакистану следует «сыграть в Афганистане в ближайшие годы, и что для этого нужно».

Для поддержки на медийном пространстве позиции США по Пакистану и с явным согласованием с Вашингтоном немецкое издание Die Welt даже опубликовало статью «Главный враг всегда сидел в Исламабаде» с откровенными «рекомендациями» как наказать Пакистан за явное поражение именно США в Афганистане.

Однако, безусловно, подобные шаги Белого дома и его «советчиков» в Западной Европе вряд ли приведут к восстановлению прежних «деловых отношений сотрудничества» между США и Пакистаном.

Платов Владимир, эксперт по Ближнему Востоку, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts