Иран: есть ли надежда на будущее ядерной сделки?

P 23.09.2021 U Виктор Михин

RAI9342343

Многомесячные усилия Ирана по обогащению урана позволили стране произвести достаточно топлива для ядерной бомбы всего за 30 дней, сообщила группа экспертов в газете “Нью-Йорк Таймс”. Институт науки и международной безопасности, который изучает отчеты, опубликованные Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ), цитируется, что, добившись успеха в обогащении ядерного топлива до 60% чистоты, иранцы теперь способны преодолеть «короткое расстояние», необходимое для изготовления материала для первой бомбы “всего за один месяц”. Материал для двух бомб может быть готов менее чем за три месяца, а третий – всего через два месяца после этого, говорится в докладе.

В мае МАГАТЭ направило конфиденциальный отчет своим государствам-членам, в котором говорилось, что анализ проб окружающей среды, взятых вблизи объекта в Натанзе, показал уровень обогащения даже 63%. В соответствии с ядерной сделкой, которую нарушил бывший американский президент Д.Трамп, Иран был ограничен очень небольшим количеством урана, с возможностью обогащения только до 3,67%. В то же время американские официальные лица оспаривают этот короткий срок создания бомбы в один месяц, сообщает американская The Daily, но признали, что до производства первой бомбы тем не менее может пройти всего несколько месяцев. Министр обороны Израиля Бенни Ганц, в свою очередь, четыре недели назад предупредил иностранных дипломатов, что Ирану осталось всего два месяца до разработки материалов, необходимых для создания ядерного потенциала.

Доступ к нужному виду топлива – это только одна часть процесса, поскольку иранцам все равно придется производить боеголовку, которую можно было бы разместить в ракете. Эта боеголовка должна быть изготовлена с использованием металлического урана, который Иран медленно начал производить, и, по данным МАГАТЭ, к середине августа было произведено 200 граммов этого вещества. В отличие от металла урана, который был запрещен в соответствии с ядерной сделкой, и из которой, напомним, США вышли, резко обострив обстановку в регионе, исследования в области ракетных технологий никогда не запрещались и продолжаются в Исламской Республике. Несмотря на всю эту деятельность, аятоллы настаивают на том, что существует серьезный религиозный запрет на производство ядерного оружия и что их работа носит не военный, а гражданский характер. Тем не менее Тегеран месяцами не разрешал инспекциям МАГАТЭ проводить проверку на своих ядерных объектах и отказывался отвечать на вопросы, касающиеся подозрительных незарегистрированных ядерных объектов в стране.

Тем не менее Иран, который до сих пор стремится по мере своих сил соблюдать правила ядерной сделки, и глава МАГАТЭ Рафаэль Гросси только что договорились о том, что агентство ООН может заменить карты памяти в камерах, которые оно установило в различных центрах ядерной программы Исламской Республики. Инспекторы также смогут обслуживать сломанные камеры, некоторые из которых были повреждены в ходе диверсионной операции на ядерном объекте Карадж, приписываемой Израилю в июне. Хотя камеры могли бы показать, нарушил Иран или будет в дальнейшем нарушать условия ядерной сделки, Гросси разрешил вместо этого поставить на них совместную печать и дал обещание, что не будет пересматривать их содержание. Он настаивал на том, что этот шаг по-прежнему полезен, даже несмотря на то, что он держит МАГАТЭ в неведении относительно прогресса Ирана в создании бомбы, потому что “мы сможем сохранить информацию, необходимую для поддержания непрерывности знаний”. Гросси добавил, что иранцы согласились с тем, что он может вернуться для обсуждения в любой момент, который будет определен для дальнейших переговоров, где “ничто не будет отодвинуто на второй план и ничто не будет скрыто” с точки зрения вопросов, которые будут обсуждаться.

В обмен на эти так называемые иранские уступки европейские страны, подписавшие соглашение и находящиеся под сильным контролем Вашингтона, не будут осуждать или критиковать Тегеран на заседаниях правления МАГАТЭ. Считается, что такие осуждения поставили бы под угрозу переговоры между Ираном и Соединенными Штатами, которые якобы собираются возвратиться к обсуждению условий ядерной сделки и их строгих ограничений на обогащение урана. Переговоры, как известно, зашли в тупик в июне после шести безрезультатных раундов, и чиновники администрации Байдена провокационно и ясно дали понять, что их терпение в отношении продолжения этих переговоров в Вене «не безгранично».

Одновременно Соединенные Штаты постепенно приближаются к отказу от возобновления ядерной сделки с Ираном, заявил госсекретарь Энтони Блинкен, который с рабочим визитом находился в Германии, передает телеканал «Аль-Арабийя».

Однако в Тегеране совершенно иная точка зрения, которую вновь ясно сформулировал Саид Хатибзаде, пресс-секретарь Министерства иностранных дел Исламской Республики Иран, сказав: “Переговоры в Вене не направлены на выработку нового текста”. Венская встреча направлена на обеспечение того, чтобы Соединенные Штаты полностью выполнили Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Если Соединенные Штаты вернутся ко всем своим обязательствам по СВПД и резолюции 2231 проверенным образом, отметил иранский дипломат, Иран согласится на то, чтобы Соединенные Штаты участвовали в СВПД.

Еще больший свет на позицию Тегерана пролил иранский представитель в Вене Казем Гарибабади в своем, надо сказать, жестком выступлении на сезонном заседании Совета управляющих МАГАТЭ, заявив, что “до тех пор, пока санкции в отношении Ирана не будут сняты, никто не должен ожидать от Ирана большей снисходительности”. Именно Соединенные Штаты, отметил иранец, первоначально нарушили Резолюцию 2231 СБ ООН, в одностороннем порядке выйдя из СВПД и приняв провалившуюся политику “максимального давления” и вновь введя санкции, которые напрямую и негативно повлияли на нормализацию торгово-экономических отношений с Ираном, тем самым лишив Исламскую Республику Иран возможности продолжать выполнять свои обязательства по СВПД. Эффективная отмена санкций составляет существенную основу согласия Ирана на обязательность положений сделки, и, таким образом, нарушения США сделали эти части сделки недействительными и фактически бесполезными.

Нельзя не согласиться с мнением иранского представителя Иране в Вене, который жестко и вместе с тем с горечью заявил: «Я с сожалением и ужасом отмечаю заявления некоторых участников СВПД и европейских государств. Как будто они неправильно помнят тот факт, что именно Иран полностью выполнил свои обязательства по сделке, в то время как из-за преступного поведения и действий США и жалкой небрежности ЕС не извлекал и до сих пор не извлекает из этого выгоды. По-видимому, они намерены заменить жертву преступником. Прискорбно, что европейские государства по-прежнему не желают осуждать незаконный односторонний выход США и повторное введение их санкций, которые являются единственной причиной всех этих проблем, и униженно призывают США возобновить выполнение своих обязательств и отменить санкции, введенные против иранской нации, и при этом самонадеянно просят Иран выполнить свои обязательства по сделке».

Согласно данной политике новый президент Ирана Эбрахим Раиси, вступивший в должность в начале августа, поставил во главе переговоров сторонников жесткой линии, заменив более умеренную команду своего предшественника Хасана Роухани, который в какой-то мере стремился к лучшим отношениям с Западом. Новый министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир Абдоллахиан отправился в Нью-Йорк, но никаких встреч с представителями Соединенных Штатов не запланировано. “Мы не строим никаких прямых планов двусторонних встреч, пока они находятся здесь, но это не значит, что мы не видим смысла в дискуссиях с иранцами”, – заявила посол США в Организации Объединенных Наций Линда Томас-Гринфилд. Но ожидается непрямая дипломатия, поскольку американцы и европейцы увидят новую иранскую команду.

Свет на перспективу возобновления переговоров пролил Амир Абдоллахиан, который предположил, что переговоры в Вене не возобновятся в течение двух-трех месяцев, хотя некоторые наблюдатели ожидают переговоров раньше. Остается неясным, будет ли Тегеран придерживаться тех же красных линий, что и в июне, или он еще больше ужесточит свою позицию. Али Ваез, эксперт по Ирану в Международной кризисной группе считает, что “США очень близки к своей конечной цели”. “Я не думаю, что у администрации Байдена осталось много места для маневров. И поэтому, если иранцы пытаются заключить более жесткую сделку, это, по сути, формула тупика в переговорах и в американо-иранских отношениях”, – отметил международный эксперт.

Вполне понятно, что чем дольше будет длиться задержка в переговорах, тем ближе, по мнению наблюдателей, Иран будет способен создать ядерную бомбу, если он того захочет. Считается, что если проблемы с МАГАТЭ не будут полностью решены к ноябрю, а переговоры в Вене не будут возобновлены, то иранская ядерная проблема может перерасти в полномасштабный кризис, который будет означать последний похоронный звон для сделки 2015 года.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение». 


Похожие статьи

Related Posts