Сирия: есть ли пути для решения конфликта?

P 04.10.2021 U Виктор Михин

SYR3423111

В своем брифинге в Совете Безопасности ООН Специальный посланник этой международной организации в Сирии Гейр Педерсен предложил воспользоваться относительным прекращением боевых действий в стране, чтобы собрать основные региональные и международные заинтересованные стороны. Это следует сделать, по мнению международного чиновника, для предварительных переговоров по мерам укрепления доверия и подготовить почву для политического урегулирования кризиса, который продолжает раздирать обездоленную страну с 2011 года. Но, по общему мнению многих специалистов, предложение Педерсена, скорее всего, не даст желаемых результатов, а более эффективной альтернативой было бы побудить эти заинтересованные стороны сначала договориться по одному вопросу, а затем постепенно решать остальные.

Ведь с самого начала сирийский конфликт фактически состоял из нескольких конфликтов по различным направлениям: между режимом и вооруженной оппозицией, между коалиционными силами во главе с США и радикальной террористической группировкой ДАИШ (запрещена в России), между Турцией и курдами, между Израилем и иранскими добровольцами, пришедшими на помощь сирийскому народу в трудный для него момент. Масло в огонь конфликта активно подливает Тель-Авив, регулярно совершая агрессивные воздушные налеты на сирийскую территорию, пользуясь слабостью Дамаска в эти напряженные времена.

С вмешательством различных региональных и международных держав попавшая в переплет Сирия стала центром многочисленных конфликтующих повесток дня и интересов. Сегодня, спустя десять лет после начала конфликта, режим восстановил контроль примерно над 70% территории страны. Остальное разделено между Турцией, курдами, США, вооруженной оппозицией и различными террористическими формированиями.

Несмотря на незначительные столкновения на юго-западе и северо-западе Сирии, на различных фронтах действительно пока царит относительное спокойствие. Это в значительной степени имело место с тех пор, как по инициативе России Турция подписала соглашение по Идлибу в марте 2020 года, которое привело к прекращению огня. В некоторых анализах и докладах утверждается, что нынешнее спокойствие является результатом консенсуса, достигнутого между ключевыми заинтересованными сторонами после того, как они пришли к выводу, что достигли как можно большего числа своих целей. Официальный Дамаск также был удовлетворен объемом территории, которую он контролировал после учета экономических и военных затрат, связанных с попытками отвоевать больше у воинствующей оппозиции. Более того, Россия и Иран были довольны своими успехами в обеспечении выживания режима, возглавляемого законно избранным президентом Сирии Башаром Асадом, расширением своего влияния в этом районе. Турция опасалась, что новые военные действия на севере Сирии приведут к новым волнам беженцев в Анатолию, где уже находится более четырех миллионов сирийских беженцев. Анкара также нашла приемлемую формулу для борьбы с предполагаемой опасностью курдских отрядов народной самообороны (YPG) вблизи своей южной границы. Израиль, судя по всему, тоже был весьма удовлетворен своими агрессивными воздушными ударами, которые он наносит по сирийским районам, где, по его мнению, находятся иранские инструкторы, и с которых могут быть осуществлены мифические иранские удары по израильской территории.

Однако, хотя большинство центров стратегических исследований прогнозируют, что это относительное спокойствие сохранится в обозримом будущем, отдельные эксперты по-прежнему предостерегают от того, чтобы полагаться на так называемый хрупкий и предварительный консенсус. Ведь сирийский кризис весьма сложен и переплетается со многими другими проблемами в регионе Ближнего Востока. Всегда остается нечто опасное, что может вызвать военно-политическую вспышку и выйти из-под контроля. Это главная причина, по которой различные стороны воспользовались нынешним спокойствием, чтобы предложить идеи по преодолению разрыва между региональными и международными державами и побудить их перейти к примирительной политике в интересах прекращения страданий сирийского народа.

Основной мандат посланника ООН, как известно, заключается в содействии политическому урегулированию кризиса в стране “под руководством Сирии” в соответствии с резолюцией 2254 Совета Безопасности ООН и Женевским коммюнике. Резолюция призывает к созданию заслуживающей доверия, всеохватывающей и несектантской системы правления, графика и процесса разработки новой конституции, а также свободных и справедливых выборов в соответствии с положениями конституции. Эти выборы будут проводиться под контролем Организации Объединенных Наций и в них могут участвовать все сирийцы в стране или за рубежом. Вполне понятно, почему именно под контролем ООН, руководство которого ныне полностью находится под сильным влиянием Вашингтона и функционирует на территории США.

Однако ООН не смогла добиться какого-либо прогресса в достижении этих целей. Учредительное собрание Сирии, состоящее из 150 членов – представителей официальных властей, оппозиции и гражданского общества, не добилось никакого прогресса в разработке новой конституции страны за пять проведенных им до сих пор заседаний. Посланник ООН пытался убедить членов Ассамблеи собраться на шестой раунд, но большинство наблюдателей не ожидают от него успеха из-за взаимных обвинений между различными сирийскими лагерями и расхождений во взглядах между Россией, Китаем, Ираном и западными странами, пытающимися, вопреки реальности, навязать свою эгоистическую точку зрения.

Действительно, противоречивые мнения и интересы основных региональных и международных держав в Сирии, а скорей всего, корыстные интересы Запада, больше похожие на колониальные, являются главным препятствием для усилий ООН по выполнению своего мандата. Именно это вдохновило недавнее предложение Педерсена пригласить “ключевые государства сотрудничать в ходе предварительных обсуждений пакета конкретных и взаимных шагов, которые определены реалистично и точно, осуществляются параллельно и поддаются проверке”, как он сказал на брифинге в Совете Безопасности 24 августа этого года. “Такие шаги необходимы, прежде всего, для того, чтобы помочь спасти жизни сирийцев, облегчить страдания, способствовать региональной стабильности и дальнейшему осуществлению резолюции 2254”, – подчеркнул Педерсен. Именно эта резолюция, по мнению тех, кто искренне стремится помочь народу Сирии, направлена на всеобъемлющее и прочное политическое урегулирование сирийского кризиса.

Хотя предложение посланника ООН теоретически обосновано и соответствует принципам и процедурам поэтапных мер укрепления доверия в урегулировании конфликтов, его применение в сирийском случае навряд ли даст какие-либо результаты. Основная причина заключается в том, что спорные вопросы между основными государствами, вовлеченными в сирийский конфликт, не носят такого характера, который можно было бы решить с помощью мер укрепления доверия. Например, у них нет общей концепции будущего Идлиба или даже того, имеют ли сирийские власти право подтвердить свой суверенитет над ним и бороться ли с террористическими группировками, которые в настоящее время контролируют его. Они не могут договориться о будущем воинствующих группировок, которые были перемещены в Идлиб в качестве безопасной зоны в рамках различных соглашений о деэскалации. Одной из таких группировок является “Хайат Тахрир аш-Шам” (запрещена в РФ) – бывший филиал “Аль-Каиды” (запрещена в РФ), которую Совет Безопасности ООН, США, Россия и Турция объявили террористической организацией за ее преступную деятельность. Однако есть информация, что некоторые политики сейчас призывают США пересмотреть это определение, которое якобы позволило бы при определенных условиях ассимилировать эту террористическую организацию в политическом процессе и тем самым легализовать членов этой преступной организации.

Сторонники этой идеи утверждают, что организация предприняла якобы определенные идеологические изменения, чтобы дистанцироваться от джихадистского фундаментализма, и что отмена обозначения террориста облегчит доставку гуманитарной помощи населению провинции Идлиб, поможет проложить путь для переговоров о будущем ее столицы. Излишне говорить, что это предложение, если оно будет реализовано, усугубит и без того значительную напряженность по поводу того, как действовать в этом районе. Турция, даже если бы она согласилась с отменой обозначения террориста, категорически воспротивилась бы любой попытке сирийских властей восстановить контроль над Идлибом с использованием военных средств, опасаясь дополнительного притока беженцев в Турцию.

Другие важные и взаимосвязанные примеры того, почему предложение посланника ООН не сработает, включают будущее YPG и статус курдов на севере Сирии, – будущее турецкого военного присутствия на севере Сирии, роль США в Сирии, влияние иранского военного присутствия на Израиль, эффективность экономических санкций в отношении Сирии, будущее власти Асада и вопрос о сделках по восстановлению страны. Все эти вопросы и многое другое являются весьма спорными. Различия по ним существуют не только между странами, выступающими за нынешние власти, и государствами, выступающими против них. Например, США, Сирия, Иран и Турция резко расходятся во мнениях по поводу прав на добычу природных ресурсов и в других экономических областях, их соответствующих ролей по отношению к сирийскому правительству и сфер влияния в стране. Не в последнюю очередь в окрестностях юго-западных границ Сирии, где присутствие иранских инструкторов может вызвать проблемы с Израилем. Кроме того, обращает на себя внимание откровенный грабеж военными США нефти с сирийских нефтепромыслов, лишая тем самым и без того обездоленных сирийцев последних денег. Богатые США грабят бедную Сирию! Вот достойная тема для резолюции ООН, осуждения гнусной политики Вашингтона в отношении не только Сирии, но и других стран, оказавшихся в бедности по вине Запада.

В свете множественности вопросов, сложной структуры разногласий по ним и глубины разногласий, крайне маловероятно, что региональные и международные державы смогут достичь консенсуса по мерам укрепления доверия, приемлемым для всех сторон. Было бы пустой тратой имеющегося в настоящее времени относительного спокойствия в стране для участия в предварительных переговорах, которые, по всей вероятности, ни к чему не приведут. Некоторые аналитики считают, что прямые переговоры между Россией и США, в результате которых будет достигнуто всеобъемлющее соглашение по различным вопросам, являются единственным способом положить конец сирийскому конфликту. Однако такую возможность трудно себе представить, тем более что нет прецедентов, подтверждающих ее. И если Россия нацелена на мирное и быстрейшее решение затяжного сирийского кризиса, то Вашингтон вполне устраивает продолжение грабежа национальных богатств, в том числе исторических, которых сейчас довольно много на теневом американском рынке.

Более реалистичным подходом было бы предложить ключевым заинтересованным сторонам и, прежде всего, двум сверхдержавам начать переговоры сначала по одному вопросу, такому как вопрос об Идлибе и судьба террористических группировок там. Если бы они смогли прийти к консенсусу по этому вопросу, то это открыло бы возможности для ряда дальнейших решений по другим вопросам. Безусловно, международный консенсус по Идлибу предотвратил бы многие осложнения. Это устранило бы многочисленные последствия любого применения военной силы для захвата Идлиба под предлогом борьбы с терроризмом. Это также побудило бы сирийские власти предпринять позитивные шаги в направлении политического решения и помогло бы решить другие вопросы, такие как экономические санкции и препятствия на пути восстановления страны.

Однако именно Запад все больше затягивает петлю на горле сирийского народа, всячески продлевая экономические и иные санкции против Дамаска. Вполне очевидно, что пока не будет достигнут прогресс в Идлибе, самое большее, на что можно надеяться в настоящее время, – это продление относительного спокойствия с целью использовать его для доставки как можно большего объема гуманитарной помощи страдающему сирийскому народу.

Правда, определенный оптимизм вселяют предстоящие переговоры по разработке конституции Сирии, которые возобновятся 18 октября в Женеве. Об этом заявил специальный посланник ООН по Сирии Гейр Педерсен после консультаций в Москве с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение». 


Похожие статьи

Related Posts