ОАЭ уверенно становятся самостоятельным геополитическим игроком

P 07.10.2021 U Владимир Одинцов

UAE23231

По мере сокращения «объединяющей и управляющей» роли США на Ближнем Востоке ведущие страны региона начинают корректировать отношения между собой, в том числе и активнее включаясь в борьбу за влияние и ресурсы.

До недавнего времени Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) входили в один общий лагерь монархий Залива (ОАЭ, КСА, Катар, Оман, Бахрейн, Кувейт) традиционной суннитской конкуренции за верховенство на Ближнем Востоке с шиитским Ираном, политическим исламом Турции и доминированием Израиля. Однако деградация американской глобальной гегемонии вынуждает сегодня многие страны к проведению активной самостоятельной политики, нацеленной на обеспечение своего дальнейшего существования. Страны, которые ранее едва ли могли пойти друг другу навстречу, начали находить точки соприкосновения, а прежние альянсы, всего год назад казавшиеся незыблемыми, трещат по швам. Наиболее ярким проявлением неожиданных контактов стало сближение ОАЭ и Турции, ранее являвшихся открытыми геополитическими соперниками. Последствия от прекращения «холодной войны» между Абу-Даби и Анкарой, безусловно, могут стать весьма значительными не только для самих этих стран, но и для дальнейшей перегруппировки как региональных, так и внешних сил, сотрудничающих с Турцией и ОАЭ.

Однако завязывание и развитие диалога с Турцией является не единственным проявлением изменений в политике ОАЭ. И вот 26 августа советник по национальной безопасности ОАЭ Тахнун бин Заид вылетел в Доху для проведения встречи с эмиром Катара Тамимом бин Хамадом Аль Тани. Напомним, что в 2017 году ОАЭ, совместно с Саудовской Аравией, Бахрейном и Египтом разорвали политические отношения с Дохой, обложили ее санкциями, а также попытались ввести общую блокаду Катарского полуострова. Катар был обвинен этими странами в финансовой поддержке террористических организаций «Братья-мусульмане», «Аль-Каида» и ДАИШ (все эти три формирования запрещены в РФ), а также в сотрудничестве с шиитским Ираном. Причем год назад ОАЭ призывали Саудовскую Аравию не снимать блокаду с Катара.

Нельзя исключать, что такой разворот ОАЭ в отношениях с Катаром был в значительной степени обусловлен тем, что, в отличие от Дональда Трампа, одобрявшего антикатарскую позицию Эр-Рияда и Абу-Даби, Джо Байден изменил официальную позицию Вашингтона к Дохе. Этот эмират стал важнейшим партнером США в регионе во взаимодействии с талибами и эвакуации американцев и их союзников из Афганистана.

На фоне происходящих в последнее время изменений в расстановке сил на Ближнем Востоке все больше разногласий и соперничества стало проявляться в отношениях между ОАЭ и Саудовской Аравией, где Йемен остается одной из больных тем еще с 2019 года, когда Эмираты, являясь членом арабской коалиции против хуситов из движения «Ансар Аллах», вывели большую часть своих вооруженных сил из Йемена. Помимо этого, ОАЭ финансово поддержали Южный переходный совет (ЮПС), выступающий за независимость ряда территорий республики.

Спустя год после подписания в Вашингтоне Авраамского договора, он, как и взаимодействие ОАЭ с Израилем, постепенно начали терять свой блеск, а две страны так и не становятся ключевыми союзниками. Собственно, этого можно было ожидать еще год назад, так как это соглашение, прежде всего, касалось отношений между региональными государствами и США, не затрагивало фундаментальные проблемы между самими странами региона. Кроме того, в значительной степени это соглашение держалось на двух ключевых игроках — Дональде Трампе и экс-премьере Израиля Биньямине Нетаньяху, —которые уже не являются лидерами государств и не могут привнести свой импульс в подписанное Авраамское соглашение.

Помимо этого, явным яблоком раздора между ОАЭ и Израилем может стать новый министр охраны окружающей среды Израиля Тамара Зандберг, которая, сразу после вступления в должность призвала разорвать контракт, подписанный с Абу-Даби о строительстве нефтепровода, позволявшего поставлять нефть из Персидского залива на рынки Европы. В качестве причины своей позиции она указала, что нефтепровод может стать мишенью террористических атак, что приведет к экологической катастрофе. Слова министра сразу осудили на высшем уровне в Израиле: депутаты Кнессета уже начали высказывать свое недовольство ее словами. Так, депутат Нир Баркат раскритиковал слова Зандберг и заявил, что высказывания министра ставят под угрозу хрупкий мир с ОАЭ. Источник в правительстве ОАЭ также критически оценил намерения израильского министра Тамары Зандберг и сообщил израильской газете Israel Hayom, что расторжение израильским правительством соглашения по перекачке эмиратской нефти в Израиль и далее в Средиземное море может вызвать кризис в отношениях Абу-Даби и Тель-Авива, возникнет опасность стабильности Авраамского соглашения. Наверное, понимая опасность ситуации и хрупкость мира с арабами, глава МИД Израиля Яир Лапид по этой причине решил совершить в конце июня свой первый зарубежный визит именно в ОАЭ, естественно, с подачи США, которые заинтересованы в укреплении отношений между своими ближайшими соратниками на Ближнем Востоке.

Ожидается, что ОАЭ теперь, по-видимому, будут распространять свое влияние посредством экономического сотрудничества, а не военного вмешательства и поддержки определенных политических фигур. В частности, в ходе ревизии своих новых внешних ориентиров, ОАЭ могут в ближайшие годы расширить сотрудничество в области инвестиций и развивать торговые отношения с такими странами, как Индия, Индонезия, Турция, Кения, Южная Корея, Эфиопия, Израиль, Великобритания. А также с Россией и Китаем.

На протяжении многих лет Объединенные Арабские Эмираты считались союзниками США и Запада в целом. Однако предательство американцами Мубурака и Ашрафа Гани подтолкнуло правителя ОАЭ обратить более пристальное внимание на набирающих силу геополитических акторов, способных оказывать влияние в регионе – Россию и Китай. В результате ОАЭ стали одним из важнейших экономических партнеров и политических собеседников России на Ближнем Востоке, Эмираты не присоединились к санкциям против России, более того, крупнейшие фонды ОАЭ учувствуют в проектах на территории России. Развитие связей ОАЭ с Китаем также идет по широкому кругу экономических возможностей, Эмираты пока что игнорируют антикитайские союзы. Таким образом, развитие отношений с Россией и Китаем для ОАЭ является вполне логичным продолжением политики баланса сил и позволяет Абу-Даби проводить серьезную политику, прежде всего, в странах арабского региона.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts