Иран-США: перетягивание «ядерного каната»

P 15.10.2021 U Виктор Михин

RAIS3211

Судя по всему, в западных столицах растет беспокойство по поводу перспектив возобновления переговоров по ядерной сделке с Ираном. Причем в последнее время стали поступать совершенно противоречивые сигналы.

Тегеран впервые изложил то, что выглядит как график возобновления ядерных переговоров, тем самым дав понять, что наконец-то он готов приступить к переговорному процессу в Вене.

Однако США, видимо, после Афганистана, потеряв реальность оценки мировых событий, ужесточили свой тон и подтвердили, что у них есть другие варианты на случай провала этих переговоров.

Оптимизм по поводу успешного исхода ослабевает на фоне растущего осознания того, что Тегеран ведет переговоры с администрацией Байдена, но одновременно хорошо помня иезуитскую и враждебную политику бывшего президента США Дональда Трампа.

Верховный лидер Ирана Аятолла Али Хаменеи и президент Эбрахим Раиси хотят веских гарантий того, что в случае возвращения к ядерному соглашению сделка должна быть защищена от одностороннего выхода какой-либо страны, как это произошло во времена администрации бывшего президента Трампа. В 2018 году Трамп буквально выдернул США из многосторонней сделки и начал вновь вводить широкий спектр санкций в отношении Ирана. В связи с этим Тегеран был вынужден постепенно отказываться от своих ядерных обязательств с 2019 года.

Многие дипломаты высказывают мнение, что в Европе понимают озабоченность Ирана, тем не менее существуют политические сложности, которые стоят на пути его требований. “Максимум, чего может добиться администрация Байдена, – это возобновить переговоры с Тегераном и вернуться к соглашению, но предоставление гарантий, связанных с поведением будущих администраций США, нежизнеспособно”, – написала саудовская Arab News. Как бы сильно Тегеран ни хотел и ни нуждался в том, чтобы международное сообщество вернулось к ядерной сделке, для страны, Хаменеи и консерваторов было бы катастрофой вернуться к сделке только для того, чтобы увидеть, как она снова будет свернута при новой администрации США.

В то время как Иран застрял между молотом и наковальней в этой сделке, он также должен продолжать двигаться, чтобы сдвинуть процесс с мертвой точки. Впервые после избрания нового президента Раиси иранцы предложили дату возможного возвращения за стол переговоров. Иран ожидает, что переговоры могут возобновиться к началу ноября, заявил официальный представитель МИД Саид Хатибзаде. “Я не думаю, что это займет у нас столько же времени, сколько потребовалось администрации Байдена, чтобы прийти”, – сказал Хатибзаде, имея в виду американских дипломатов, косвенно присоединившихся к венским переговорам. “Правительство [президента] Эбрахима Раиси находится у власти менее 55 дней… Я не думаю, что [возвращение к переговорам] займет целых 90 дней”, – добавил он, указав, что Иран считает, что переговоры возобновятся ко второй неделе ноября.

Хотя Хатибзаде подтвердил, что Тегеран готов возобновить переговоры в ближайшее время, он предупредил, что необходимо рассмотреть различные “детали” и “вопросы”. Самой большой проблемой является отмена “800 (?!) новых односторонних и незаконных” санкций, введенных в отношении Ирана после того, как Трамп в одностороннем порядке вывел США из ядерной сделки еще в мае 2018 года. Министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир Абдоллахиан потребовал в качестве жеста доброй воли освободить иранские активы на сумму 10 миллиардов долларов. Он сказал, что официальные лица США использовали посредников на заседаниях ООН в прошлом месяце для обсуждения возобновления переговоров по ядерной программе, но он настаивал на том, что Вашингтон должен сначала освободить замороженные средства в знак доброй воли. Иран не смог получить десятки миллиардов долларов своих активов в иностранных банках, заработанных главным образом за счет экспорта нефти и газа, из-за санкций США в отношении его банковского и энергетического секторов. “Американцы пытались связаться с нами по разным каналам [на Генеральной Ассамблее ООН] в Нью-Йорке, и я сказал посредникам, что если намерения Америки серьезны, то необходимо серьезное указание… высвободив по меньшей мере 10 миллиардов долларов заблокированных денег”, – сказал Амир Абдоллахиан.

Западные державы демагогически призвали Иран вернуться к переговорам и заявили, что время истекает, поскольку ядерная программа Тегерана выходит далеко за рамки, установленные предыдущей сделкой. Амир Абдоллахиан, в свою очередь, повторил, что Иран “скоро” вернется к зашедшим в тупик ядерным переговорам, но отказался назвать точную дату. Тегеран в качестве доброй воли заявляет, что шаги, предпринятые им в отношении своей ядерной программы, будут «обратимыми», если Вашингтон отменит санкции. Иранские и западные официальные лица заявили, что многие вопросы еще предстоит решить, прежде чем соглашение может быть восстановлено, но нужна добрая воля со стороны всех его участников, и прежде всего США.

Непонятную позицию заняла Германия, руководство которой заявило, что отвергнет любые иранские требования к США освободить замороженные иранские активы в качестве условия возобновления переговоров по ядерной программе. Видимо, у Берлина в настоящее время нет более важной проблемы, как заботиться о «замороженных» иранских активах, которые ныне работают в интересах США и приносят им колоссальные доходы.

Между тем высокопоставленные официальные лица США сообщили своим израильским коллегам, что администрация Байдена по-прежнему привержена дипломатии с Ираном, но она будет готова использовать “другие пути”, чтобы гарантировать, что Тегеран не приобретет ядерное оружие, заявил высокопоставленный американский чиновник. Визит в Вашингтон советника по национальной безопасности Израиля Эяля Хулаты позволит двум союзникам обменяться разведданными и разработать “базовую оценку” того, насколько далеко продвинулась ядерная программа Тегерана, сказал чиновник. Другими словами, уже сейчас разрабатывается программа развертывания военных действий против Ирана. Будет ли она применена или нет – это еще вопрос, но что идет колоссальный нажим на Тегеран – это вполне очевидно.

В связи с этим можно напомнить, что в соответствии с соглашением 2015 года Иран свернул свою программу обогащения урана – возможный путь к ядерному оружию – в обмен на отмену экономических санкций. Тогдашний президент США Дональд Трамп, грубо нарушив международное право, отказался от сделки в 2018 году. В широком смысле американские эксперты считают, что время, которое потребуется Ирану для достижения ядерного “прорыва” – достаточного количества обогащенного урана для создания ядерной бомбы, – “сократилось примерно с 12 месяцев до периода примерно в несколько месяцев” с тех пор, как Трамп вышел из пакта. “Очевидно, что это весьма тревожно”, – сказал чиновник госдепартамента журналистам в преддверии переговоров Хулаты с советником по национальной безопасности США Джейком Салливаном. Но Иран последовательно и многократно отрицает, что разрабатывает ядерное оружие.

Повторяя позицию Байдена о том, что США по-прежнему привержены дипломатическому пути, американский чиновник из госдепартамента на условиях анонимности заявил, что “если это не сработает, есть другие пути, и мы полностью привержены обеспечению того, чтобы Иран никогда не разрабатывал ядерное оружие”. На вопрос, какие действия рассматриваются и включают ли они военные варианты, чиновник ответил: “Мы будем готовы принять необходимые меры”, но не стал уточнять, какие именно. Чиновник сказал, что Иран “направляет ряду сторон указания о том, что они готовятся вернуться в Вену”, где США и Иран провели непрямые переговоры в начале этого года. Но он дал понять, что препятствия остаются, ссылаясь на требование Тегерана к США сначала освободить 10 миллиардов долларов из замороженных средств Тегерана в знак доброй воли, чего администрация Байдена не проявила готовности сделать, по-прежнему наживаясь на иранских деньгах.

Европейские столицы и те, кто подписал ядерную сделку, оказались в щекотливой ситуации, поскольку возвращение к переговорам оказалось гораздо более сложным, чем они могли себе представить. Консерваторы в Иране, ныне пришедшие к власти во главе с президентом Раиси, не хотят получить ту же «американскую пощечину», что и реформисты. Что касается администрации Байдена, то, как обнаружили европейцы во время поспешного вывода войск США из Афганистана в августе этого года, ее внешняя политика полностью рассчитана на внутреннюю аудиторию, оставляя лишь очень узкий путь к успеху, если он вообще будет на мировой арене.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение». 


Похожие статьи

Related Posts