Экспансия Эрдогана в Африку усиливается

P 29.11.2021 U Владимир Данилов

TUR0924

С приходом в 2002 году к власти в Турции Партии справедливости и развития (ПСР), африканский вектор стал одним из главных приоритетов внешней политики Эрдогана. Президент Турции Реджеп Эрдоган не проводит и года без турне по странам Африки: с момента прихода к власти в 2002 году он посетил 31 африканскую страну, причем некоторые из них неоднократно (в частности, Алжир, Сенегал, Сомали, ЮАР).

23 октября в Стамбуле завершил работу III Экономический и бизнес-форум Турция-Африка, на котором присутствовали 250 делегаций из 41 страны, были приглашены более тридцати глав государств Африки. Его проведение стало фактически прелюдией к намеченному на 17-18 декабря здесь же третьему саммиту партнёрства Турция-Африка, на котором Анкара намеревается продемонстрировать миру успехи нового стратегического партнёрства Турции и государств «чёрного континента». Анкарой в отношении Африки уже официально провозглашен лозунг «От сотрудничества к стратегическому партнерству», а пресс-секретарь турецкого президента Ибрахим Калын при случае даже называет Турцию «афро-евразиатской страной».

В последние годы турецкую активность в Африке можно сравнить разве что с китайской: по состоянию на 2020 год, объём торговли Турции с африканскими странами превысил $25 млрд, а турецкие инвестиции выросли до $7 млрд. Количество диппредставительств Турции увеличилось за последние годы с 12 до 43, причём 31 из них открыты уже после 2009 года, планирует учреждение еще нескольких на «черном континенте». Помимо этого, авиакомпания Turkish Airlines теперь является крупным игроком в Африке, обслуживая более 60 направлений, а Стамбул стал логистическим центром, связавшим Африку с другими континентами.

Буквально до последнего времени влияние Турции особенно быстро росло в Восточной Африке и на западе зоны Сахеля, в странах Африканского Рога и Сомали, но теперь оно распространилось и на Западную Африку. Причём военная составляющая сотрудничества приобретает не меньшее значение, чем чисто экономический или гуманитарный аспекты. “Помимо поставок военной техники, существует также и военное присутствие в Ливии и Сомали. Сейчас идут разговоры о военном размещении Турции в Чаде и других странах”, – сообщило в конце октября французская TV5-Monde в обзоре «Расширение влияния Турции в Африке – глобализация внешней политики страны». Так, Эфиопия – одна из самых динамично развивающихся стран континента, где Турция является вторым по величине инвестором после Китая, – уже высказала заинтересованность в приобретении турецких дронов для борьбы с повстанцами в регионе Тиграй.

С учетом этого обстоятельства, в официальных выступлениях представителей турецких властей все чаще можно встретить фразу, что «сегодня Турция является стратегическим партнером Африканского союза».

Турецкий лидер обычно посещает африканские страны в сопровождении нескольких сотен бизнесменов, демонстрирующих направления конкретной заинтересованности Анкары в той или иной африканской стране. Особенно часто просматривается заинтересованность Турции в добыче полезных ископаемых африканских стран, развитии военного сотрудничества. Кроме того, турецкие компании пытаются широко использовать местную дешевую рабочую силу, так как в большинстве африканских стран уровень зарплаты невысок. Поэтому для турецких компаний Африка становится все более привлекательной, чтобы переносить сюда ряд производственных мощностей, которые требуют менее квалифицированной работы.

Вместе с тем Анкара осознает, что ее позиции в Африке слабее в сравнении с позициями западных стран, которые имеют колониальное прошлое на «черном континенте», и с Китаем, резко увеличившим в последнее время свое присутствие в Африке. Ранее только Северная Африка входила в состав Османской империи, и поэтому позиции Турции были особенно слабыми к югу от Сахары. С учетом того, что, в отличие от западных стран, Турция более поздно подключилась к «африканской игре», чтобы достичь успеха в Африке Анкара придумала «свою карту» в экспансии, начав использовать «мягкую силу», настраивать африканские страны против европейских стран, заниматься саморекламой и пропагандой.  При этом, «мягкая сила» Анкары на «черном континенте» внезапно, но успешно стала конкурентом другим игрокам, как традиционным – США, Франции, Китаю и Индии, так и появившимся здесь сравнительно недавно – Саудовской Аравии и ОАЭ.

Так, в 2010 г., бывший в ту пору президентом Турции Абдуллах Гюль, при посещении Демократической Республики Конго заявил: «В отличие от европейских стран, Турция не имеет колониального прошлого, турецко-африканские отношения чистые. Турция, без каких-либо ожиданий предоставляет гуманитарную помощь в Африку. Турция уже поставила странам Африки гуманитарную помощь на более чем $1 миллиард. Большие страны определяются не только по численности своих вооруженных сил, но и по объему предоставленной гуманитарной помощи».

Кроме того, продвигая нынешнюю неоосманскую экспансию в Африке, во время последнего визита Эрдогана в Нигерию в октябре с.г. пулом «информационной поддержки» турецкого президента много говорилось о возрождении забытой было дружбы между османскими султанами и империей Канем-Борну. Это государство, занимавшее части территорий современных Ливии, Чада, Нигера, Нигерии и Камеруна, просуществовало вплоть до начала ХХ века, когда произошёл его раздел между Англией и Францией.

В результате предпринятых в последний период Анкарой шагов, как свидетельствуют публикуемые турецкими СМИ статистические сведения, в последнее время резко увеличилось экономическое влияние Турции в африканских странах. Этому в значительной степени способствует деятельность Турецкого агентства по сотрудничеству и координации (TİKA), которое уже имеет в Африке около двух десятков офисов, реализующих по всему континенту сотни проектов. В частности, такие, как бурение новых водных скважин, открытие клиник, обучение фермеров, реставрация исторических памятников.

В 2016 г. Турция открыла первую за рубежом и в Африке военную базу в Сомали, где несут службу около 200 турецких военных и проходит обучение 10 500 сомалийских солдат. В 2019 г. Турция завершила строительство своей второй военной базы на территории Катара, которая располагается рядом с уже имеющейся в Катаре базой «Тарек бен Зияд» к югу от столицы государства, на которой с октября 2015 года уже размещены подразделения турецких сухопутных войск и ВВС. Турецкий контингент, дислоцированный на «Тарек бен Зияд», по оценкам экспертов, составляет около 3 тыс. военнослужащих.

Теперь Анкара решила прочнее закрепиться на западе Африки, что, в частности, продемонстрировали результаты краткого, но весьма показательного тура президента Эрдогана, буквально перед самым бизнес-форумом в Стамбуле, по странам Гвинейского залива, посетив Анголу, Нигерию и Того, где активно продвигались интересы оборонной промышленности Турции. Именно поэтому в указанной поездке Эрдогана сопровождала представительная делегация из секретариата оборонной промышленности (Savunma Sanayii Başkanlığı, SSB), непосредственно подчиняющегося администрации президента и занимающегося военными закупками от имени вооружённых сил и спецслужб Турции. SSB отвечает за координацию экспорта и контроль соглашений с государствами, покупающими турецкую военную технику, а также за андеррайтинг (оценка рисков и анализ заёмщика) экспортных кредитов через Türk Eximbank. Помимо этого, SSB управляет государственной Турецкой аэрокосмической компанией (Turkish Aerospace Industries, TAI) и фирмой STM, работающей в интересах военно-морского флота, а также в области кибербезопасности, радиолокационных систем, спутниковых технологий и систем управления. Поэтому не исключено, что турецкий флот будет чаще посещать африканские порты и увеличивать военное влияние Турции и в других государствах Западной Африки. Например, в Того, где руководители турецкой оборонной отрасли уже показали свои намерения поучаствовать в реализации предусмотренной законом о военном планировании на 2021-2025 годы программы модернизации вооружённых сил страны.

На данный момент Турция уже подписала двусторонние соглашения с Танзанией, Суданом, Угандой, Бенином и Кот-д’Ивуаром о сотрудничестве в области производства, закупок и обслуживания военной техники, логистической поддержки и обмена информацией. Однако, происходящий в последний период рост турецкого экспорта и военно-технического сотрудничества со странами Африки с неприятием воспринимается со стороны Китая и Франции. Причина в том, что китайская техника, хотя и дешевле, но уступает по качеству турецкой, к тому же Анкара предлагает весьма выгодные условия кредитования закупок своей продукции. Что же касается Франции, то её гегемонии в Западной и Центральной Африке уже давно приходит конец, и на этом фоне, из-за африканской экспансии Турции, в Париже всё громче звучат заявления о том, что «турецкая политика, эксплуатирующая постколониальное негодование, наносит серьёзный вред французским интересам».

Владимир Данилов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи