Хроника Тайваньской проблемы-4

P 21.01.2022 U Владимир Терехов

CHN

Последний раз Тайваньская проблема обсуждалась в НВО главным образом в связи с проведенным 18 декабря 2021 г. на острове референдумом по четырём вопросам. Из которых только в одном можно было усмотреть некое внешнеполитическое содержание, поскольку он выходил на тему отношений нынешнего тайваньского руководства с Вашингтоном, то есть с его главной опорой на мировой арене.

Данное мероприятие действительно представляло не малый интерес, но с позиций оценки возможного развития отношений “между берегами Тайваньского пролива”. Ответ на вопрос, прибегнет ли Пекин к “не мирному” способу решения упомянутой проблемы, чреватому очевидными и серьёзными рисками (для региона, а, возможно, и мира в целом), будет существенным образом зависеть от ответа на другой вопрос: насколько прочны позиции на острове “сепаратистской” Демократической прогрессивной партии и возглавляющей её Цай Инвэнь, то есть нынешнего президента Тайваня.

С 2016 г. ДПП и госпожа Цай возглавляют законодательную и исполнительную ветви тайваньской власти. Но в начале 2024 г. (то есть относительно скоро) пройдут очередные всеобщие выборы и уже сегодня делаются (весьма, естественно, предварительные) прогнозные оценки относительно их возможного исхода.

При этом используется различный фактический материал, в частности, итоги упомянутого референдума. Главным образом по причине низкой явки (в силу ряда обсуждавшихся ранее причин, 60% тайваньцев его проигнорировали) ни один из двух вариантов ответа (“да”-“нет”) на каждый из поставленных вопросов не получил необходимых 25% от имеющего право голоса населения острова. Но причина неудачи референдума объясняется и другой примечательной причиной, а именно разделением почти поровну голосов “да” и “нет” даже среди той меньшей части тайваньцев, которые всё же приняли участие в этом мероприятии.

При этом за первый вариант ответа на все вынесенные вопросы призывали функционеры от Гоминьдана, а за второй – представители ДПП и сама президент Цай Инвэнь. То есть на самом деле указанный референдум (как бы, повторим, не состоявшийся) представил интерес с позиций оценок нынешних предпочтений тайваньцев относительно двух основных политических партий на острове. И хотя голоса разделились почти пополам, но всё же по всем четырём вопросам ДПП опередила Гоминьдан на 1-3%.

Примерно ту же картину разделённости симпатий населения продемонстрировали итоги на первый взгляд совсем уж второстепенных событий, каковыми стали состоявшиеся 9 января 2022 г. процедуры голосования в пятом избирательном округе Тайбэя и во втором округе Тайчжуна (третий по численности населения город на Тайване). В первом случае предметом голосования был инициированный Гоминьданом отзыв из тайваньского парламента независимого депутата, представляющего данный округ Тайбэя. Во втором, напротив, решался вопрос о заполнении вакантного места в парламенте. Обе электоральные процедуры вновь превратились в площадки конкурентной борьбы между ДПП и Гоминьданом с очередным появлением на них всё тех же ведущих функционеров от обеих партий, включая президента Цай Инвэнь. И на обеих площадках с небольшим перевесом вновь победила правящая партия. Так, в Тайчжуне депутатом парламента была избрана представительница ДПП, обошедшая конкурента из Гоминьдана при соотношении полученных голосов 52,3% на 47,7%.

Разница вновь небольшая, но всё же она отрицательная для Гоминьдана и в руководстве партии, видимо, пришли к выводу о необходимости внесения неких изменений в стратегию и тактику ведения внутриполитической борьбы. Тем более что ближе к концу уже текущего года предстоит очередное важное испытание, каковым станут выборы в местные органы власти.

Напомним, что на аналогичных выборах ноября 2018 г. Гоминьдан взял убедительный реванш у ДПП за сокрушительное поражение в январе 2016 г. в ходе парламентско-президентских выборов. Как раз по итогам вторых, харизматичный лидер ДПП Цай Инвэнь впервые заняла пост президента Тайваня. Для неё тем более болезненным оказался тяжёлый провал возглавляемой партии в ноябре 2018 г., который случился спустя лишь два с половиной года после триумфа января 2016 г. На короткое время она даже ушла с поста лидера ДПП. Однако через несколько месяцев вновь возглавила партию, что существенным образом предопределило как успех ДПП на очередных всеобщих выборах января 2020 г., так и вторичное избрание самой Цай Инвэнь на пост президента Тайваня.

Нынешний лидер Гоминьдана Эрик Чу очевидно не располагает столь же яркой политической харизмой, характерной для его главной оппонентки, которой он проиграл на президентских выборах 2016 года. Э.Чу уже возложил ответственность на себя и за поражение на выборах 9 января с. г., хотя возглавил Гоминьдан (вторично) лишь тремя месяцами ранее. Комментируя итоги этих выборов, Э.Чу заявил о намерении сформировать коалицию из партий, находящихся в оппозиции к ДПП, с тем чтобы нанести поражение главному конкуренту в ходе последующих электоральных процедур.

Из других примечательных событий обратило на себя внимание сообщение некоего (безымянного) представителя офиса президента Цай Инвэнь о её намерении присоединить Тайвань к так называемой экономической инициативе президента США Дж. Байдена для стран Индо-Тихоокеанского региона. О которой якобы предполагается заявить в ходе предстоящей очередной встречи региональной “Четвёрки” в составе США, Японии, Индии и Австралии.

Здесь следует отметить несколько моментов. Во-первых, об экономической инициативе, которая выполняла бы в регионе роль конкурента успешно реализуемого китайского проекта Belt and Road Initiative, в США начали говорить задолго до появления в Белом доме Дж. Байдена. Впрочем, без видимых до сих пор результатов. Но если указанные разговоры выльются, наконец, во что-то конкретное, то это будет соответствовать общему внешнеполитическому курсу как раз администрации Дж. Байдена, в соответствие с которым усилия по геополитическому противостоянию с КНР необходимо сосредоточить в первую очередь на борьбе за влияние в странах “третьего мира”.

Что же касается Тайваня, то его (гипотетическое) присоединение к указанной инициативе США тоже вписалось бы в общий курс на укрепление уровня собственной субъектности на международной арене в целом и в отношениях с мейнлендом, в частности. Ранее Цай Инвэнь заявляла о желании присоединить остров к региональному объединению CPTPP (Comprehensive and Progressive Agreement for Trans-Pacific Partnership), неформальным лидером которого является Япония, всё более заметно проявляющая своё присутствие в Тайваньской проблематике.

Вся эта внешнеполитическая активность Тайваня, конечно, никак не соответствует интересам мейнленда, принимая во внимание сложность его отношений с нынешним (“сепаратистским”) руководством острова. В конце 2020 г. Пекин заблокировал попытки Тайбэя присоединиться к только что заключённому Соглашению о формировании другого регионального объединения RCEP (Regional Comprehensive Economic Partnership).

Отметим, что надежды на смену нынешней “сепаратистской” власти в Тайбэе на более приемлемую для КНР могут быть связаны только с очередными всеобщими выборами, которые, повторим, должны состояться в начале 2024 г. Но, что называется, до них ещё надо дожить. Не говоря уже о том, что, как следует из вышеизложенного, пока перспектива прихода к власти на острове партии Гоминьдан выглядит довольно туманной. Поэтому и с учётом возрастающей остроты Тайваньской проблемы, в которую вовлечены обе ведущие мировые державы, приведенная выше поговорка может и вовсе приобрести буквальный характер.

В связи с этим в КНР обратили внимание на прогноз развития ситуации в Тайваньском проливе в ближайшие два года, с которым 15 января выступил в ходе некоторой видеоконференции известный толкователь правого толка процессов новейшей истории Н. Фергюсон (в своё время выполнявший роль советника сенатора Дж. Маккейна). По его мнению, после проведения осенью с. г. XX съезда КПК Китай может “усилить давление на Тайвань” по ряду причин, скорее внутреннего порядка. Н. Фергюсон советует США, а также ведущим региональным союзникам (прежде всего Японии) уже сегодня готовить контрмеры по сдерживанию КНР.

Ответом на этот пассаж стала редакционная статья в китайской Global Times, в которой, помимо подозрений о поверхностном понимании Н. Фергюсоном сути Тайваньской проблемы, говорится, что на стратегию КНР по её разрешению меньше всего влияют какие-либо внешние факторы (то есть та или иная позиция США с союзниками). Всё будет определяться, утверждается в статье, политикой действующих тайваньских властей.

Если этот последний тезис отвечает реалиям, то остаётся только пожелать Гоминьдану восстановления утраченной политической формы и постараться всё же победить на предстоящих через два года очередных всеобщих выборах.

От чего выиграют все, но прежде всего сами тайваньцы.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение»


Похожие статьи