Марокко и Алжир готовятся к войне?

P 22.01.2022 U Владимир Одинцов

ALG34234

В последнее время в различных СМИ все чаще стали публиковаться материалы о заметном ухудшении отношений между Алжиром и Марокко и даже о якобы подготовке этих государств к взаимным военным действиям. При этом отмечается, что Алжир обвиняет Марокко в агрессии, вспоминает про Западную Сахару, которую признает независимым государством, а марокканцы — анклавом сепаратистов.

Кроме того, совсем недавно  The Jerusalem Post опубликовал статью о том, что напряженность между Алжиром и Марокко с каждым днем нарастает все больше и больше. “Теперь мы говорим о войне между двумя странами. Алжир не хочет войны с Марокко, но готов к ней”, – говорилось в статье и указывалось в качестве второй причины обострения отношений на якобы возросшую обеспокоенность Алжира укреплением военного сотрудничества Израиля и Марокко после подписания ими в ноябре 2021 года соглашения в области обороны. Сближение Марокко с Израилем, произошедшее после возобновления их дипломатических отношений в рамках сделки, заключенной при активном участии США в декабре 2020 года, весьма критически воспринимается в Алжире. Прежде всего, в связи с тем, что Алжир отказывается идти на подобный шаг до тех пор, пока не будет создано палестинское государство со столицей в Восточном Иерусалиме, несмотря на то, что некоторые арабские государства уже смягчили свою позицию по этому вопросу.

Хотя отношения между Алжиром и Марокко никогда не обходились без сбоев, особенно «прохладный» их характер за последнее время действительно сменился открытой враждебностью. Основной причиной, безусловно, стали провокационные действия внешних игроков в отношении конфликта в Западной Сахаре, и, в частности, шаги администрации Трампа по признанию со стороны США марокканского суверенитета над спорной территорией в конце 2020 года. Именно в результате такой политики США несколько африканских стран открыли консульства в Западной Сахаре и тем самым фактически заявили о своей поддержке Марокко, благодаря также и французскому давлению на бывшие колонии в Центральной и Западной Африке по явному наущению Вашингтона.

В конце декабря специальный посланник АНДР по Западной Сахаре и странам Магриба Амар Белани в интервью агентству Algérie Presse Service (APS) раскритиковал включение Западной Сахары в полную карту Марокко и попытки Рабата представлять таким образом Западную Сахару своей территорией на официальных мероприятиях. Правда, в начале декабря алжирский телеканал показал карту Африки без столицы Марокко, что явно было связано с новым витком дипломатического кризиса между двумя государствами после разрыва Алжиром в августе 2021 года дипломатических отношений с Рабатом, перекрытия воздушного пространства для марокканских гражданских и военных самолетов, обвинений королевства в экспансионизме в ноябре главой МИД Алжира Рамтаном Ламамра .

Алжир — крупнейшая африканская страна, позиционирующая себя как региональную державу со своими собственными принципами. Его руководство негативно относится к попыткам других стран вмешиваться в политику Алжира. А сочетание исторических традиций, идеологии и крупных газовых ресурсов позволяет АНДР успешно противостоять любому внешнему давлению, включая таковое со стороны США и Западной Европы, стран-участников Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАПГЗ). По этой причине Алжир крайне негативно относится к попыткам стран-участников НАТО, в особенности Франции, США, Британии вмешиваться как в его внутренние дела, так и в дела других стран. Достаточно критически алжирское руководство относится к отдельным попыткам Соединенных Штатов плести заговор против этой страны, о чем, в частности, заявил в июне 2021 года президент Алжира и о нежелании в этой связи Алжира стоять следующим в списке Вашингтона после Сирии. В этой связи алжирский лидер Теббун подчеркнул, что в Алжире не хотят повторения судьбы Каддафи, поэтому эта африканская страна никогда не изменяет союзу с русскими.

С самого обретения независимости в 1962 году Алжир представляет собой уникальную державу в арабском мире: в то время, как другие арабские страны несколько раз поменяли принципы своей идеологии и внешней политики в соответствии с меняющейся ситуацией в мире, АНДР отказывается следовать их примеру, продолжая отстаивать идеи национального суверенитета, светского государства, антиимпериализма и сотрудничества со всеми арабскими и африканскими государствами, при этом придерживаясь нейтралитета и отказываясь вступать в какие-либо военные блоки. Эта политическая идеология Алжира помогает понять его позицию в отношении военных операций НАТО: АНДР выступает против интервенции стран-членов Альянса в Ливию, Мали, Сирию  и другие государства, находящиеся в состоянии политического кризиса или гражданской войны. В соответствии со своей идеей суверенитета он рассматривает конфликты, происходящие в этих странах, как их внутреннее дело, в которое не должны вмешиваться другие внешние игроки.

 С учетом происходящего в последнее время накала противостояния Марокко и Алжира, необходимо напомнить, что вооружённые силы этих двух стран традиционно считаются сильнейшими в Магрибе и в целом — одними из сильнейших во всей Африке. На протяжении последних нескольких десятков лет обе страны активно закупают современную военную технику, высокотехнологичные вооружения и постоянно наращивают свой оборонительный потенциал. Военные доктрины обеих стран строятся на постоянной угрозе со стороны соседнего государства, а происходящая на этом фоне «гонка вооружений» между ними крайне дорого обходится обеим странам, особенно в условиях нынешнего глобального экономического кризиса.

В Алжире армия является ключевым государственным институтом, на котором во многом строится благополучие страны, исторически первые лидеры независимой АНДР были военными командирами «Фронта национального освобождения», созданного с целью освобождения страны от французских колониальных войск. Впоследствии военные стали главной политической силой в Алжире, активно участвуя во внутренней политике. Только за последние пятнадцать лет Алжир заключил серию крупных контрактов на покупку вооружений у России, включая истребители Су-30, системы ПВО С-300, С-400 и «Панцирь-С1», а также партию из 600 танков Т-90С и около 300 боевых машин поддержки пехоты «Терминатор». Также  Национальная народная армия Алжира использует несколько тысяч немецких бронемашин Fuchs.

Марокко обладает сопоставимыми вооружёнными силами, основу ударной мощи которых составляют 400 танков «Абрамс», выполненных в одной из самых современных модификаций, и около 3 тысяч танков более старых моделей. Осенью 2021 года стали появляться сообщения о том, что армия Марокко закупает израильские беспилотники IAI Heron и дроны-камикадзе Harop.

Если алжирские войска укомплектованы по советско-российскому образцу, то армия Марокко создана скорее по кальке с армии США. Касаясь военного преимущества, в экспертном сообществе принято считать, что алжирские войска являются более боеспособными, прежде всего из-за того, что они практически  постоянно ведут войну с группировками радикальных исламистов, базирующихся в пустынных районах страны, весь их личный состав регулярно принимает участие в антитеррористических операциях.

На фоне указанных сообщений СМИ, еще не начавшийся вооруженный конфликт уже пытается использовать Британия, которая вдруг вспомнила, что у нее с Марокко договор о дружбе с XVIII века. Франция тоже активно напоминает, как де Голль давал Алжиру независимость, при этом Париж откровенно стремится не допустить дальнейшего сближения Алжира с Москвой, публикуя, в частности в своих СМИ заголовки: «Страшный сон Макрона — обнаружить в Алжире русских».

Вне всякого сомнения, вооруженный конфликт Алжира с Марокко может стать катастрофой, в том числе и для всего региона. Во-первых, нельзя забывать, что такое обострение между этими странами может ударить по ценам на газ, что особенно может стать болезненным для Европы. Кроме того — Средиземное море, стратегическая для всех точка, а в случае военных действий между этими странами в них окажутся втянутыми тысячи марокканцев и алжирцев, разбросанных по Европе, а вместе с ними и многие европейские страны.

Поэтому главной задачей на сегодня является дипломатическое снижение накала в отношениях Марокко и Алжира, в том числе и с участием многих внешних игроков, недопущение усиления противоречий между этими североафриканскими государствами и провокационных действий в защиту одной из сторон конфликта, чем ранее активно пыталась воспользоваться в своих геостратегических интересах администрация Трампа.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи