Индия выстраивает свою морскую безопасность

P 07.04.2022 U Дмитрий Бокарев

IND34323

Индия – большая страна с немалыми ресурсами и огромным населением. Она является третьей экономикой Азии и седьмой экономикой мира. Однако у этой страны есть определенные проблемы, связанные с ее географическим положением. Дело в том, что Индия в определенной степени изолирована от остальной части евразийского континента.

На западе Индия граничит с Пакистаном и Афганистаном. Пакистан – враждебное Индии государство, с которым у нее имеется давний территориальный спор и не раз происходили вооруженные конфликты. При этом значительная часть населения Пакистана – пуштуны, народ, составляющий основу движения «Талибан» (запрещено в РФ), которое в 2021 г. захватило власть в Афганистане. Многие пакистанские пуштуны сочувствуют «Талибану» и, проживая на афганско-пакистанской границе, облегчают афганским вооруженным формированиям доступ в Пакистан. В самом Пакистане также есть собственные отделения «Талибана», и у талибского руководства имеются связи в пакистанском правительстве. Поэтому теперь, когда талибы полностью контролируют Афганистан, они могут начать оказывать Пакистану поддержку в борьбе с Индией.

Граница Индии с Афганистаном переходит в индийско-китайскую границу. КНР – самое могущественное государство Азии и одно из мощнейших государств Земли, на равных соперничающее с мировым «гегемоном» – США. И с этой сверхдержавой Индию, как и с Пакистаном, связывают не самые лучшие отношения. Помимо спора из-за нескольких территорий, двоих азиатских гигантов разделяет также борьба за региональное экономическое и политическое доминирование. Между Индией и Китаем «стиснуты» два государства: Непал и Бутан. Для Бутана Индия – главный партнер и союзник, два государства вместе решают свои основные политические, экономические и оборонные вопросы. Непал тоже был в свое время близким партнером Индии, однако в последнее десятилетие там перевесило китайское влияние, к власти пришло прокитайское правительство, и теперь Непал, скорее, сфера влияния КНР.

Миновав Непал и Бутан, индийская сухопутная граница вновь становится индийско-китайской, до тех пор, пока не превращается в границу с Мьянмой. Отношения Индии с Мьянмой не раз переживали взлеты и падения, и сейчас между двумя странами ведется довольно тесное сотрудничество. Тем не менее и в Мьянме всегда было сильно китайское влияние, а в последние годы оно ощутимо окрепло: КНР является ее главным торговым партнером, инвестором в инфраструктурное развитие и поддержкой перед лицом Запада, наложившего на Мьянму санкции по обвинению в нарушении прав мьянманского этнического меньшинства рохинджа. Индия же такую поддержку Мьянме оказать не может, поскольку сама связана тесными отношениями с США. Тем не менее отношения Индии с Мьянмой достаточно теплые, чтобы Индия могла получить через ее сухопутную территорию выход на полуостров Индокитай, на котором расположены такие страны как Таиланд, Лаос, Вьетнам, Камбоджа и Малайзия. Однако сам Индокитай на суше отсечен от всего евразийского континента все тем же Китаем.

Получается, что независимо от того, как складываются отношения Индии с Непалом, Бутаном и Мьянмой, в любом случае каждый сухопутный маршрут, начавшийся в Индии и пролегший через эти страны, в конце концов упрется в КНР.

Таким образом, как уже упомянуто выше, на суше Индия практически изолирована от остальной Евразии, в частности, от таких своих важных партнеров, как Евросоюз и Россия, недружественными государствами – Китаем и Пакистаном, а также Афганистаном, чьи дальнейшие отношения с Индией пока непонятны, но который легко может стать союзником Пакистана.

Для полноты списка следует упомянуть, что Индия граничит также с Республикой Бангладеш, однако эта страна сама заключена между Индией и Мьянмой, и дать Индии сухопутный выход в другие регионы не может.

Разумеется, пока отношения Индии и КНР окончательно не испортились, они торгуют: Китай является вторым торговым партнером Индии после США. Однако полная экономическая зависимость от своего главного конкурента Индии не нужна. Можно сделать вывод, что для того, чтобы диверсифицировать свою торговлю и не оказаться в торговой изоляции, если ее отношения с КНР окончательно испортятся, Индии необходимо море. Именно море, а точнее Индийский океан, обеспечивает крупные грузоперевозки между Индией и Ближним Востоком, Африкой, Европой, США и другими регионами. Своей экономической мощью Индия в немалой степени обязана тому, что является одной из доминирующих индо-тихоокеанских держав. Однако в последние годы выяснилось, что это положение может оказаться непрочным: в Индийском океане все сильнее ощущается присутствие Китая.

Запустив в 2013 г. глобальный транспортный проект «Один пояс – один путь» (ОПОП), который призван объединить в одну систему главные торговые маршруты планеты и многократно усилить глобальную торговлю, Китай в том числе начал развивать проект «Морской Шелковый путь XXI века», который в рамках ОПОП отвечает за объединение морских торговых путей. Особенное внимание КНР уделяет морскому пути из Тихого океана в Африку, на Ближний Восток и в Европу, который проходит через Индийский океан вдоль побережья Индии. Китай начал финансировать строительство портов в разных странах, лежащих на этом маршруте: в Мьянме, в Шри-Ланке, в Пакистане и Иране, в Африке и др. В качестве вознаграждения за свои щедрые инвестиции китайская сторона нередко просит руководство этих государств сдать ей эти порты в аренду или предоставить в них привилегированный доступ китайским судам.

Несмотря на уверения КНР, что все эти объекты морской инфраструктуры предназначены лишь для торговых грузоперевозок, Индия встревожилась от мысли, что они могут быть превращены в базы китайских ВМС. Это беспокойство нашло подтверждение в 2014 г., когда в Шри-Ланку – островное государство, расположенное весьма близко к индийскому побережью, совершила заход китайская подводная лодка. Тогда Индия окончательно утвердилась в мысли, что Китай наращивает свое присутствие в Индийском океане, чтобы взять ее в кольцо, и в случае серьезного конфликта устроить Индии не только сухопутную, но и морскую изоляцию. Это грозило бы Индии весьма серьезными последствиями, хотя бы потому, что индийская промышленность и энергетика в значительной степени зависят от морских поставок углеводородов с Ближнего Востока.

Чтобы не допустить блокады, даже теоретической, Индия развивает отношения с другими странами Индо-Тихоокеанского региона, которые негативно относятся к растущему влиянию Китая и обладают более или менее сильными ВМС. В первую очередь, это США и их союзник – Япония, вместе с которыми Индия уже много лет каждый год участвует в военно-морских учениях «Малабар», имеющих ярко выраженную антикитайскую направленность. В 2020 и 2021 гг. в этих учениях также участвовала Австралия. Однако известно, что отношения с Америкой всегда требуют осторожности, чтобы не стать орудием в руках Вашингтона. Помня об этом, Индия самостоятельно, без посредничества США, развивает военно-морское сотрудничество с другими региональными государствами.

Например, региональное морское взаимодействие было названо одним из главных направлений сотрудничества Индии и Индонезии в мае 2018 г., когда два государства объявили о своем всеобъемлющем стратегическом партнерстве.

Еще одна сильная азиатская держава, на помощь которой Индия желает рассчитывать в обеспечении своей морской безопасности – Иран.

Иран уже много лет находится под американскими санкциями из-за своей ядерной программы. Несмотря на давление, которое США оказывают на Индию, требуя от нее участвовать в своих санкциях против разных стран, Индия вела и продолжает вести с Ираном экономическое сотрудничество.

Также Индия взаимодействует с Ираном в сфере обороны: так, в марте-апреле 2022 г. в Аравийском море Индийского океана, в территориальных водах Индии, прошли военно-морские учения IMEX-22, в которых участвовали подразделения ВМС Бангладеш, Франции, Индии и Ирана.

Учения IMEX регулярно проводятся странами-участницами IONS (Indian Ocean Naval Symposium) – Индоокеанского военно-морского симпозиума, призванного обеспечивать взаимодействие по вопросам безопасности между флотами индо-тихоокеанских государств.

Активную роль в IONS играет Индия, а участвуют в этом мероприятии более 20 стран Индо-Тихоокеанского региона, в том числе Иран, Франция (которая, как известно, имеет в Индийском и Тихом океане заморские территории), Австралия, страны АСЕАН, ЮАР, ОАЭ и др. IONS – не военный блок, а скорее добровольное мероприятие. Однако интересно, что Китай состоит в IONS только в качестве наблюдателя: то есть, можно предположить, что участники IONS – это те индо-тихоокеанские государства, которые, как и Индия, с подозрением относятся к китайской военно-морской активности. Но еще более интересно, что в IONS никак не участвуют США – «главный партнер Индии против Китая». Можно предположить, что на полях IONS (пока не очень известного и мало к чему обязывающего своих участников мероприятия) индо-тихоокеанские государства понемногу оттачивают концепцию самостоятельного обеспечения безопасности Индо-Тихоокеанского региона без доминирующего влияния со стороны «сверхдержав».

По-видимому, именно сложные условия, в которых постоянно находится Индия, вынудили эту страну выработать свою сбалансированную внешнюю политику, с помощью которой она может соседствовать с могучим Китаем, уравновешивая его влияние сотрудничеством с США и при этом не впадать в зависимость от воли Вашингтона, сотрудничая с КНР и Россией. А собрав вокруг себя индо-тихоокеанские государства, в равной степени не заинтересованные ни в американской, ни в китайской гегемонии, Индия, не претендуя на роль «сверхдержавы», может сохранить собственную безопасность и баланс сил в Индо-Тихоокеанском регионе.

Дмитрий Бокарев, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts