Политический кризис в Шри-Ланке

P 14.04.2022 U Владимир Терехов

SRI0343

Разворачивающийся на наших глазах глобальный кризис, обусловленный резким ускорением в последние год-два процесса переформатирования мировой политической карты, захватывает всё новые страны. При том, что в каждой из них кризисные явления могут носить разный характер.

Украине предназначена судьба запала для разжигания мирового пожара, в котором должны сгореть сначала она сама, а затем и “устаревший” миропорядок. Самоуничтожение Украины свершится в ходе борьбы режиссёров глобальной “перестройки” с оказавшимися на их пути двумя главными препятствиями, одним из которых сегодня оказывается Россия. С целью маскировки этой печальной, но вполне реальной перспективы жуликовато-марионеточный киевский режим рисует перед украинским народом примитивную картину встраивания в “цивилизованный (“европейский”) мир”.

Комплексная мотивация резко возросшей внутриполитической турбулентности в Пакистане, занимающего крайне важное место в игре, разворачивающейся в Индо-Тихоокеанском регионе, тоже и очевидным образом содержит в себе элемент “внешней” заинтересованности. Которая сводится к созданию проблем в отношениях этой страны с Китаем, то есть вторым из упомянутых выше препятствий на пути глобальной “перестройки”.

Внутриполитический кризис в Шри-Ланке, вспыхнувший практически одновременно с пакистанским, также потенциально содержит в себе серьёзную внешнеполитическую компоненту. Ранее в НВО обсуждалась тема как позитивных, так и негативных факторов стратегически крайне важного положения страны, которая сама по себе не относится к сколько-нибудь значимым участникам “Большой мировой игры”. Но при обострении ситуации за глобальным игровым столом (что и происходит в настоящее время) такая страна становятся невольной причиной возрастания уровня противостояния между ведущими игроками.

В случае Шри-Ланки наибольшие опасения относительно возможных внешнеполитических последствий вспыхнувших здесь беспорядков вызывает фактор борьбы за влияние на эту страну между двумя азиатскими гигантами, каковыми являются тот же Китай и Индия. При том, что в разгар упомянутых беспорядков состоялся первый за последние два года визит в Дели министра иностранных дел КНР Ван И, который обсудил с индийскими коллегами немалые проблемы в двусторонних отношениях.

Из них наибольшие опасения вызывают последствия конфликта, случившегося летом 2020 г. на одном из высокогорных участков китайско-индийской границы. Насколько можно понять, стороны констатировали существенный прогресс на пути к снижению возникшей здесь напряжённости. Сам же факт состоявшегося визита руководителя МИД КНР в Индию подтверждает появление позитивного тренда в отношениях между двумя ведущими азиатскими державами.

Серьёзным вызовом этому тренду может стать, повторим, резко обострившаяся во второй половине марта с. г. внутриполитическая ситуация в Шри-Ланке, непосредственной причиной чему послужили проблемы в сфере экономики. В течение нескольких недель повысились (в разы) цены на продукты питания, возникли перерывы в электрообеспечении, на автозаправочных станциях выстраивались огромные очереди.

Но, видимо, особо негативное впечатление на население произвели панические сообщения “Медицинской ассоциации Шри-Ланки” о дефиците медикаментов из-за проблем с импортом. Прозвучали слова о возможном резком росте числа умерших среди тех людей, жизнь которых целиком поддерживается специальными лекарствами. Говорилось о невозможности проведения неотложных операций из-за дефицита необходимых для этого медицинских препаратов.

Всё это спровоцировало часть населения на публичное выражение недовольства, которое вылилось в массовые уличные акции протеста против всех ветвей действующей власти. Чему, видимо, поспособствовало и то, что упомянутые проблемы возникли в стране, которую хоть и принято определять категорией (впрочем, всё более размытой) “развивающаяся”, но по уровню благосостояния до сих пор находящейся наверху списка обозначаемых указанной категорией стран.

Главным объектом протестов оказались два властных брата Раджапакса. Из них младший, Готабая, в прошлом популярный боевой генерал, ранее практически не участвовавший в политических процессах, занял в ноябре в 2019 г. пост президента страны по итогам прошедших тогда всеобщих выборов. Его старший брат Махинда, напротив, опытный политик, возглавил правительство Шри-Ланки.

Возбуждённые толпы у правительственных зданий выступили под обобщённым лозунгом “долой обоих Раджапаксов”. На момент написания данной статьи оба они продолжали исполнять свои обязанности, но члены правительства, за исключением, повторим, главы уже находились в отставке. Президент же Г. Раджапакса вёл (пока безуспешные) переговоры с лидерами оппозиционных партий. В столице страны Коломбо был введён комендантский час.

В связи с последними событиями в Шри-Ланке укажем на крайне важный для этой страны аспект вспыхнувших беспорядков, связанный с моментом их возникновения. Он пришёлся на начало туристического сезона, а сфера туризма является одним из главных источников доходов как страны в целом, так и её отдельных граждан. Напомним, что случившаяся тремя годами ранее серия террористических актов (получивших определение “пасхальные”), которые были направлены против католической общины Шри-Ланки, тоже пришлась на канун туристического сезона.

Ещё более уместным представляется вновь обратиться к геополитическому контексту вспыхнувших в этой стране беспорядков. Их экономические мотивы вписываются в упоминавшийся выше глобальный процесс переформатирования всего мироустройства. На авторский взгляд, указанный процесс носит в основном объективный характер, хотя на нём и могут отражаться элементы субъективности, связанные с деятельностью тех или иных политических группировок (избегающих “излишней” публичности), которые руководствуются некими собственными интересами.

Не затихают дискуссии на тему природы такого специфического явления, как пандемия “Ковид-19”, нанесшей первый тяжёлый удар по всей системе мирохозяйственных связей, последствия которой ощутили на себе все страны, но особенно серьёзно те же “развивающиеся”.

Вторым испытанием для мировой экономики оказался принятый в ноябре 2021 г. (но давно обсуждавшийся и уже начавший внедряться) комплекс мер по “декарбонизации” современной индустрии (главным образом её энергетической отрасли). Впрочем, уже к этому времени обозначившиеся признаки глобального энергетического коллапса (прежде всего в странах, ранее особо поусердствовавших в сфере “зелёной энергетики”) заставили участников только-что подписанного в Глазго “Климатического пакта” фактически наплевать на его базовые положения. Что называется, “не успели просохнуть” чернила подписей под этим документом, как началась массовая закупка “карбонизирующего” окружающую среду угля, а также расконсервирование тепловых (и ядерных) электростанций.

Третий источник испытаний (потенциально самый тяжёлый) для мировой экономики тоже обозначился в самое последнее время. Он связан с комплексом антироссийских санкций, последствия которых, впрочем, становятся “самострелом” для большинства (если не для всех) борцов с “российским агрессором”. Которых совсем не жалко, поскольку это их, в конце концов, выбор.

Гораздо хуже выглядит то, что влияние разнообразных “субъективных” факторов приобретает, повторим, глобальный характер и уже отражается на внутриполитической ситуации в наименее защищённых странах, к которым относится Шри-Ланка.

Наконец, складывается устойчивое впечатление, что источники генерирования тех самых элементов “субъективности” в политико-экономическую сферу жизни человечества, с одной стороны, и, с другой, “новой нормальности” (с её стиранием граней между полами, наделением одинаковыми правами родителей и малолетних детей, людей и собак) в религиозно-этическую сферу, располагаются в одном и том же месте.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”


Похожие статьи