Экономическое влияние как основа китайского доминирования в ЮВА

P 20.05.2022 U Пётр Коновалов

CHN0010

Как известно, общая длина государственной границы Китайской Народной Республики (КНР) на суше составляет 22 457 км. Из этой длины 4 360 км приходится на границу с Монголией, 4 179 км приходится на границу с Россией и 2 659 км – на Индию, что делает эти три страны лидерами по такому показателю, как протяженность сухопутной границы с Китаем.

Однако такие граничащие с КНР страны, как Вьетнам, Лаос и Мьянма, являясь отдельными государствами, при этом входят в состав такого географически обособленного пространства, как полуостров Индокитай, который далее продолжается в многочисленные острова, вместе с которыми он составляет Юго-Восточную Азию (ЮВА). ЮВА – огромный регион с большим населением и разнообразными ресурсами, который сейчас переживает период бурного экономического развития. По своему населению и экономическому потенциалу ЮВА сопоставима с Индией и Россией, и ее можно рассматривать как отдельное и очень важное направление китайской внешней политики.

ЮВА для КНР – это и поставщик природных ресурсов, и большой рынок сбыта китайских товаров, услуг и технологий, а также выход к Индийскому океану в обход труднопроходимых Гималайских гор и недружелюбно настроенной к Китаю Индии. Также это сфера национальной безопасности КНР, отделяющая Китай от присутствующих в Индийском и Тихом океанах подразделений индийских и американских ВМС. Поэтому Пекину требуется максимально нарастить в ЮВА китайское присутствие, привязать ее к себе всевозможными связями и обеспечить в регионе мощное и долгосрочное китайское влияние.

Следует отметить, что сейчас в ЮВА довольно велико влияние не только КНР, но и ее главного геополитического противника – США. Влияние США сильно настолько, что в некоторых государствах ЮВА имеются американские военные базы, которые могут использоваться Вашингтоном как средство защиты союзников от различных угроз, а также как средство контроля своих союзников.

Так, ВМС и ВВС США присутствуют в Сингапуре. Сингапур – один из т.н. «азиатских тигров», одна из самых богатых стран мира по ВВП на душу населения и, соответственно, одно из самых влиятельных государств ЮВА.

Казалось бы, богатство Сингапура делает его совершенно самостоятельной державой, которая способна все свои проблемы решать деньгами. Однако процветание невозможно без безопасности. Сингапур располагает собственной хорошо подготовленной и оснащенной армией, но все-таки его военная мощь несопоставима с мощью таких государств, как КНР или США, и поэтому в глобальном плане, несмотря на его богатство, Сингапур вынужден находиться в лагере одной из этих сверхдержав. Наличие в стране американских ВС говорит о том, что пока Сингапур – в американском лагере.

Следует напомнить, что одна из причин экономического развития портового города-государства Сингапура – его географическое положение на побережье Малаккского пролива. Малаккский пролив – стратегически важные морские ворота между Индийским и Тихим океанами, через которые происходит, по разным данным, от четверти до половины всех морских грузоперевозок на Земле. Это практически все морское сообщение между Азиатско-Тихоокеанским регионом и Европой, Ближним Востоком и Африкой. Поэтому наличие в Сингапуре американских войск дает США огромное преимущество в конкуренции с КНР как за региональное, так и за глобальное доминирование.

Экономика КНР в большой степени зависит от поставок углеводородного топлива с Ближнего Востока морским путем через Малаккский пролив. В случае обострения китайско-американского конфликта ВМС США и их союзников могут перекрыть пролив, лишив КНР значительной части импортных нефти и газа и нанеся серьезный удар по китайской экономике. Поэтому Пекину очень важно обеспечить китайское влияние в зоне Малаккского пролива.

Сейчас главным китайским методом наращивания своего влияния в других странах является экономическое сотрудничество, а главным инструментом китайского внешнеэкономического сотрудничества в наши дни является проект «Пояс и путь» (ПИП). ПИП призван объединить в единую систему важнейшие транспортные маршруты планеты, как сухопутные, так и морские, и наладить по ним максимально интенсивные поставки китайских товаров по всем возможным направлениям. Одним из важнейших направлений для ПИП является Юго-Восточная Азия, в том числе Сингапур.

В отношении Сингапура внешнеэкономическая политика Пекина развивается успешно: Поднебесная уже много лет является для этой страны главным торговым партнером. Сингапур активно участвует в проекте ПИП, в рамках которого развивает с КНР Китайско-сингапурский сухопутно-морской торговый коридор, объединяющий в себе морские, железнодорожные и автомобильные пути. Китайско-сингапурский коридор объединяет не только КНР и Сингапур: он связан с множеством маршрутов, идущих в разные страны мира. Летом 2021 г. СМИ сообщили, что Коридор связал уже 304 порта в разных странах, причем центром коммерческих операций в этой сети выступает не Сингапур – торговый, логистический и финансовый центр мирового значения, а китайский Чунцин. Только в первом полугодии 2021 г. из Чунцина было отправлено 952 железнодорожных состава с товарами, что примерно на 147% больше, чем в первом полугодии 2020 г.

Другие страны ЮВА также способствуют продвижению в регион Китая: так, в декабре 2021 г. была торжественно введена в эксплуатацию железная дорога, соединяющая китайский г. Юйси и столицу Лаоса – Вьентьян. Лаос – небольшая страна, не имеющая выхода к морю, и запуск железной дороги стал для него серьезным шагом в преодолении изоляции, который в ближайшие годы должен сказаться на лаосской экономике. При этом Лаос находится в самом сердце Индокитая, и дорога Юйси-Вьентьян станет важным элементом железнодорожной системы, которой КНР планирует охватить весь полуостров.

Содержание военных баз – весьма дорогостоящее дело, в то время как железные дороги и порты не только сами себя окупают, но и способствуют развитию прилежащих территорий, доставляя блага, стимулируя торговлю и создавая рабочие места. Сейчас США испытывают тяжелый экономический кризис, и если он будет развиваться дальше, у Вашингтона будет все меньше средств для поддержания военного присутствия в ЮВА.

Разумеется, до времени, когда КНР сможет открыто расставлять в стратегических участках ЮВА свои военные базы, еще далеко. Однако военное и политическое могущество всегда начинается с экономического. А в экономическом сотрудничестве с ЮВА Китай уже достиг значительных успехов: помимо упомянутого выше Сингапура Поднебесная уже является главным торговым партнером для Индонезии, Малайзии и Мьянмы, то есть для четырех государств из одиннадцати, входящих в ЮВА.

США являются главным торговым партнером для Вьетнама, Камбоджи, Таиланда и Филиппин, то есть тоже для четырех стран в ЮВА. При этом в двух государствах из этой четверки (Камбоджа, Филиппины) до недавнего времени тоже базировались американские ВС. Теперь присутствие ВС США под вопросом в Камбодже: в декабре 2021 г., после санкций, введенных Вашингтоном против ряда камбоджийских высокопоставленных лиц, глава Камбоджи Хун Сен объявил о закрытии для американских судов военно-морской базы Реам, которая до этого была объявлена Камбоджой «открытой для всех флотов мира», в силу чего там и присутствовали американцы. Известно, что базой Реам уже интересуется Пекин. Китай сейчас является для Камбоджи пока что вторым после США торговым партнером, но зато вкладывает в камбоджийскую экономику большие инвестиции. Не исключено, что он уже скоро станет главным торговым партнером этой страны. А «венцом» долгого китайско-камбоджийского сотрудничества станет превращение «открытой для всех» базы Реам в базу ВМС КНР.

Если сравнить наращивание влияния той или иной державы в других регионах со строительством пирамиды, то создание там военных баз можно сравнить с пиком, а основанием конструкции должно быть экономическое сотрудничество. Только тогда «пирамида» получится прочной и долговечной. Судя по всему, Пекин сейчас «заливает бетон» на площади всей Юго-Восточной Азии.

Петр Коновалов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts