Потеря ориентиров в Париже, или Что происходит в Мали?

P 03.06.2022 U Олег Павлов

Arrivée d'un hélicoptère PUMA. le premier stick se prépare à embarquer.

Последние два года, после августовского (2020 года) переворота в Мали, когда на смену президенту И.Б.Кейта пришли военные, франко-малийские отношения лихорадит. Причем со стороны это выглядит как приступы раздвоения личности у Парижа.

Франция уже с июня 2021 года устами своего президента Э.Макрона объявила, что она проводит «глубокую трансформацию» французского военного присутствия в районе Сахаро-Сахеля, прежде всего Мали, в соответствии с которой численность французского контингента, осуществляющего «антитеррористическую» операцию «Бархан», будет сокращена с 5 до 2,5-3 тысяч человек.

Причем до этого крутого разворота в своей политике Париж делал все, чтобы укрепиться в этой стратегической для него зоне французских интересов. Мало того, что он еще с 2013 года проводил операцию «Серваль», формально направленную против сепаратистов-туарегов, мечтающих о своем государстве Азавад, которая затем была трансформирована в теперь уже злополучный «Бархан», но и активно способствовал созданию в 2014 году т.н. «Сахельской пятерки» (Буркина-Фасо, Мавритания, Мали, Нигер, Чад) для борьбы с террористами. Париж также активно мотивировал ЕС к созданию европейских сил специального назначения «Такуба», которые были призваны ассистировать Франции в борьбе с терроризмом.

Вся эта бурная активность была вызвана причинами, к которым само французское руководство, что называется, приложило руку. Столь глубокое вовлечение Парижа в дела региона было вызвано разгромом при его прямом участии ливийского государства и убийством его лидера М.Каддафи в 2011 году. Это привело к резкому росту террористических угроз, поскольку джихадистские группировки, вышедшие в Ливии на «оперативный простор», стали активно проникать в район Сахаро-Сахеля и ставить под угрозу стабильность в этой зоне французских интересов.

Однако вскоре после периода бурной активности по формированию региональных и международных альянсов при центральной роли Парижа и его воинского контингента стало понятно, что Франция элементарно увязла в сахарских песках и свою миссию выполнить не может (или не хочет). Причем это стало заметно не только внерегиональным игрокам, но и самим участникам сахаро-сахельской «пятерки», у которых, и прежде всего Мали, с Парижем стало развиваться недопонимание. Если регионалы видели перспективу как все большее укрепление роли Франции и ее европейских партнеров в борьбе с терроризмом (тем более что они исходили из понимания ее ответственности за сложившееся положение), то для французского руководства выстраивание региональных и европейских альянсов на Сахаро-сахельском театре военных действий мыслилось как способ сократить свой собственный и военный, и финансовый вклад в борьбу с терроризмом на фоне нараставших внутриэкономических проблем в самой Франции. На это накладывалась дополнительно и критика со стороны малийских властей, которые упрекали Париж в неэффективности действий ее контингента, если чуть ли не в потакании террористам.

В результате объявленная «глубокая трансформация» операции «Бархан» привела к широкому недовольству в регионе, но прежде всего в самом Мали, где одной из причин госпереворота 2020 года как раз стала неэффективность профранцузской власти в борьбе с терроризмом. В Бамако совершенно справедливо решили, что раз Франция начала вывод своих войск, то надо искать новые пути к укреплению собственной безопасности. Таким партнером новым властям вполне пришлась по душе Россия, которая на деле показала, что задачи по стабилизации ситуации могут решаться относительно небольшими силами, как это имело место в Сирии и ЦАР. Что смотрелось особенно убедительно на фоне безуспешных попыток справиться с джихадистами гигантских западных коалиций, в которых участвовало по пятьдесят с лишним государств в их заявленном стремлении победить ДАИШ (террористическое формирование запрещено в России).

Тут бы французским властям посыпать голову пеплом и признать свои ошибки, предложить новые варианты сотрудничества, а не множить разнообразные и, как показала жизнь, малоэффективные инициативы типа «Коалиции для Сахеля». Ан-нет! Вместо этого французские власти развернули шизофреническую атаку в ООН, на региональном уровне и в СМИ против малийских властей, которые «посмели пригласить себе в помощь» неугодного для Парижа партнера! Понятно, что России тоже досталось, особенно за решение новых малийских властей пригласить независимую ЧВК «Вагнер».

А 17 февраля 2022 года 28 стран, включая «коалицию для Сахеля», явно по инициативе Парижа объявили о сворачивании деятельности «Бархана» и «Такубы» на малийской территории и выводе войск в течение 4-6 месяцев. При этом параллельно (с 9 января с.г.) через структуры подконтрольной Франции региональной интеграционной структуры ЭКОВАС (в нее входят бывшие колонии Франции – страны франкоязычной Западной Африки) на малийский режим были наложены жесткие экономические санкции под предлогом того, что новый режим в Мали не идет на принятие условий переходного периода и проведение выборов. Причем стороннему наблюдателю было ясно, что малийские власти искренне пытались выйти на компромисс, предложив вдвое сократить продолжительность переходного периода, но ЭКОВАС, явно под давлением Парижа, продолжал настаивать на еще больших уступках.

Ни к чему хорошему для стран региона это оголтелое вмешательство Франции не привело. 15 мая этого года малийское правительство заявило о решении выйти из состава «Сахельской пятерки» именно из-за оказываемого западным лагерем, прежде всего Парижем, давления на Бамако, в том числе из-за нежелания передавать ему председательство в этом объединении, которое должно было перейти к Мали еще в феврале.

Причины французских огульных обвинений в адрес Бамако и Москвы – за участие в борьбе с терроризмом ЧВК «Вагнер» и за якобы совершаемые на территории Мали ими и малийскими властями преступления – ясны. Франция стремительно теряет влияние в своей традиционной зоне интересов. В регионе растут симпатии к России, в странах региона проходят непрекращающиеся демонстрации в поддержку Москвы, даже несмотря на масштабную критику Специальной военной операции на Украине, которая подается Парижем и коллективным Западом как «немотивированная агрессия». Париж, однако, не желает провести работу над ошибками, признать пагубность курса на выкачивание ресурсов из стран региона, отказ строить с ними равноправные отношения, неистребимое желание поучать и навязывать свои порядки и социально-экономические модели развития неоколониального типа, заигрывать с террористами под предлогом борьбы с ними. Вместо этого он бросает проклятия в адрес малийских властей и Москвы, навешивая ярлыки и необоснованно обвиняя в том, чем занимался сам на африканском континенте десятки лет – организация госпереворотов, убийство неугодных политиков, грабеж природных ресурсов и опутывание стран региона кабальными условиями сотрудничества. Однако эта лживая и агрессивная линия ему уже вряд ли поможет…

Олег Павлов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts